Бизнес

Flying high: Плeйнспоттеры — о любви к моделям

Фотоохотники за самолётами рассказали, как снимать в аэропорту и избежать ареста, в чём Дубай уступает Цюриху и Осаке, и можно ли так зарабатывать на жизнь

Суть плейнспоттинга предельно проста: любить самолёты и фотографировать их. Через окно пассажирского терминала, из-за забора, ограждающего территорию аэродрома, на взлетно-посадочной полосе, в небе — всегда и везде. На сайтах jetphotos.net и airliners.net, где споттеры публикуют удавшиеся снимки, в общей сложности собрано уже более четырёх миллионов фотографий, у которых несколько миллиардов просмотров. Bird In Flight расспросил плейнспоттеров из России, США, Германии и Австралии, зачем они снимают самолёты.

Виктор Поуди

Виктор Поуди, Австралия
менеджер и преподаватель

Я увлёкся плейнспоттингом, когда мне было десять. Над нашим домом в Мельбурне ежедневно пролетали десятки самолётов. Это пробудило во мне страсть к авиации. С тех пор вот уже тридцать лет как я фотографирую воздушные судна.

Если вы адекватно ведете себя в аэропорту, особенно с охраной, ваши шансы поснимать увеличиваются. Главное — во всём следовать установленным правилам. В аэропорту Мельбурна, где я чаще всего фотографирую, служащие уже знакомы с моими работами и разрешают снимать практически везде. Особую слабость я испытываю к аэропорту Сиднея, ещё люблю фотографировать в международных аэропортах Сан-Франциско и Лос-Анджелеса, а в скором времени собираюсь в Синт-Мартен на несколько дней.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Victor-Pody-1.jpg",
"alt": "Виктор Поуди 1"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Victor-Pody-2.jpg",
"alt": "Виктор Поуди 2"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Victor-Pody-3.jpg",
"alt": "Виктор Поуди 3"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Victor-Pody-4.jpg",
"alt": "Виктор Поуди 4"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Victor-Pody-5.jpg",
"alt": "Виктор Поуди 5"
}

Мне нравится снимать с вертолёта: это лучший способ запечатлеть летающие объекты. Когда ты сам в небе, чувствуешь себя крохотной птицей среди больших машин.
Мой любимый самолёт — Boeing-747, это действительно выдающаяся машина. Ещё нравится широкофюзеляжный пассажирский Airbus A330. Я стараюсь искать неожиданные цветовые сочетания: чем они необычнее, тем интереснее.

Кристиан Лахтарас

Кристиан Лахтарас, Германия
корреспондент Airutopia

18 лет назад, когда я начинал заниматься споттингом, такого обилия фотографий самолётов не было — редкие снимки можно было встретить разве что в специализированных журналах об авиации. Поэтому я брал у отца камеру и после школы отправлялся к аэропорту — создавать свою фотоколлекцию. Авиация мне нравилась с детства — мы с родителями много путешествовали, самолеты приводили меня в восторг.

По образованию я разработчик технической документации. Как и многие другие плейнспоттеры, фотографию я изучал самостоятельно, читая форумы, книги, журналы. Интерес к авиации привёл меня в компанию Airutopia, которая занимается производством документальных или имиджевых фильмов для авиалиний, новостных телеканалов или для выпуска на DVD. Меня часто спрашивают, как можно попасть в эту компанию — чтобы много летать, снимать в своё удовольствие и получать за это неплохие деньги. Признаться, я и сам поначалу так представлял себе эту работу. Но в действительности 70% времени уходит на рассылку писем, звонки, написание закадровых текстов и монтаж видео. Часто приходится посещать различные демонстрационные полёты и снимать всё происходящее из кабины пилота.

Плейнспоттингом я занимаюсь в своё удовольствие. К слову, я никогда не слышал от знакомых споттеров, чтобы кто-то из них зарабатывал себе этим на жизнь. Конечно, есть большие мастера своего дела — Тайсон Риннингер, Эрик Хильдебрандт, Иоаннис Леккас — они фотографируют самолёты, но как профессиональные фотографы в первую очередь сосредоточены на других темах.

