Вдохновение

«Жена считает меня неудачником, но я — визионер»: В Киеве покажут фильм о спасении последнего завода Polaroid

Последний завод по производству пленки Polaroid должны были закрыть в 2008 году, но безумцы, влюбленные в аналоговую фотографию, решили спасти его и основали «Невозможный проект». Тогда мало кто верил в будущее пленочных фотоаппаратов, и некоторые материалы, необходимые для моментальных снимков, уже не выпускали — поэтому и «невозможный», но впоследствии успешный. 23 ноября в киевском кинотеатре «Жовтень» покажут фильм Йенса Мойрера, задокументировавший эту историю. Рассказываем о главных героях картины, верящих в Polaroid больше, чем руководство компании.

Пик популярности Polaroid пришелся на 1991-й, но уже в начале двухтысячных повсеместная диджитализация заставила компанию сменить фокус. Так, в 2004 году Polaroid решила прекратить производство негативов и сосредоточиться на выпуске телевизоров и цифровых фоторамок. В 2007-м, когда презентовали новый айфон, вообще казалось, что вот она — цифровая революция, которая уже свершилась. Поэтому в следующем году компания намеревалась и вовсе закрыть свой последний завод по производству пленки.

Правда, прогнозы не оправдались — спрос на нее все же оставался выше, чем ожидалось, а запасов негативов уже хватало не на десятилетия вперед, а примерно до конца того же 2008-го. Но это не спасало завод в небольшом нидерландском городке Энсхеде, главную европейскую базу Polaroid на протяжении 20 лет: предприятие все равно собирались ликвидировать.

NETHERLANDS-PHOTOGRAPHY-POLAROID
Polaroid Fabriek Enschede
Завод Polaroid в Энсхеде. Фото: Erik Van T Woud / ANP / AFP

Закрыть этот комплекс в Энсхеде должен был 56-летний Андре Босман, который за 28 лет работы в компании прошел путь от инженера до директора завода. Перспектива Босмана совсем не устраивала, и он еще за несколько лет до того разработал спасительный план, предложив сократить производство пленки в 10 раз. Но руководство не согласилось: мол, зачем стараться и поддерживать мощности предприятия ради того, чтобы выпускать минимум продукции и зарабатывать мизер.

В итоге Босмана все же попросили заняться инвентаризацией оборудования, продать все, что только можно, и попрощаться с сотрудниками, многие из которых посвятили этой работе около 30 лет. Было еще одно небольшое поручение — поговорить с профессором биологии и членом ломографического общества Флорианом Капсом, который изводил руководство Polaroid предложениями спасти производство пленки. Но как Босман мог разубедить его, если сам был одержим этой идеей?

Капс увлекся аналоговой фотографией довольно поздно, только в 2003-м, когда нашел на барахолке свой первый Polaroid. Но уже через пару лет Флориан вместе с партнером основал торговую компанию и стал крупным продавцом той самой пленки, поэтому ему было сложно смириться со столь быстрым ее закатом. «У всех есть CD или MP3-плееры, но это не значит, что люди не тратят деньги на хорошие пластинки», — приводил он аналогию.

«У всех есть CD или MP3-плееры, но это не значит, что люди не тратят деньги на хорошие пластинки».

Так что Босман и Капс, встретившиеся на вечеринке по случаю закрытия завода, в том же 2008 году и запустили свой проект, призванный сохранить предприятие хоть в каком-то формате. «Мы сразу же вдохновили друг друга. Мы очень разные люди: он маркетолог, предприниматель, а у меня управленческий, технический опыт. Но мы оба хотели одного и того же — сохранить Polaroid», — рассказывал Босман об их знакомстве Wired.

В одном из интервью Эдвина Герберта Лэнда, основателя Polaroid, Капс встретил фразу: «Не делайте того, что может создать кто угодно. Не беритесь за проект, если он не кажется важным и почти невозможным». Поэтому свой проект партнеры назвали Impossible Project, и, собственно, так же он и «поплыл». Некоторые материалы для производства пленки Polaroid уже давно не выпускали, и для ее спасения Impossible Project нужно было придумать заново саму формулу.

«Не делайте того, что может создать кто угодно. Не беритесь за проект, если он не кажется важным и почти невозможным», — говорил создатель Polaroid.

Для начала Капс привлек к Impossible Project третьего энтузиаста — Марвана Сабу, затем команда проекта арендовала здание, которое ранее было частью того самого завода в Энсхеде. Также партнеры уговорили руководство Polaroid не уничтожать убыточное оборудование, а сдать его в аренду. К январю 2009 года к работе приступила команда уже из десяти человек.

Таким образом, в начале 2010 года в продаже появилась черно-белая пленка для моментальных фотографий Impossible Project, стоила она £15 за восемь кассет. Журналист The Guardian Шон О’Хаган протестировал ее и в своей колонке отметил, что пленка получила неоднозначные отзывы блогеров. По его словам, такие снимки выглядели даже старше, чем сделанные на пленку Polaroid. Но это не остановило команду. «Моя жена считает, что я один из самых больших неудачников во всем мире, но я предпочитаю думать, что я один из самых успешных визионеров», — говорит Капс.

Затем Impossible Project взялись за производство цветной пленки, и тут уже было над чем потрудиться: если монохромная кассета состоит из четырех слоев, то цветная — не менее чем из пятнадцати.

С 2018-го пленка, созданная этой командой, продается уже не как Impossible Project, а под своим родным названием — Polaroid Originals. Похоже, невозможное в итоге стало возможным. О том, как развивалась история Флориана Капса, Андре Босмана и Марвана Сабы все эти годы, и рассказывает фильм Йенса Мойрера «Невозможный проект». Показ пройдет в киевском кинотеатре «Жовтень» 23 ноября в 9:10. Повторный показ в рамках фестиваля EUNIC Film Festival проведут в Днепре 2 декабря в 19:00 в «Планете кино». Премьера картины состоялась на Международном кинофестивале в Роттердаме.


Фото: Dieter Nagl / AFP

Новое и лучшее

1 972

59

287
199

Больше материалов