Мир

Война в Сирии: Взгляд израильского офицера

Гражданская война на территории потенциального противника выглядит интересной и выгодной.

В середине марта было объявлено о выводе российского контингента из Сирии. Хотя самолёты Воздушно-космических сил РФ теперь действительно наносят меньшее число ударов, резко выросло участие российской армии в операциях на земле. Параллельно Россия пытается найти точки соприкосновения с курдами; другим возможным союзником может стать Израиль, чей премьер Биньямин Нетаньяху несколько дней назад прилетел в Москву.

Об отношении израильтян к войне в Сирии, потенциале и тактике её участников Bird In Flight поговорил с лейтенантом Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) Игалем Левиным. В 2005 году он охранял поселенцев от палестинских снайперов, во время Второй Ливанской войны 2006 года руководил группой быстрого реагирования. Затем учил новобранцев, участвовал в зачистках и в составе батальона «Каракаль» гонялся за египетскими контрабандистами. В 2009 году, после операции «Литой свинец» в секторе Газа, Левин вышел в отставку. Некоторое время консультировал украинских военных по вопросам партизанской борьбы, сейчас координирует «Центр изучения повстанческих движений».

collage
Игаль Леви во время службы в ЦАХАЛ и после отставки.

Сирия была противником Израиля в четырёх войнах, а её власти помогали палестинским и ливанским боевикам. Как у вас относятся к нынешней критической ситуации в Сирии?

В Израиле делят арабов на хороших и плохих. Хорошие арабы — кто служит в израильской армии или сидит тихо. Иордания и Египет заключили с нами мир — это хорошие арабы. Сирия не заключала мир — значит, сам понимаешь. Обыватели говорят: «О, арабы против арабов — это очень круто!»

ЦАХАЛ может стать участником событий в Сирии?

Израиль в прошлом году раз шесть бомбил Асада, но устраивать сухопутную операцию ни у кого желания нет. Тут общенациональная трагедия, даже если в Газе погибают 60 военных. При этом Израиль официально заявлял: «Мы иногда тянем ниточки и стоим за спиной некоторых процессов». У нас лечат бойцов из Сирийской свободной армии, если они пересекают границу на Голанских высотах. Идут поставки: израильские миномёты находят то тут, то там.

Как в ЦАХАЛе оценивают армию Асада?

В офицерской школе мы нередко разыгрывали сценарии обороны и нападения в случае войны с Сирией. Я командовал условным батальоном мотопехоты против сирийской танковой дивизии. В то время армия Асада насчитывала больше 300 тысяч человек, но считалась слабой и отсталой. Среди боевых самолётов преобладали устаревшие морально и физически МИГ-21, неспособные бороться с авиацией Израиля, Турции или даже Иордании. То же самое и по танкам: всевозможные Т-55, Т-72 никакой угрозы для нашей «Меркавы» не представляют.

В офицерской школе мы нередко разыгрывали сценарии обороны и нападения в случае войны с Сирией. В то время армия Асада насчитывала больше 300 тысяч человек, но считалась слабой и отсталой.

Отмечались низкий уровень подготовки и мотивации солдат. Две бригады сирийского спецназа называются «Тигры»: в них служат алавиты (ответвление шиизма. — Прим. ред.), к которому относится и правящая верхушка. В спецназ берут только самых идейных и близких по крови. Так вот, подготовка этой элиты — уровень обычного израильского стрелка.

map
Карта Ближнего Востока. Скриншот: Google Maps.

Что сейчас осталось от армии Сирии?

Да почти ничего. Насчитывают около 100 тысяч человек, причём роль резервов играют иранские добровольцы, ливанские шииты из «Хезболлы» и Россия. Осталась пара десятков МИГ-21 и МИГ-23, но главную воздушную поддержку оказывает российская авиация. На земле Россия насытила армию Асада танками Т-90 и системами залпового огня типа «Солнцепёк» и «Буратино». Чтобы сражаться с повстанцами, этого хватает. Но с Израилем или с Турцией — не получится, не те пропорции.

На стороне Асада воюет шиитская ливанская партия «Хезболла». Насколько её подразделения боеспособны?

С «Хезболлой» я сталкивался во время Второй Ливанской, но предпочитаю не говорить про эту войну. Мало хорошего. Помню вертолёты с ранеными, трупы на деревьях, залпы реактивных систем — ощущение конца света. Тогда ЦАХАЛ в целом расслабил булки, «хезы» же действовали на 3+ по пятибалльной шкале.

