Мир

Моя прекрасная няня: Должно ли государство спасать своих граждан от них самих

Ограничение свободы передвижения, обязательное ношение маски в помещении, закрытые магазины и рестораны — вот уже год новые карантинные ограничения вызывают негодование у самых разных людей по всему миру. Противникам «государства-няни», которое печется о здоровье своих граждан, кажется, что они в состоянии сами нести ответственность за собственную жизнь. Bird in Flight разбирался, где начинается и заканчивается гиперопека государства и почему запрет газировки — это действительно ограничение свободы, а маски и социальная дистанция — обязательная мера.

В 1980 году лорд Гарольд Бальфур из Инчри, знаменитый летчик-ас Первой мировой войны, во время выступления в Палате лордов назвал обязательное использование ремня безопасности ограничением личной свободы и ответственности британцев. К тому времени ремни безопасности еще не использовали повсеместно, но некоторые европейские страны сделали их обязательными задолго до Британии. Швеция, например, — в 1957 году. «Почему бы в таком случае медицинскому лобби не ввести обязательное ношение спасательных жилетов для людей, которые плывут в лодке?» — негодовал политик-консерватор Бальфур.

То, что сегодня воспринимается как данность, сорок лет назад было предметом бурной дискуссии. Спустя три года после выступления лорда использование ремней безопасности в Великобритании все же сделали обязательным. Бальфур застал введение этого закона — политик умер только в 1988-м — и, вероятно, посчитал, что ненавистное ему «медицинское лобби» восторжествовало.

Государство-няня и «налог на грех»

В своей речи лорд Бальфур назвал Британию, в которой водители будут обязаны пристегиваться за рулем, государством-няней. Понятие появилось еще в 1960-х и с тех пор чаще использовалось в негативном ключе. Так обычно называют правительство, которое слишком усердно следит за здоровьем жителей своей страны.

Страх перед властями, которые, опекая граждан, ограничивают их права, хорошо показали в американском фильме 1984 года «Свободные». Его главный герой, ученик старшей школы, переезжает в провинциальный городок, где запрещены танцы и музыка. Оказывается, городской совет ввел запрет после аварии, в которой погиб парень, возвращавшийся домой с вечеринки навеселе. В конце концов главный герой вступает в конфронтацию с властями и уговаривает местных жителей снова начать танцевать вопреки запрету.

В 2012 году мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг ввел запрет на продажу сладких газированных напитков в емкостях больше, чем пол-литра. Таким образом Блумберг пытался бороться с ожирением и диабетом горожан, но ничего не вышло. Производители газировки и обычные американцы выступили против закона, и в конце концов его отменили в суде.

«Правительство было создано не для того, чтобы вмешиваться в нашу жизнь или ограничивать свободу выбора подобным образом. Американцы достаточно умны, чтобы сделать правильный выбор без одобрения властей», — писала в своей колонке для Forbes юрист Карен Харнед. Как и Харнед, мы обычно думаем о себе как о разумных людях, способных самостоятельно принимать решения, которые касаются нашего здоровья.

Мы обычно думаем о себе как о людях, способных самостоятельно принимать решения, которые касаются нашего здоровья.

Один из самых ярых борцов с «государством-няней» — британский журналист Кристофер Сноудон. На своем сайте он публикует рейтинг стран, в которых действует больше всего запретов, связанных со здоровьем граждан. А также регулярно выступает на телевидении и исследует темы регулирования здравоохранения, в частности «налога на грех» — этим акцизным налогом облагают товары, считающиеся вредными для общества. Среди них — алкоголь, сигареты, некоторые продукты с содержанием сахара и фастфуд. Сноудон критикует патерналистские отношения государства и граждан, настаивая на том, что товары, облагающиеся «налогом на грех», чаще всего законны, а значит, люди способны сами решать, употреблять их или нет.

По ту сторону Атлантики о вмешательстве государства в частную жизнь пишет американский публицист-консерватор Дэвид Харсаньи, правда, в отличие от Сноудона, не стесняясь в выражениях. В 2007 году он издал книгу под названием «Государство-няня: как продовольственные фашисты, трезвенники-благодетели, придирчивые моралисты и другие тупоголовые бюрократы превращают Америку в нацию детей».

