Фотопроект

Донбасс не для детей

Подростковый возраст Алины Панасенко совпал с оккупацией Донецкой и Луганской областей. Она выросла в Северодонецке, который украинская армия освободила в июле 2014 года, но окраины города по-прежнему попадают под обстрелы. Переехав в Киев, Алина сделала проект про преждевременное взросление из-за войны.
Алина Панасенко

Фотограф, училась в Школе концептуальной и арт-фотографии MYPH. Обладательница «Скифского оленя» — Гран-при в национальном конкурсе 2021 года на международном кинофестивале «Молодость».

— Мне было 13 лет, когда началась оккупация. В «белом доме» постоянно хаотично менялась власть. Некоторые мои знакомые жгли во дворе украинские флаги. Мы так часто прятались в подвалах, что это стало обыденностью. Запомнился только один случай: когда началась бомбежка, сбежал мой кот, за ним бросилась я, а за мной мама. Вернувшись в подвал, мы провели там часа четыре. А когда вышли на улицу, то увидели разбомбленную квартиру наверху девятиэтажки рядом.

События 2014 года и сегодняшние объединяет полная дезинформированность: люди хаотично смотрят новости и верят непонятно кому.

В 2018 году я поступила в киевский университет, чтобы изучать сценарное мастерство. И еще на первом курсе начала серию «Донбасс в цветах» — поехала зимой домой и сняла Северодонецк на пленку. Фотографировала на ужасную «Смену», думала, что все кадры испорчены, но в итоге получилось то что надо. А после учебы у Сергея Мельниченко я поняла, как правильно завершить проект. Так появился последний снимок, где поезд с заклеенными окнами едет в никуда.

Мне кажется, события 2014 года и сегодняшние объединяет полная дезинформированность: люди хаотично смотрят новости и верят непонятно кому. Сейчас я пытаюсь убедить своих родителей уехать из Северодонецка, но пока безуспешно.

Мой проект называется «Донбасс в цветах», но фотографии-то черно-белые. Он сделан ребенком, который рос во время войны и которого лишили детства. Таким образом я хочу донести простую мысль — в войне нет смысла. Сейчас мне 21 год, но у меня до сих пор начинаются панические атаки от звуков взрывающихся салютов или петард.

«Для меня все началось с этой школы. В момент, когда нас экстренно отпустили с уроков, поняла. А потом вместо того, чтобы сдать воду в хранилище, покупаешь себе булочку или пепси. А потом какие-то люди. Многие люди в форме. И много слухов о людях в форме. П. говорил, что надо опасаться. А потом очень громко и близко. И вибрирует, и кот убегает на улицу, когда мама зовет в подвал. И ты за котом. А потом вместе прячетесь. А потом дыры в домах, похожие на бублики. А потом ты ненавидишь петарды и салюты. И любишь маму, папу и кота».

Новое и лучшее

24 286

2 328

2 279
3 584

Больше материалов