Мир

Не самый здоровый человек Европы:
Есть ли Турции место в НАТО

Попытка военного переворота в Турции, несомненно, обеспокоила руководство стран - участниц НАТО. Максим Артемьев рассуждает о том, как изменятся отношения Анкары и Брюсселя.

Июльская попытка военного переворота в Турции бросила нешуточный вызов сложившейся на Юго-Востоке Европы системе безопасности, выявив серьёзные проблемы на этом фланге ответственности НАТО.

Турецкие вооруженные силы – вторые по численности в Североатлантическом союзе. Турция – важнейший форпост Запада на Ближнем и Среднем Востоке, чью значимость трудно переоценить в период гражданской войны в Сирии, борьбы с ИГИЛ (запрещенным в России) и других вызовов в регионе. Авиабаза Инджирлик играет ключевую роль в обеспечении операций американских ВВС против исламистов. Теперь же после проявленной армией нелояльности своему верховному главнокомандующему значимость Турции как союзника оказывается под вопросом.

Надо иметь в виду, что если изначально НАТО являлся блоком в основном военным, в котором объединялись страны с различным политическим строем, объединённых желанием противодействовать советской угрозе в период холодной войны, то сегодня НАТО позиционирует себя гарантом правопорядка исключительно демократического свойства. Ранее в блок могли входить страны с авторитарными режимами – как Португалия, Греция и та же Турция в определенные периоды своей истории. Сегодня подобное исключено. Требование подконтрольности военных гражданской власти – важнейшее условия членства в НАТО. Победи турецкие военные – и отношения с НАТО у Анкары могли претерпеть серьезные изменения вплоть до приостановки членства страны в организации.

Turkey_map_infographics

Парадоксальным образом, Запад был вынужден ради приверженности своим принципам выступить в поддержку все более критикуемого им Эрдогана – в противовес военным, в чем-то более «идейно близким», но нарушившим главное правило недопустимости свержения законно избранной власти.

Слабость Турции как союзника отныне проистекает из целого ряда факторов.

  • После драконовских чисток в командном составе сухопутных сил, авиации, флота и разведки руководство вооруженных сил пребывает в моральном упадке. На смену арестованным выдвинуты неподготовленные кадры.
  • Существует сильнейшее взаимное недоверие между офицерами с одной стороны, и политиками — с другой. При этом военные не доверяют не только партии Эрдогана, но и её противникам из числа оппозиции, не поддержавших путч. В свою очередь, правительство, не доверяя армии, не сможет в случае чрезвычайной ситуации полагаться на неё. Такой ослабленный и недееспособный союзник вряд ли очень ценен в Брюсселе.
Если изначально НАТО объединял страны с различным политическим строем, то сегодня альянс позиционирует себя гарантом правопорядка исключительно демократического свойства
  • Дискредитированы в глазах НАТО спецслужбы и правоохранительные органы, не сумевшие предотвратить переворот. С точки зрения стран – участниц НАТО, где попытки военных переворотов не происходили уже несколько десятков лет, ненадежна вся политическая и государственная структура Турции. .
  • Президент Эрдоган объявил о реформах в военном управлении — отныне командиры частей будут подчиняться министру обороны, а не начальнику Генштаба. Такой шаг в направлении большего контроля за армией со стороны политиков ослабляет сложившуюся иерархию подчинения, делая её политически мотивированной. Пока выработается новый порядок командования и управления, пройдёт немало времени, в течение которого будет непонятно, в чьих руках рычаги управления военной машиной. А такая неопределенность также не приветствуется в штаб-квартире НАТО.
  • Уже в ночь переворота авиабаза Инджирлик была обесточена, что поставило под удар операции американских ВВС в Сирии. Последующие события вокруг базы, в т.ч. демонстрации протестующих, блокировка полицией, арест её начальника и его попытка получить убежище у американцев, показали, что на Турцию нельзя рассчитывать даже как на площадку для взлёта самолетов, как на надежное звено в цепи военной логистики.
  • Отряды Курдской рабочей партии, ободрённые ослаблением армии своего противника, усилили в конце июля атаки на позиции турецких войск. Это тоже должно повлиять на долгосрочную оценку перспектив сотрудничества с НАТО: вместо мирного решения курдского вопроса снова вырисовывается перспектива затяжной гражданской войны с массовыми нарушениями прав человека – повод для критики в Европе со стороны СМИ и правозащитных организаций.
Дискредитированы в глазах НАТО спецслужбы и правоохранительные органы, не сумевшие предотвратить переворот
  • Сам факт массовых арестов и увольнений, как и разговоры о возвращении смертной казни, ставят под сомнение приверженность Турции западным ценностям.
  • Анкара в прошлом году дополнительно усугубила непростые отношения между НАТО и Москвой, сбив российский военный самолет. Натовские генералы были вынуждены проявить солидарность на публике, но приватно выражали недовольство и обеспокоенность авантюризмом Эрдогана. Теперь же последний делает разворот на 180 градусов, налаживая отношения с Кремлем. Такая непредсказуемость в дипломатической и военной сферах – также не лучшее свойство союзника.

Однако при всех факторах, работающих на дистанцирование Брюсселя от Анкары, имеются и другие, смягчающие.

НАТО не может позволить себе в нынешней обстановке незавершенного конфликта на востоке Украины, серии терактов в Европе, войны в Сирии, борьбы с ИГИЛ и геополитического противостояния с Россией демонстрировать слабость и раскол в своих рядах.

В Брюсселе готовы сносить выпады Эрдогана в адрес европейских лидеров и США ради демонстрации натовского единства

В Брюсселе готовы сносить выпады Эрдогана в адрес европейских лидеров и США (где скрывается Фетхулла Гюлен) ради демонстрации натовского единства. В Анкаре также понимают, что лишившись в нынешней ситуации надежного плеча НАТО, страна резко ослабнет, а её позиции сильно пошатнутся — и это в условиях пылающей у её границ войны и внутреннего конфликта. Допустить такое Эрдоган не может.

Кроме того, нынешняя примирительная по отношению к РФ политика может быть подана для Брюсселя как канал для налаживания контактов с Кремлём, что уже с одобрением отметил Главнокомандующий силами НАТО в Европе генерал Кертис Скапаротти.

Поэтому в обозримой перспективе не стоит ждать от обеих сторон каких-то принципиальных шагов и радикальных решений. Турция останется членом НАТО, но «проблемным» – не «больным человеком Европы», как сто пятьдесят лет назад, но и не совсем здоровым членом западного оборонительного сообщества.

Фото на обложке: Orhan Cicek / ANADOLU AGENCY / East News

Новое и лучшее

358

22

98
2 393

Больше материалов