{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Christian-Lachtaras-1.jpg",
"alt": "Кристиан Лахтарас 1"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Christian-Lachtaras-2.jpg",
"alt": "Кристиан Лахтарас 2"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Christian-Lachtaras-3.jpg",
"alt": "Кристиан Лахтарас 3"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Christian-Lachtaras-4.jpg",
"alt": "Кристиан Лахтарас 4"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Christian-Lachtaras-5.jpg",
"alt": "Кристиан Лахтарас 5"
}

Я считаю снимок хорошим, если в нём удалось запечатлеть что-то, чего в обычной жизни мы не замечаем. К примеру, как экипаж занимает свои места на борту или как выглядит город с высоты птичьего полета.

Ещё я люблю ночные снимки — мне нравится, как выглядит подсвеченный иллюминацией аэродром. Есть люди, которые любят снимать определённые самолёты, например, Ан-124 или Boeing-747, но я не из таких: мне нравится всё, что летает.

Сегодня я прихожу на аэродром как штатный оператор и снимаю в специально отведённых для этого местах. Служащие проверяют документы, проводят инструктаж — после этого чувствуешь себя уверенно.

Раньше было сложнее. Лет десять назад меня арестовали в аэропорту Афин. Сотрудникам авиабезопасности было тяжело поверить, что кто-то готов провести целый день рядом с аэродромом, чтобы «просто пофотографировать». В то время греки очень боялись шпионов — их аэропорты предназначены не только для гражданских самолётов, но и для военных. В моём случае полиция ограничилась просмотром моего реестра судимостей, документов, пересмотрела все снимки и отпустила к концу дня.

Дерек Хеллман

Дерек Хеллман, Дубай
капитан Boeing 777

Я начал фотографировать самолёты в 1987 году, когда был подростком, но полюбил я их задолго до этого. Ещё ребёнком, пролетая на Боинге-747 над Средним Западом США, мне повезло увидеть, как за пахотные поля заходит солнце. Впечатляющее зрелище. Я тотчас влюбился в авиацию и понял, что именно с ней хочу навсегда связать свою жизнь.

Школьником я начал снимать самолёты, летающие в небе над Лос-Анджелесом. Каждые выходные, а иногда и после уроков, мы с другом прыгали на велосипеды и проезжали 20 километров до аэропорта. Мы фотографировали и наблюдали за тем, что происходит на его территории. Получали от этого колоссальное удовольствие. Самыми захватывающими были моменты, когда самолёт, который перемещали из грузового отсека в ангар, поворачивал и его реактивные струи отбрасывали наши велосипеды, как игрушечные, до самой ограды. Это было весело и в то же время демонстрировало всю мощь летающих машин.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Derek-Hellman-1.png",
"alt": "Дерек Хеллман 1"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Derek-Hellman-2.png",
"alt": "Дерек Хеллман 2"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/09/Derek-Hellman-3.jpg",
"alt": "Дерек Хеллман 3"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Derek-Hellman-4.png",
"alt": "Дерек Хеллман 4"
}

Я начал учиться управлять самолётами, когда мне было 14, и всегда использовал их в качестве съёмочных площадок и объектов съёмки. Именно поэтому у меня много фотографий, сделанных в полёте или непосредственно на взлётной полосе.

На airliners.net появился тренд: фотографировать приземляющиеся или взлетающие лайнеры с вертолёта, курсирующего возле траектории подлёта. Не хочу хвастаться, но именно я задал эту тенденцию — в конце восьмидесятых я делал такие снимки на диапозитивную плёнку с небольшого аэроплана.

Я никогда не ходил в школу фотографии, но у меня было несколько действительно хороших учителей. Моя мама была безумно увлечена фотографией, она-то и обучила меня всем основам: настройкам, подбору подходящих объективов и плёнки. Я благодарен судьбе, что учился ремеслу, когда плёнка ещё была популярной, а цифровая революция не наступала на пятки.

Нет ничего, что радовало бы меня больше, чем только что проявленное фото в идеальном состоянии. Сегодня большинство фотографов, увы, только нажимают на кнопку, делая сотни снимков и обрабатывая их на компьютере. Я же по-прежнему предпочитаю настоящие фотографии, хотя и сам работаю с цифровой техникой — Canon 5D Mark III.

