Спорные
территории


Инфографика
Автор: Владимир Головко

Присоединение новых территорий всю историю человечества было главным поводом для военных конфликтов. С завершением процесса оформления границ национальных государств в ХХ веке, а также с технологическим и экономическим прогрессом важность прирастания новыми землями постепенно сходит на нет. Однако аннексия Крыма показала, что вычёркивать территориальный спор из списка возможных причин для столкновения всё ещё рано.

По просьбе Bird In Flight кандидат политических наук Владимир Головко рассказал о самых заметных точках, которые продолжают генерировать напряжённость в международных отношениях (и не исключено, что в будущем могут-таки сыграть роль чеховского ружья).

В список включены только территории, чья принадлежность оспаривается между двумя и более государствами — членами ООН, таким образом территориальные конфликты вроде Абхазского, Приднестровского или Южно-Осетинского нами намеренно исключены из обзора.

Южные Курильские острова





Главный до-Крымский территориальный вопрос в России сейчас слегка утратил свою остроту, но продолжает оставаться серьёзным источником напряжения в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Группа Южных Курильских островов (Кунашир, Шикотан, Итуруп и острова Хабомаи), принадлежавшая Японии на основе двустороннего договора с Россией, в 1945 году во время заключительной фазы Второй мировой была занята войсками СССР. После окончания войны мирный договор между СССР и Японией так и не был официально подписан. При этом вопрос принадлежности Южных Курил был одним из основных камней преткновения. В начале 1990-х были робкие намёки на компромисс в виде завуалированного предложения русских по-братски поделить спорные острова, но тут уже самурайскую принципиальность проявили японцы — в итоге разговоры прекратились.


Прогноз на будущее
Ситуация патовая. Компромисс по островам в настоящее время вряд ли возможен — в свете агрессивной политики России последнего времени любая, даже самая незначительная, территориальная уступка для неё немыслима. Какое-либо отчуждение островов возможно только при существенном ослаблении России.
Кашмир




Пунктирная линия, пролегающая на политической карте между Индией и Пакистаном через регион Кашмир, обозначает ключевой разлом в регионе. Как и многие линии размежевания, ставшие затем очагами конфликтов, она образовалась в результате деколонизации, а именно — распада Британской Индии вследствие ухода англичан. Кашмир, будучи формально независимым княжеством во главе с махараджей, долго колебался, к какой из сторон присоединиться, выбирая между новообразованными Индией и Пакистаном. В конечном итоге колебания привели к кровопролитной гражданской войне на религиозной почве. Самое прямое следствие неурегулированности спора за Кашмир — присоединение обеих противоборствующих сторон к клубу ядерных держав.


Прогноз на будущее
Сейчас Кашмирский конфликт затих, а отдельные его элементы даже превратились в своего рода аттракцион для туристов (развод караула на линии разграничения не уступает в популярности разводу караула у Букингемского дворца). Но как любые территориальные противоречия, сдобренные религиозным контекстом, может стать поводом для новых столкновений.
Гибралтар



Гибралтар — вот первый пример спорной территории, которая придёт на ум европейцу, не слишком увлечённому событиями на восточной периферии континента. Спустя 300 лет после того, как англичане отняли его у испанцев в ходе Войны за испанское наследство в 1713 году, превращённый в оплот Великобритании на Средиземном море Гибралтар остаётся камнем преткновения в отношениях Лондона и Мадрида. Обывателю эта крохотная скала, помимо спорного статуса, известна разве что последней сохранившейся в Европе популяцией диких обезьян и забавной рулёжной дорожкой местного аэропорта, которая из-за ограниченности места пересекает одну из улиц таким образом, что на время взлёта и посадки самолётов на ней приходится перекрывать движение.

Прогноз на будущее
Самоуправляющаяся территория в составе Великобритании/независимое государство. На постепенный дрейф к самостоятельности указывает даже собственная футбольная сборная, появившаяся недавно у этого клочка суши (как ни парадоксально, зачастую это первый шаг к суверенитету).

