Мир

Марш-кидок на Сирию: Кто обманывает русских добровольцев

Перемирие в Донбассе не смогло окончательно прекратить боевые действия, но настолько сократило их интенсивность, что сделало войну с Украиной слишком скучной для российских добровольцев. Многие из них теперь ищут и не находят себе применения на Ближнем Востоке. Тему изучил Дмитрий Окрест.

В июльской Москве столбик термометра поднимается до 32 градусов, но Сергею превышение климатической нормы безразлично. С прошлой осени он находился в северной Сирии, которую местные называют Рожава. Настолько жарко там было уже в марте.

«Кто умереть хочет достойно, кто за приключениями едет, кому скучно. Все, кто говорит про высокие идеи, врут. У каждого есть свой мотив», — рассказывает боец. По его словам, к 50 годам он успел поработать в оперативно-разыскной части, затем год воевал в Донбассе.

«Туда ехали, так как на Украине воевать не дают, типа перемирие. Зачем едут? Нравится война. Человек, если один раз попробовал и ему понравилось, будет воевать всегда», — говорит Сергей. По его словам, допуск в Курдистан он получил через «Львов Рожавы», агитирующую и координирующую добровольцев страницу на фейсбуке. Её модераторы помогают попасть на фронт желающим воевать с ИГИЛ — американским ветеранам, турецким анархистам, датским байкерам, шведским антифашистам, — хотя сами «Львы» не распространяются о гражданстве приехавших.

«Нельзя однозначно сказать, что иностранцы едут сюда в поисках приключений. Есть люди, которые действительно хотят внести свою лепту в то, чтобы этот мир стал лучше. Они едут в самое сердце опасности. Сейчас она сконцентрирована на смежных территориях Сирии и Ирака», — комментирует Фархат Патиев, сопредседатель Совета национально-культурной автономии курдов РФ.

Кто умереть хочет достойно, кто за приключениями едет, кому скучно. Все, кто говорит про высокие идеи, врут.
2acfa0cf-e31e-42a4-940d-60514c0a993f
Датские инструкторы обучают стрельбе курдских бойцов. Фото: Alice Martins / AP Photo / East News

Туризм для скучающих по войне

16 марта собравшиеся на съезд сирийские курды, арабы, ассирийцы и туркоманы провозгласили федерализацию Рожавы. Вместе с товарищами Сергей планировал собрать из участников войны в Донбассе русскоязычную роту, которая вошла бы в Отряды народной самообороны, боевое крыло Курдского верховного комитета.

От желающих воевать в Рожаве Сергей требовал пройти собеседование и выслать документы, которые якобы проверяли через знакомых в спецслужбах. Туром на Ближний Восток интересовались не только сторонники, но и противники непризнанных республик на востоке Украины.

«Нам писали добровольцы из „Айдара“, граждане России, — утверждает Сергей. — Сейчас в Сирии и Ираке воюют и западные добровольцы, принимавшие участие в боевых действиях на стороне официального Киева, и те, кто был за Донбасс. Мигрируют с одной войны на другую. Всем нравится, что война с ИГИЛ бескомпромиссная — никаких перемирий. Плечом друг к другу воюют. Боязни нет, потому что идея главная — воевать. Всем плевать на политику, дураков нет».

Вместе с товарищами Сергей планировал собрать из участников войны в Донбассе русскоязычную роту, которая вошла бы в Отряды народной самообороны, боевое крыло Курдского верховного комитета.

Трое бойцов из украинского батальона «Айдар» рассказали автору, что среди бойцов действительно велись активные разговоры о возможности поехать на Ближний Восток. «Один из знакомых укропчиков собирался в Курдистан. Выпытывал у меня по телефону, как добраться, и спрашивал номера проводников», — подтвердил венгерский доброволец из курдского отряда «Пешмерга».

Самолёт до Стамбула, а оттуда в Иракскую Сулейманию, стоит порядка $450, а дальше всё бесплатно — трансфер организуют сирийские курды при согласии воевать за них не менее полугода. Уличные магазины предлагают хороший выбор обмундирования. Разгрузочный жилет фирмы Molle стоит $200, «Калашниковы» — порой ещё советской сборки — лежат россыпью на прилавках. Доехав до места, Сергей стал изучать местный диалект и толстенное пятикнижие лидера Рабочей партии Курдистана Абдуллы Оджалана.

3ce7e662-3303-45e9-98cf-89f929ab2da1
Блок-пост бойцов курдского ополчения «Пешмерга». Фото: Willi Effenberger / Sipa USA via AP / East News

Ближневосточный рынок наёмников

Руководство Иракского Курдистана, несмотря на общего с сирийскими курдами врага в лице Исламского государства (ИГИЛ), к зарубежным добровольцам относится настороженно. Побывавший там весной 2016 года московский анархист говорит, что добровольцы переходят границу исключительно безлунной ночью.

После отступления исламистов потребность Курдистана в гражданских специалистах (переводчиках, медиках, инженерах), по словам Сергея, стала превышать надобность в бойцах, но все направившие ему заявки россияне желают только воевать. Он с интересом примеряется к иракскому рынку частных военных компаний с его высокой конкуренцией и называет Сирию желанным пирогом: «Но пушечное мясо никому не нужно — платят за мозги. Нужны военные специалисты, нужен уровень командиров полков. За этих людей готовы платить от $80 000 в месяц».