Так же, как искусство игры на музыкальных инструментах или живопись, фотография требует постоянного совершенствования навыков. Поэтому, даже зарабатывая себе на жизнь полётами, я всё равно люблю время от времени выходить на аэродром и снимать.

Когда я был студентом, на плейнспоттинге можно было заработать, продавая свои снимки коллекционерам или через специальные службы дистрибуции. Теперь монетизировать это гораздо сложнее.

Когда я был студентом, на плейнспоттинге можно было заработать, продавая свои снимки коллекционерам или через специальные службы дистрибуции, которые тогда существовали. Теперь монетизировать это гораздо сложнее: во-первых, появилось больше фотографов, что усиливает конкуренцию, во-вторых, ценность снимков снизилась — раньше можно было продавать отпечатки или негативы, а сейчас фотографию можно скачать из интернета почти без потери качества.

Сейчас перед фотографами стоит другая задача: создать платформы, на которых они смогут размещать и продавать свои работы. Рынок расширился, и заработать на жизнь фотографией становится сложнее, но сделать из плейнспоттинга дополнительный источник заработка можно.

Я капитан Боинга-777 и каждый день благодарю судьбу за возможность заниматься любимым делом. На некоторых маршрутах я наблюдаю потрясающие пейзажи. В это сложно поверить, обслуживая сотни пассажиров в день, но лишь 10% населения Земли когда-либо поднимались в небо на самолёте — хоть авиация и кажется нам привычным делом, она всё ещё остается особенной сферой.

Годы занятий плейнспоттингом вырабатывают особую интуицию: начинаешь понимать, где тебе будут рады, а где лучше не рисковать, доставая фотоаппарат. Даже в аэропорту в Дубае достаточно сложно сделать снимок именно с той точки, с которой хочется: здесь людям малознакома культура споттинга, более того, она часто вызывает подозрения.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Derek-Hellman-5.jpg",
"alt": "Дерек Хеллман 5"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Derek-Hellman-6.jpg",
"alt": "Дерек Хеллман 6"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Derek-Hellman-7.jpg",
"alt": "Дерек Хеллман 7"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Derek-Hellman-8.jpg",
"alt": "Дерек Хеллман 8"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Derek-Hellman-9.jpg",
"alt": "Дерек Хеллман 9"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Derek-Hellman-10.jpg",
"alt": "Дерек Хеллман 10"
}

Есть аэропорты, в которых я люблю работать больше всего — их представители понимают суть плейнспоттинга. Например, во многих аэропортах Германии для споттеров построили специальные площадки рядом со взлётной полосой. Страшно увлечены авиацией японцы. Один из моих любимых аэропортов — в Осаке. Там вдоль взлётной полосы разбит большой парк, где можно замечательно провести время, фотографируя самолёты и наблюдая за играющими на площадке детьми. А в аэропорту Цюриха, кроме прекрасных смотровых площадок, споттерам предлагают автобус, на котором они могут перемещаться по территории и снимать самолёты на фоне горных вершин.

Свои любимые снимки я делал с очень высоких точек, летая на небольшом аэроплане. То ещё испытание: самолеты движутся на высоких скоростях, и хорошие кадры в таких ситуациях требуют везения. Ещё мне нравится снимать самолеты вблизи: так видны даже тепловые волны, исходящие от двигателей — вот это мощь!

Артём Аникеев

Артём Аникеев, Москва
сотрудник бизнес-авиации в аэропорту Шереметьево

Самолёты мне нравились всегда. Лет 16 назад я случайно оказался в аэропорту и впервые вблизи увидел, как садятся самолёты — картина впечатлила! В 2008-м мне показали сайт airliners.net, и я сразу же понял, что хочу не просто смотреть на красивые картинки, но и сам делать такие же. Первое время я учился у старших коллег, со временем начали появляться собственные идеи и виденье. Благо, в то время плейнспоттингом занимались преимущественно профессионалы, их мастерство вдохновляло.

Места для съёмок я выбираю в зависимости от того, что хочу снять, но есть вещи, на которые всегда нужно обращать внимание: следить за направлением ветра, освещением, взлётом/посадкой самолётов. Получить нагоняй за съёмку можно в любом российском аэропорту, но если грамотно всё аргументировать, можно отстоять своё право там фотографировать. Больше всего я люблю аэропорт Шереметьево — он для меня «домашний».