Аруначал-Прадеш




Ещё одно спорное наследие колониальной эпохи в Индии. Из-за противоречивости англо-тибетских соглашений о линии разграничения в Гималаях Китай, оккупировавший Тибет в 1951 году, предъявляет претензии на часть индийского штата Аруначал-Прадеш, считая в частности округ Таванг своей территорией. Подобный спор между двумя наиболее населёнными странами мира опасен своей непредсказуемостью: закончившаяся ничьёй Пограничная война между Индией и Китаем в 1962 году вполне может оказаться не единственным вооружённым конфликтом на этой почве.


Прогноз на будущее
Нынешний статус Аруначал-Прадеша гарантируется достаточно прочными позициями Индии в мировой политике: обладая одной из крупнейших армий мира, она, пожалуй, единственная страна, которая может обеспечить в этом отношении паритет с Китаем. Пока соотношение сил не меняется, принадлежность территорий вряд ли будет активно оспариваться.
Острова Спратли



Архипелаг из множества островов (более сотни), чьё единственное достоинство — выгодное расположение на морских путях. В настоящее время оспаривается практически всеми странами региона, которые пытаются колонизировать острова. Время от времени конкурирующие стороны устраивают военно-морские учения вблизи островов, при этом Филиппины, уповая на давнее стратегическое партнёрство, нередко призывают на помощь США.


Прогноз на будущее
Из-за отсутствия подавляющего превосходства какой-либо из заинтересованных сторон вероятно в конечном итоге их пропорциональное разделение между ними.

Западный берег реки Иордан




Территория, изначально предназначавшаяся для создания Палестинского государства, имеет судьбу, которая может служить краткой иллюстрацией круговорота политических событий на всём Ближнем Востоке. Сначала она была аннексирована Иорданией, которая выгнала оттуда еврейских поселенцев, но уже в Шестидневную войну 1967 года уступила её Израилю. В настоящее время этот клочок земли — главный очаг конфликта между Израилем и Палестиной. Последняя рассматривает строящиеся там еврейские поселения как нарушение своих прав, что порождает бесконечную напряжённость.


Прогноз на будущее
В отдалённом будущем вероятно всё же создание здесь независимого государства Палестина — эта идея набирает всё больше сторонников в мировом сообществе, но многое зависит от общей конъюнктуры на Ближнем Востоке. Угроза со стороны ИГИЛ отодвинула палестинский вопрос на второй план.
Сеута и Мелилья



Если что-то и способно излечить душу испанского патриота, израненную потерей Гибралтара, так это принадлежащие Испании несколько десятков квадратных километров африканского побережья. И пусть в состав королевства они вошли разными (и не очень честными, прямо скажем) путями — Сеута досталась в наследство от кратковременного обладания Португалией, а захватом Мелильи испанцы отметили окончание Реконкисты в конце XV века — гордые пиренейцы считают эти анклавы исконной собственностью. Типичный ответ на возмущения марокканцев: «Пусть нам сначала Гибралтар вернут». Сеута и Мелилья являются основными поставщиками в Испанию нелегальных мигрантов с африканского континента, что заставляет правительство тратить значительные суммы на сооружение защитных барьеров.


Прогноз на будущее
Сохранение статус-кво в обозримой перспективе.


Антарктида




Самый лакомый территориальный пирог в мире остаётся пока что официально нетронутым, тем самым возбуждая аппетит основных мировых игроков. Несмотря на то что эта часть суши находится в слегка замороженном состоянии, таящаяся под ледяной шапкой начинка в виде нефти, газа, угля, ценных металлов и пресной воды — слишком крупный приз.

В своё время, чтобы иметь возможность спокойно заниматься научными исследованиями на крайнем Юге нашей планеты, был подписан Договор об Антарктике, вступивший в силу в 1961 году. Им предусматривается использование антарктических территорий на благо всего человечества и ограничивается присутствие на континенте посторонних лиц и организаций, кроме исследовательских станций. Тем не менее существует ряд официальных претензий на те или иные части Антарктиды со стороны некоторых стран. В первую очередь это южноамериканские государства и государства, чьи территории непосредственно примыкают к Антарктике, а также крупные государства Европы, Россия и США.


