Мир

Дмитрий Хамза Черноморченко — о том, почему русские мусульмане поддерживают Эрдогана

Реджепа Эрдогана критики называют клерикалом с диктаторскими замашками. Житель Стамбула Дмитрий Хамза Черноморченко, один из тех, кто поддержал Эрдогана, рассказал Дмитрию Окресту об опасениях российских мусульман, а также высказал своё мнение о причинах массовой поддержки турецких властей и параллельном государстве обвиненного в мятеже Гюлена.

Хамза — этнический русский, принявший ислам. До 2013 года он жил на Ямале, где помогал узбекскому шейху Исомитдину ибн Салохитдину Акбарову в мечети «Нур Ислама». Затем наставника убили, «Нур Ислама» признали экстремистской организацией и ликвидировали, а здание мечети снесли. Черноморченко же переехал в Турцию, откуда руководит сайтом «Голос ислама», который до недавнего времени был заблокирован в России.

— В половину десятого я узнал, что перекрыты все мосты через пролив: как я прочёл в фейсбуке, из-за угрозы теракта. Я созвонился с мухаджирами (мухаджиры — мусульмане, переселившиеся в другую страну, чтобы не быть религиозным меньшинством. — Прим. ред.) из своего круга общения. Мы включили телевизоры, прикинули перспективы и решили ждать утра: думали, что ночью будут политические разборки, а утром — народное восстание.

События стали развиваться стремительно: буквально через 15 минут после созвона началась настоящая лавина событий. В центре у некоторых наших связь пропала, интернет не всегда был, кто-то телефон разбил или потерял, и вопреки договорённостям наши братья встретились на улицах уже ночью.

У президента Эрдогана во время предвыборной кампании был наделавший шуму ролик, в котором с флагштока падает флаг республики, и люди со всех концов страны устремляются к нему, чтобы из своих тел построить пирамиду и поднять его. И вот в ночь на субботу улицы выглядели так же: все бежали, свистели, кричали. Кто на автобусах, кто на машинах, кто пешком бежал — все стремились в центр. Выглядываешь из окна, а там люди реально выбегают из каждой двери, из каждого подъезда. Так же абсурдно и нереально, как в том клипе, словно постановка.

Я живу в 15 километрах от аэропорта и видел, как водители рванули к нему; встав в пробку, бросали машины и шли пешком. Друзья рассказывали, что вся трасса до аэропорта была заставлена машинами.

EB6B0082-min

Защита от Кадырова и память о 1997-м

Поддержка Эрдогана в стране колоссальная, по результатам президентских выборов в 2014 году — 52 % населения. Ещё 15 %, судя по опросам, считает его наилучшим из возможных зол.

Люди рьяно взялись воплотить предвыборный ролик в жизнь, так как помнят результаты последнего переворота в 1997 году. Тогда премьер-министр Эрбакан Неджметтин, основатель политического ислама и наставник нынешнего президента, не призвал сочувствующих к сопротивлению, народ не вышел на улицы, и военные тихо взяли власть. Никакого возмущения после их выступления не было, оно началось только после переворота. В результате сотни человек посадили, а больше 30 тысяч политических беженцев подались в Европу. Народ помнил это и не захотел повторения.

Нас, российских мухаджиров, в городе около 15 тысяч, а ещё узбеки, таджики. Это не единая группа: мусульмане-эмигранты из России живут по всему Стамбулу. Когда на улицах появились танки, все встревожились. У нас была однозначная позиция — присоединиться к сторонникам президента, помочь как сможем — хоть кулаками, хоть палками, хоть оружием.

У нас была однозначная позиция — присоединиться к сторонникам президента, помочь как сможем — хоть кулаками, хоть палками, хоть оружием.

Некоторое время назад двух депортированных из Турции чеченцев на выходе из самолёта встретили кадыровцы и увезли в неизвестном направлении. Правозащитники подняли эту тему и добились того, что Эрдоган подписал в январе специальный указ, после чего ни одного россиянина не выдавали. Поэтому переворот военных и возможная отмена указа — нежелательный исход для всех нас.

При этом общение спецслужб продолжается. ФСБ передает местным силовикам служебные записки о том, что тот или иной человек из мигрировавших в Турцию — экстремист. В итоге многим переехавшим сюда мусульманам присваивают специальные коды, указывающие на нежелательность нахождения человека в стране — до указа Эрдогана с такими кодами не продлевали вид на жительство и депортировали. Ссылается ФСБ не на решение суда, а на оперативную информацию, поэтому среди таких «экстремистов» есть игиловцы, а есть случайно попавшие под руку. В 2015 году по подозрению в связях с ИГИЛ в Турции задержали тысячу человек, из них около ста — граждане России. Многих наших мухаджиров в связи с июньским терактом в аэропорту Стамбула задержали. Сейчас часть отпустили, часть выехали в третью страну, часть ждёт судебного решения.