{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Artyom-Anikeev-1.jpg",
"alt": "Артём Аникеев 1"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Artyom-Anikeev-2.jpg",
"alt": "Артём Аникеев 2"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Artyom-Anikeev-3.jpg",
"alt": "Артём Аникеев 3"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Artyom-Anikeev-4.jpg",
"alt": "Артём Аникеев 4"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Artyom-Anikeev-5.jpg",
"alt": "Артём Аникеев 5"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Artyom-Anikeev-6.jpg",
"alt": "Артём Аникеев 6"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Artyom-Anikeev-7.jpg",
"alt": "Артём Аникеев 7"
}

На плейнспоттинге много не заработаешь, но я никогда и не ставил перед собой такой цели. В России спрос на подобные снимки низкий, а вот на иностранных сайтах можно найти людей, заинтересованных в сотрудничестве. В среднем я зарабатываю на снимках около $400 в месяц — на жизнь не хватит, но бонус приятный.

Свой самый удачный снимок я сделал почти случайно — на репетиции парада в центре Москвы. Я стоял на 24-м этаже и очень вовремя поднял объектив в небо — по свету, ракурсу и композиции совпало всё, и кадр получился отменный. Это, кстати, мой самый просматриваемый снимок на airliners.net, его неоднократно отбирали для выставок и экспозиций.

Александр Кармазин

Александр Кармазин, Алматы
увлекается фотографией

Свой первый снимок самолёта я сделал в июле 2006 года — тогда он показался мне неплохим. Но просматривая работы более опытных фотографов, я начал замечать серьёзные недочёты в своих снимках: свет, контраст, резкость, композиция — всё требовало доработки.

В отличие от модельной фотографии, авиационная предполагает работу с заданными параметрами, где невозможно выставить идеальный свет или развернуть объект нужным образом. На компоновку снимка отведены секунды, второго дубля нет. Самолет идёт на старт по полосе, и всё, что остается делать, — это занять позицию и выставить нужные настройки. Если непорядок со светом — ждать пока не разбегутся облака. Если сильный контраст — ждать, когда солнце опустится пониже. Вообще, умение ждать — одна из главных черт авиационного фотографа.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Alexander-Karmazin-1.jpg",
"alt": "Александр Кармазин 1"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Alexander-Karmazin-2.jpg",
"alt": "Александр Кармазин 2"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Alexander-Karmazin-3.jpg",
"alt": "Александр Кармазин 3"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Alexander-Karmazin-4.jpg",
"alt": "Александр Кармазин 4"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Alexander-Karmazin-5.jpg",
"alt": "Александр Кармазин 5"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/05/Alexander-Karmazin-6.jpg",
"alt": "Александр Кармазин 6"
}

Работники аэропортов часто относятся к плейнспоттерам с симпатией, разделяя их интерес к авиации. Но для служащих авиационной безопасности человек, который на протяжении всего дня околачивается у забора возле взлётно-посадочной полосы, конечно же, становится объектом внимания. В парижских аэропортах, к примеру, нужно иметь при себе разрешение на фотосъёмку, которое выдаёт по запросу местная полиция. Во Франкфурте ничего такого не требуют. Более того, там имеется четыре официальных площадки для съёмок, добраться до которых несложно.

Мои любимые снимки — те, которые тяжело спланировать заранее. При высокой влажности воздуха можно видеть у пролетающих самолетов завихрения за крыльями. А если смотреть против солнца, можно наблюдать цветовые эффекты, похожие на радугу. Интересно выглядят фотографии, сделанные на закате и рассвете или при обильных осадках. Снимки, передающие динамику движения, создают эффект присутствия.

Любая модель самолёта имеет что-то своё, индивидуальное. Но когда смотришь вдаль и видишь приближающегося межконтинентального гостя, всё же ловишь себя на мысли, что фотографировать большие самолёты интереснее. А если вспомнить, что за иллюминаторами находятся 300–400 пассажиров, и у каждого свои планы и судьбы, можно и пофилософствовать — не пропадать же зря такой уйме времени.

Новое и лучшее

1 625

108

121
664

Больше материалов