После отступления исламистов потребность Курдистана в гражданских специалистах (переводчиках, медиках, инженерах), по словам Сергея, стала превышать надобность в бойцах, но все направившие ему заявки россияне желают только воевать.

«К 2016 году из-за эскалации насилия количество действующих в регионе частных военных компаний дошло до нескольких десятков, под их ружьем — около 2 500 человек», — рассказывает Владимир Неелов, эксперт Центра стратегической конъюнктуры, автор монографий о партизанских действиях и противодействию им в Ираке и Афганистане.

Численность контрактёров можно отследить по открытым отчётам Пентагона, но в рамках сотрудничества с Ираком бойцов (официально — охранников) нанимают также ЦРУ, Госдепартамент и министерство юстиции. «Только 20 % — американские граждане. Остальные — иракцы, граждане других стран, даже африканцы, — говорит Неелов. — Это гораздо выгоднее: угандийскому стрелку будут платить $1 000, а американскому снайперу могут и $5 000».

sipausa_17566978
Комната отдыха на курдских позициях, северный Ирак. Фото: Willi Effenberger / Sipa USA via AP / East News

Марш-кидок

В июне рекрутёр Сергей написал «Пакуйте, господа, рейдовые рюкзаки. Похоже, скоро работы всем хватит», однако месяц спустя заявил, что вернулся в Москву. В ответ на вопрос о причинах возвращения он посоветовал «отслеживать ситуацию в этой сфере» и отказался от дальнейшего разговора. Кроме нескольких фотографий с закрытыми лицами, он отказался предоставить другие доказательства пребывания в Курдистане. Предоставленный Сергеем снимок через поиск по картинкам Google выводит на жителя Аляски, который с июня 2015 года публикует в социальных сетях хронику борьбы с джихадистами.

«Я знаю три случая мошенничества на теме ЧВК. Вчерашние срочники ушли добровольцами в ДНР, после Минских соглашений уехали домой. В 2015 году увидели во „ВКонтакте“ группы под тысячу подписчиков: требуется опыт, предлагают оклад до $1 000. Прошли собеседования, и им предложили скинуться на обмундирование. И всё, деньги ушли, а рекрутеры исчезли», — рассказывает Неелов. История Сергея имеет признаки фальсификации либо выдумки, уверяет эксперт.

«Я спрашивал своих товарищей и коллег — сербов, американцев и одного француза, но никто не знает о русскоязычной роте в Курдистане. Я настолько привык ко всяким разводам в России, что одним больше, одним меньше. Вообще, с началом войны в Ираке о таких случаях я слышал сплошь и рядом как у сербов, так и у русских, — рассказывает бывший сотрудник ЧВК Олег Валецкий, работавший в Ираке, Афганистане и Африке. — По личному впечатлению, это развод на деньги тех, кто хотел бы туда поехать. Вот возьмёт с них по $200–300 и пропадёт в ходе „секретной операции“».

Iraq: On the Kirkuk-frontline with the Peshmerga
Позиции бойцов курдских отрядов «Пешмерга». Фото: Willi Effenberger / Sipa USA via AP / East News

Бондо, просто Бондо

В 2015 году газета «Коммерсантъ» писала о приятеле Сергея, ивановском бизнесмене Бондо Доровских, отправляющем добровольцев на войну с боевиками Исламского государства (ИГИЛ). Уроженец Душанбе занимался строительством и нефтяным бизнесом, был судим. В конце 2014 года Доровских поехал в Донбасс, где пробыл полгода в составе бригады «Призрак» и, по его словам, разочаровался в происходящем. «Я хотел бы посоветовать не ехать в Донбасс — это ложный патриотизм. Никакой России там нет, там самая настоящая агрессия. Более того, вы просто попадёте в банду», — заявил он в одном из трёх интервью радио «Свобода».

Летом прошлого года Доровских признался, что написал заявление в СБУ о желании сдаться и хочет вступить украинскую нацгвардию, а уже в октябре рассказывал «Дождю» об отправке 12 человек в Сирию. Доровских утверждал, что при цене поездки в 150 тысяч рублей к нему обратились уже 1 200 желающих.

Месяцем позже Доровских напишет: «Дадим оружие, боеприпасы, и под прикрытием группы профессиональных военных вы окажетесь в самой гуще боевых действий. Лучшие российские операторы снимут ваше участие в войне и оформят его в фильм. Любой желающий, имеющий соответствующую сумму, может проверить себя и увидеть своими глазами городские бои и поучаствовать в операциях наступательного характера».

Доровских утверждал, что при цене поездки в 150 тысяч рублей к нему обратились уже 1 200 желающих.

«С самого начала за организацией добровольческого подразделения стояла идея получения военных контрактов, но поздно приехали. Платить должны были курды — за обучение радиоэлектронной разведке, например; за формирование ремонтных баз для техники с привлечением специалистов. Как бизнес это направление перестаёт быть интересным для меня, так как при тех затратах и той конкуренции в России можно заработать больше», — рассказывает Доровских сейчас.

По словам рекрутера, его людей всё ещё ждёт партнёр по ЧВК в Аденском заливе. Впрочем, после просьбы прислать фотографии и назвать свой позывной на войне Доровских закончил беседу. Тем временем во «ВКонтакте» продолжают искать возможности уехать воевать на чужбину.

Фото на обложке: Willi Effenberger / Sipa USA via AP / East News. Позиции бойцов курдских отрядов «Пешмерга»

Новое и лучшее

5 895

208

5 173
5 536

Больше материалов