После многих лет войны в Сирии у них накопился ощутимый военный опыт. Заслугу в том, что Асад удержался у власти, «Хезболла» приписывает не только России, но и себе. Против Асада был весь мир — и США, и ИГИЛ, — значит, и против «Хезболлы» был весь мир, так они считают. Это поднимает моральный дух. Но «Хезболла» ограничена шиитским населением юга Ливана, больше рекрутов брать неоткуда.

На земле Россия насытила армию Асада танками и системами залпового огня . Чтобы сражаться с повстанцами, хватает. С Израилем или с Турцией — не получится.
IDF_02
Члены ливанского шиитского движения «Хезболла» на похоронах своего соратника, убитого в бою против сирийской оппозиции у города Алеппо 6 февраля 2016 года. Фото: Mahmoud Zayyat / AFP / East News.

Турецкая армия открыто не участвует в конфликте, но сосредоточила большую группировку войск напротив северной границы Сирии. Каков её потенциал?

Сильнее Турции в регионе только Израиль. У неё, например, 270 самолётов F-16, а это очень хороший самолёт, способный завоёвывать воздушное господство и наносить удары по земле. У турецких ВВС есть большой опыт: они постоянно участвуют в налётах на лагеря Рабочей партии Курдистана в горах. Они умеют вести манёвренную войну и наносить удары по целям в сложной местности. По количеству лётных часов турки приближаются к Израилю. Здесь в среднем летают 200 часов в год, турки — по 150–170. Сирийцы раньше летали по 50.

В Израиле и в сирийском Курдистане девушки служат в армии. Как их применяют?

В Израиле девушки участвуют в боевых действиях ограниченно. Есть только два боевых батальона, где они смешаны с мужчинами. Это «Барделас» («Гепард») и «Каракаль» («Пустынная рысь»), я их даже тренировал. А в сирийском Курдистане есть отдельная женская милиция, независимая. Подразделения действуют хаотично, но у них высокая мотивация и добровольческое начало — это то, что позволяет им побеждать. Опять же, ЦАХАЛ не пускает девушек в танковые части из-за санитарных условий, в Курдистане таких ограничений нет — недавно видел фото танкисток.

По количеству лётных часов турки приближаются к Израилю. Здесь в среднем летают 200 часов в год, турки — по 150–170.
IDF_03
Женское подразделение курдских Отрядов народной самообороны на привале у линии фронта в северо-восточной Сирии. Здесь им противостоит ИГИЛ. Фото: Delil Souleiman / AFP / East News.

Как отличаются действия ИГИЛ и умеренной оппозиции, Сирийской свободной армии?

ССА воюет в лесисто-гористой местности, используя большое число небольших групп. ИГИЛ действует на пустынной местности большими отрядами. В ИГИЛ созданы снайперские школы, их отряды наводнены снайперами, чтобы не давать покоя нигде и никому — иракцам, курдам, асадистам.

Другое отличие — смертники. ИГИЛ использует их в индустриальном масштабе, это их козырь, конёк. Они используют смертников, как тактическое оружие: боец приносит себя в жертву, чтобы отряд победил в бою. Человек садится в напичканный взрывчаткой танк и несётся на позиции врага, подрывает себя, а потом в атаку идут солдаты.

Если посмотреть по карте, то территория ИГИЛ достаточно близка к Израилю. У вас это считают опасностью?

У Израиля непропорционально мощная армия для этого региона. Если мы начнём по-настоящему воевать против ИГИЛ — бомбить, высылать спецназ, — им не поздоровится.

Если мы начнём по-настоящему воевать против ИГИЛ — бомбить, высылать спецназ, — им не поздоровится.
IDF_01
Сирийская армия при поддержке ополчения идет на штурм контролируемого оппозицией города Эль-Карьятейн. Фото: Михаил Воскресенский /Sputnik / AFP / East News.

Как вы видите будущее этой войны?

Халифат в ближайшее время будет вести типично партизанскую войну — «ударить и убежать». Они выжидают момента, когда Россия уйдёт из Сирии, и армия Асада опять выдохнется. Если российская поддержка режима продолжится, он имеет очень большие шансы сохранить власть. Но вернуть под контроль всю территорию?..

Сейчас ИГИЛ по-прежнему контролирует большую часть страны и никуда так просто не уйдёт. Например, город Рамади в Ираке в какой-то момент защищали около 400 боевиков ИГИЛ, а на них наступала мощная группировка иракской армии с авиацией и танками. Она освобождала этот Рамади четыре месяца, а потом ещё долго зачищала от снайперов. Теперь представьте штурм гораздо более крупного города, например сирийской Ракки.

В Газе партизаны в городской застройке были очень серьёзной помехой ЦАХАЛу. Как мы решали ситуацию? Да просто туда не заходили.

Новое и лучшее

36 848

8 391

10 171
10 447

Больше материалов