Прогноз на будущее
Перспективы освоения Антарктиды сейчас заморожены — несмотря на заманчивость скрытых в её недрах ресурсов, какая-либо промышленная их добыча пока что видится невозможной. Впрочем, есть ещё один фактор: глобальное потепление, которое в зависимости от взятых темпов может через 30–40 лет актуализировать дебаты о статусе континента.
Антофагаста



Один из мало известных у нас территориальных конфликтов, в котором участвуют на первый взгляд миролюбивые и сосредоточенные на внутренних проблемах Боливия и Чили. Ларчик просто открывается, если посмотреть на карту этих государств по состоянию на вторую половину XIX века — на них Боливия предстаёт вполне себе морской державой, обладая в виде области Антофагаста внушительной частью тихоокеанского побережья. Нынешние контуры политической карты этого региона были сформированы после проигрышной для Боливии войны с Чили за месторождения селитры — ресурса в одинаковой мере ценного для оборонной и сельскохозяйственной промышленности. С тех пор из водоёмов в Боливии есть только озеро Титикака, известное по исследованиям Кусто. Озеро, однако, за неимением выхода к морю получило полноценную военную флотилию.


Прогноз на будущее
О своих исторических правах на Антофагасту в Ла-Пасе вспоминают обычно тогда, когда другие эпатажные заявления (вроде призывов легализовать коку) от президента Боливии Эво Моралеса уже не вызывают должного внимания со стороны мирового сообщества. Впрочем, в случае латиноамериканских политических режимов ружьё территориального спора может выстрелить в любой момент.
Острова Сенкаку



Чем дальше в Юго-Восточную Азию, тем больше следов бодро растущего китайского аппетита. Устав забирать русские острова на Амуре, жители Поднебесной высмотрели в Восточно-Китайском море формально японские, но на деле практически бесхозные острова Сенкаку, возле которых как раз недавно нашли залежи природного газа. Китайским юристам не составило труда найти формальную зацепку в виде Каирского протокола 1943 года, по которому признанная агрессором Япония лишалась всех своих территориальных приобретений. Тем не менее кавалерийский наскок не слишком удался — несмотря на попытки апелляции, международное сообщество пока что не признало китайские аргументы достаточно сильными, чтобы ещё раз перекроить границы. Впрочем, китайцы умеют быть настойчивыми.


Прогноз на будущее
Если бы не вопросы национальной гордости, вполне можно было бы предположить совместную разработку газовых месторождений Японией и Китаем, но в данном случае это, пожалуй, утопия. Кляузы и провокации — вот будущее, которое, скорее всего, ожидает острова в ближайшие 10–15 лет.
Граница Судана
и Южного Судана





После провозглашения в 2011 году независимости Южного Судана вопрос окончательной границы между ним и северной частью некогда единой страны до сих пор остаётся неразрешённым. Во многом это объясняется жесточайшим антагонизмом обеих сторон, но весомую роль играют также месторождения нефти, концентрация которых на юге когда-то и стала одним из триггеров распада бывшей британской колонии.

В настоящее время не решён вопрос принадлежности ряда районов и городов, пролегающих на границе между двумя частями Судана — в частности, это районы Абьей, Кафия-Кинги, города Хеглиг и Джау, горы Мегенис, южный берег реки Эль-Араб. Де-факто управление в них осуществляет Судан, однако его легитимность оспаривается Южным Суданом под вхождения этих территорий в административные границы Юга на момент получения независимости от Британии в 1956 году. Обе стороны не гнушаются использовать парамилитарные формирования в виде силового аргумента, однако на данный момент Север в этом преуспел больше — поддерживаемые им «ополченцы» практически вытеснили южан.


Прогноз на будущее
Учитывая то, что сама по себе независимость Южного Судана была следствием беспрецедентного международного давления на правящий на севере страны режим и явилась его крупным политическим поражением, решение вопроса о спорных территориях и окончательном разграничении затянется на годы.
.
Камбоджийско-тайский пограничный конфликт




Пожалуй, наиболее древний территориальный конфликт из представленного перечня, который своими корнями уходит ещё в XIII век. Предмет спора — храмовые комплексы Прэахвихеа, Та Моан Тхом и Сдок Как Том с прилегающими территориями, расположенные вдоль камбоджийско-тайской границы. Прэахвихеа, центральная точка конфликта, был отнесён к территории тогда ещё Сиамского королевства в 1904 году, но после уточнения границ и решения арбитража ООН формально отошёл под суверенитет Камбоджи. Тайская сторона, подчинившись требованию арбитража, продолжает оспаривать земли вокруг комплекса, ссылаясь на отсутствие чёткой демаркации границы на этом участке.