Двух депортированных из Турции чеченцев на выходе из самолёта встретили кадыровцы и увезли в неизвестном направлении. После этого Эрдоган подписал в январе специальный указ, и с тех пор ни одного россиянина не выдавали.
EB6B0091-min

Параллельное государство

Сейчас во всём винят бывшего имама Фетхуллаха Гюлена, которого сторонники зовут великим учителем. Все мусульмане, кроме гюленовцев, считают его террористом и предателем своего народа. В защиту Гюлена вспоминают, что он написал много религиозных книг и организовал благотворительные исламские школы по всему миру, где якобы воспитывают настоящую элиту мусульман. Но все книги, выпущенные под его авторством, — это интерпретация идей известного толкователя Корана Саида Нурси, распространяемый бесплатно научный плагиат. Утверждение, что школы Гюлена бесплатны, ложны: это одни из самых дорогих школ страны; чтобы в них учиться, нужно расти в семье успешного бизнесмена. И это вовсе не религиозные школы, а обычные светские, где, увы, нет духовных предметов.

Иногда подруги моей жены, русские жёны турков — сторонников Гюлена, говорят что-то в его защиту. Я же знать не желаю гюленовцев. Они занимают высшие чины в полиции, спецслужбах, прокуратуре, армии. Мои братья говорят, что почти все выходцы из структуры параллельного государства имеют дипломы университетов, лицеев и школ Гюлена. В этих структурах они получили достойное образование, которое теперь отрабатывают. Следовательно, идентифицировать их очень просто: если у тебя такой диплом и ты во власти, то, значит, должен быть под пристальным вниманием.

Эти люди имеют большое количество единомышленников, которые не оканчивали школы Гюлена: их друзья, родственники и соседи, на которых они оказывают влияние. Всё это превратилось в бизнес-корпорацию по зарабатываю огромных денег, которая финансово и идеологически полностью подконтрольна своему лидеру. Вот почему это структуру многие называют параллельным государством.

EB6B0088-min

Что дальше

Сейчас на стамбульских улицах и сторонники, и противники президента говорят о планируемом референдуме, на котором будет предложено изменить Конституцию: заменить парламентское правление президентским. Гюленовцы, конечно, говорят, что выступление военных было организовано самим Эрдоган, чтобы он успешно всех разогнал и провёл смену Конституции. Я считаю, это не подкреплённый фактами абсурд.

Во вторник стало известно о задержании лётчика, сбившего российский СУ-24. Сейчас в СМИ говорят, что он мятежник и специально сбил самолёт, чтобы навредить властям. Раньше все в Турции считали, что правильно сбил, теперь мнение разворачивается — мол, неправильно.

После подавления мятежа люди надеются на несколько вещей. Во-первых, вся Турция ждёт отмены виз в Европу, которая была запланирована на лето; средний класс на неё очень надеется. Я считаю, нельзя допускать отдаления от Европы и выхода из НАТО. Многие сомневаются, что Эрдоган пойдёт на такие шаги, но я думаю, что сейчас начнётся торг: то Европа давит на президента санкциями, то он в ответ начинает сближаться с Москвой и поддерживать сирийских повстанцев.

Во-вторых, фундаментальная часть общества хочет дальнейшего отдаления от заветов первого президента республики Мустафы Кемаля. Он запретил хиджабы, ввёл светское образование, отменил законы, основанные на шариате. Его идеологию поддерживают в основном в мегаполисах, где верующих примерно половина населения; люди из провинции более религиозны. Есть небольшая прослойка, которая считает возможным синтез ислама и идей Кемаля.

В Стамбуле есть районы, где 90 % женщин ходят в закрытой одежде, а есть такие, где 90 % полураздеты. Люди селятся в тех местах, которые отвечают их воззрениям. По районам видно сильное разделение: в одних мечети пустуют, в других не протолкнуться. В целом в последние 10 лет заметен уход от светской риторики, и, учитывая симпатии населения, эта волна будет только усиливаться.

В целом в последние 10 лет заметен уход от светской риторики, и, учитывая симпатии населения, эта волна будет только усиливаться.

Новое и лучшее

297

1 012

2 992
264

Больше материалов