Все люди свободны, но некоторые более свободны, чем другие

После того как Швеция в 2020-м отказалась следовать рекомендациям ВОЗ и не принуждала граждан к обязательному ношению маски, многие укрепились во мнении, что жителям более развитых стран требуется меньше ограничительных мер. Шведская конституция гарантирует гражданам полную свободу передвижения по стране в условиях мирного времени (за исключением заключенных и призывников). Даже пандемия, согласно шведским законам, не повод вводить ограничения.

Украинский социолог генеральный директор Киевского международного института социологии Владимир Паниотто на вопрос Bird in Flight, действительно ли есть взаимосвязь между уровнем жизни в стране и строгостью законов, ответил, что она существует не всегда: «Правильнее будет сказать, что граждане более развитых стран нуждаются не в меньшей опеке, а в меньшем контроле со стороны государства».

Граждане более развитых стран нуждаются не в меньшей опеке, а в меньшем контроле со стороны государства.

Некоторые развитые страны вроде Дании и Швеции, говорит Паниотто, действительно меньше ограничивают своих граждан ради заботы об их здоровье и при этом регулярно входят в перечень государств с наибольшей продолжительностью жизни. Но есть и развитые страны с высоким уровнем миграции, которые из-за социальной дифференциации населения требуют большего контроля, например США.

Кроме того, некоторые государства предоставляют больше свободы не из-за высокого уровня развития, а из-за недостаточно сильных институций. В 10-миллионном Каире работает лишь несколько светофоров, и то в центральной части города. Согласно отчету Всемирного банка 2019 года, на 97% всех улиц Египта нет светофоров, а на 78% улиц — пешеходных дорожек. Хотя законы, регулирующие допустимую скорость движения, концентрацию алкоголя в крови, использование ремней безопасности и шлемов, приняты, соблюдают их плохо. По данным ВОЗ, ежегодно на дорогах Египта гибнет 9-12 тысяч человек (для сравнения: в Украине в прошлом году в ДТП погибло 3,5 тысячи человек).

Сам себе няня

Борец с государством-няней Кристофер Сноудон на первых страницах своей книги «Killjoys: критика патернализма» цитирует британского философа Джона Стюарта Милля, жившего в XIX веке. Обойтись в тексте об индивидуальной свободе без упоминания Милля — задача не из легких. Согласно его «принципу непричинения вреда», государство не должно применять законы для защиты гражданина от него самого. «Каждый индивидуум есть лучший сам для себя охранитель своего здоровья, как физического, так и умственного и духовного», — писал Милль.

Однако бывают и исключения. По мнению философа, принудить к чему-либо человека можно, чтобы предупредить с его стороны действия, которые вредны для других людей. Также подобное вмешательство оправданно, если человек совершает опрометчивый поступок, например переходит реку по неисправному мосту, не догадываясь об опасности.

Возможность заразить других людей во время пандемии — как раз такой случай. Застань Милль пандемию 2020 года, он бы, вероятно, поддержал введение локдауна, ведь в таком случае речь идет о сохранении здоровья многих — за счет сохранения здоровья каждого гражданина в отдельности. В других случаях запрет только породит коррупцию, как было, к примеру, в США после введения сухого закона.

«Государству нужно создать условия, в которых мы можем продлить свою жизнь, сделать ее более здоровой и счастливой, — говорит Владимир Паниотто. — Запрещающие мероприятия здесь обычно плохо работают. Лучше пытаться сделать здоровый образ жизни модным, разработать систему профилактических мероприятий».

К 2021-му 95% населения земного шара живут в странах, где ношение маски обязательно. Не требуют этого от граждан в Туркменистане, Судане и еще нескольких странах Азии и Африки. В декабре прошлого года шведские власти все же ввели антикоронавирусные ограничения, в том числе рекомендовали носить маску в общественном транспорте и запретили собираться в ресторанах группами больше четырех человек. На тот момент от COVID-19 в стране погибли 13 тысяч граждан. В начале марта в Стокгольме прошел митинг против карантинных ограничений — его участниками стали около 600 человек. Некоторые из них заявляли, что не собираются выполнять новые требования.

«Сейчас в интернете есть масса движений, приверженцы которых не верят ни в коронавирус, ни в вакцину, — отметил главный врач стокгольмской больницы Йохан Стируд, комментируя протесты. — Все, что я могу сказать, — приходите в больницу и посмотрите, как выглядит жизнь на самом деле. Нам не понадобится много времени, чтобы переубедить вас».


Фото на обложке: Стокгольм, октябрь 2020 года / Robert Eklund / DP Images / EastNews

Новое и лучшее

976

282

2 592
366

Больше материалов