Конфликт, возможно, так и остался бы предметом упражнения юристов, однако проникновение на территорию храма нескольких тайских активистов в 2008 году привело к цепочке столкновений (в 2008, 2009 и 2011 годах) между армиями Камбоджи и Таиланда с использованием тяжёлых вооружений и жертвами с обеих сторон.


Прогноз на будущее
Несмотря на решение арбитража ООН 2013 года о том, что спорные территории относятся к юрисдикции Камбоджи, конфликт остаётся в тлеющем состоянии. И пока радует разве что экспортеров вооружений — Таиланд активно обновляет техническое оснащение армии, расходуя на это значительные суммы. Поскольку официальный Бангкок не согласился с вердиктом ООН, следует ожидать дальнейших столкновений и поддержания напряжённости в регионе.
Фолклендские Острова



Пожалуй, мало какой территориальный конфликт так глубоко пустил свои корни в лингвистическую плоскость: от того, как назовёте эти острова — Фолклендскими (английская традиция) или Мальвинскими (испано-аргентинская), зависит ваше невольное признание их принадлежности. Если же абстрагироваться от языковых сражений, то окажется, что Фолкленды — будем всё же называть их так — небольшой клочок суши в Южной Атлантике, представляющий, однако, важный навигационный пункт в районе Магелланова пролива и мыса Горн.

Именно этой точке суждено было стать, по сути, завершающим аккордом британского империализма: когда очередная аргентинская хунта решила маленькой победоносной войной поднять свой внутренний престиж и высадила десант на Фолклендские острова, её план натолкнулся на противодействие главного мужика британской политики после Черчилля — Маргарет Тэтчер. Умело использовав статус Аргентины как агрессора, она провела образцово-показательную операцию «принуждения к миру и восстановления суверенитета», чем заложила первый камень в основание своей репутации Железной леди.


Прогноз на будущее
На референдуме 2013 года подавляющее большинство жителей высказалось за сохранение островов под управлением Великобритании — вряд ли в обозримом будущем статус-кво имеет шанс измениться.
Бассейн Эссекибо



Конфликт между Венесуэлой и Гайаной, появившийся в лентах информагентств летом 2015 года, уходит корнями в XIX век, когда Британия пыталась закрепиться в Латинской Америке. Воспользовавшись слабостью только что сформировавшихся независимых государств континента, англичане в 1831 году аннексировали часть на то время периферийной территории Венесуэлы в пользу своей новой колонии.

Формально спор между Венесуэлой и Британией за бассейн Эссекибо был разрешён в 1899 году, когда международный суд признал британское право собственности на эти территории. После обретения Гайаной независимости венесуэльское руководство снова попыталось добиться решения в свою пользу, пустив в ход не только дипломатические, но и военные методы — в частности, поддержав восстание коренного населения против центрального правительства в конце 1960-х годов, однако снова неудачно.

Впоследствии тема оказалась подзабыта: на волне роста цен на нефть Венесуэла была слишком занята внутренней политикой (затем чавизмом, антиамериканизмом, выстраиванием отношений с Ираном, Белоруссией и Россией и прочими политическими девиациями), пока в 2014 году нефтяные скважины не пересохли настолько, что правящая верхушка оказалась перед лицом вполне реальной угрозы потери власти.

Правящая элита Венесуэлы не была бы правящей элитой латиноамериканской страны, если бы не попыталась решить проблему за счёт старого территориального спора — в середине 2015 года президент Мадуро объявил, что намерен снова поставить вопрос о принадлежности Эссекибо, на сей раз заготовив аргумент в виде десятков тысяч розданных её жителям венесуэльских паспортов.


Прогноз на будущее
Несмотря на бравурную риторику, вряд ли власти Венесуэлы решатся на открытый конфликт — отсутствие энтузиазма по этому вопросу внутри страны и возможные проблемы с мировой общественностью должны охладить пыл последователей Уго Чавеса.