Критика

«Сдохни от рака груди»: Почему гики-республиканцы угрожают убийством сценаристкам комиксов

Два года назад в твиттере развернулась новая интернет-война, длящаяся до сих пор: нерды и гики правых политических взглядов угрожают женщинам, чернокожим и ЛГБТ-персонам, работающим в комикс-индустрии, убийством и изнасилованием. Рассказываем, что такое комикс-гейт и при чем здесь Трамп.

Гражданка Кейн

Челси Кейн росла в коммуне хиппи, поселившихся недалеко от Айова-Сити. Тогда, в начале семидесятых, интернет-пионеры, не в последнюю очередь вдохновлявшиеся битниками и хиппи, представляли Всемирную сеть как расширение пространства борьбы, еще одну территорию братания и мира. Красивая утопия: вирт, никаких препон для общения, площадка для обмена позитивными вибрациями. У Кейн есть автобиография — «Девушка Дхармы». Дорожные скитания, жизнь на чемоданах, роман взросления среди «маргиналий» общества… На фоне этих пестрых деталей совсем незамеченным может остаться небольшой пассаж об интернете. В нем говорится, что отец девушки верил, что веб-мир компенсирует всю несправедливость нашего.

Осенью 2017 года, примерно через сорок лет после этой ремарки, Кейн проснется от разрываемого уведомлениями смартфона. Сотни комментариев — уведомление в секунду. Минус тысяча подписчиков. Под опубликованным прошлым вечером постом ветвятся несколько десятков тредов: слова поддержки, нецензурная брань, угрозы, солидарность.

Кейн, автор беллетризированных мемуаров, была приглашена комикс-издательством Marvel, чтобы создать восемь выпусков новой сюжетной арки и полностью переписать имидж супергероини Пересмешницы (не путать с «Голодными играми»). Полностью — значит, полностью. Осовремененная редакция дает о себе знать сразу, с обложки — на одном из альтернативных каверов героиня одета в футболку с надписью «Спроси меня о моей фем-повестке». Эту обложку Кейн и постит в твиттер перед сном.

За ночь аккаунт писательницы превратился в магнит для альт-райт-сил. Классический набор шовинистических сетевых наездов: женоненавистничество патриархат бережет, вычисление IP, угрозы изнасилования и убийства. Кейн удаляет приложение, встает с кровати и выгуливает собак. Это один из множества случаев так называемого комикс-гейта — движения правого крыла гик-сообщества, объединившегося против левого поворота в комикс-индустрии.

Милкшейк-гейт

Говорят, комикс-гейт начался с молочных коктейлей. В июле 2017-го, за три месяца до случая с Кейн, в Нью-Йорке умерла Фло Стайнберг — первая леди серебряного века комиксов, издатель и одна из тех, кто видел, как редакция Marvel разрослась с трех-четырех человек до конгломерата. Cтайнберг любили — за кропотливый труд, долгую карьеру, вообще за пример того, что ее можно построить в мужском бизнесе. Когда Стайнберг умерла, семь работниц компании устроили в честь нее поминальный вечер с молочными коктейлями и меморационным постом в твиттере. Редактор Marvel Хизер Антос запостила селфи с сотрудницами, которое, как ни смешно, стало рычагом комикс-гейта.

То, что интернет оказался крушением шестидесятнического хиппи-мифа, стало понятно при запуске первых соцсетей. Пацифистские ожидания отца Кейн не сбылись: на пять минут мирного общения приходится несколько громко разорвавшихся гранат. Твиттер и другие площадки скорее напоминают времена расширения фронтира, своего рода Дикий Запад без писаных правил, где все дозволено, плохих парней слишком много, а шерифов слишком мало.

Именно твиттер, в куда большей степени, чем ютуб или фейсбук, стал эпицентром реакционного бойкота против комикс-индустрии, следующей современной освободительной риторике. Отчасти из-за того, что нет четко прописанного законодательства, пресекающего и наказывающего за интернет-харассмент. Отчасти из-за того, что все привыкли, что новостная лента то и дело подсовывает твиттер-выходки президента-республиканца, после которого наводнять сеть осмелилось все больше представителей правого политического зверинца.

Челси Кейн: «Кто-то однажды прислал мне ужасную картинку, рисунок изнасилованной и убитой Пересмешницы. Детализированная, с чернилами и цветом картинка — кто-то провел часы рисуя ее. „Спроси меня о моей фем-повестке“ было написано на ее трупе»

Пост прокомментировали более тысячи пользователей с обвинениями Marvel в слишком активном найме женщин в ущерб более талантливым авторам-мужчинам. Придерживаясь стандартов гендерного равенства, по мнению нердов правого крыла, комикс-индустрия дает возможность женщинам потеснить популярные фигуры мужчин-сценаристов. Что якобы нарушает органично существовавший почти век канон комиксов, а также сказывается на резком падении спроса на новые серии, где любимые герои начинают цитировать феминисток третьей волны, а у Питера Паркера на столе валяется томик фем-мыслительницы Андреа Дворкин.

Если потратить полчаса на комментарии под постом Антос, то можно привести десятки сотен высказываний к единому знаменателю: ставятся под сомнение права женщин — от сценаристок и редакторов до художниц и ретушисток — создавать комиксы вообще. Женщины все чаще занимают руководящие должности, меняют редакторский или корректорский стол на продюсерский и — чтобы в полной мере перечислить главные триггеры ненавистников Кейн — перешивают канон серебряной эры комиксов. Гендерная рокировка: белые перекачанные персонажи становятся женщинами, как это случилось с Тором и Железным Человеком; сексуализированные, 90—60—90, героини теряют в силиконовых формах, обретают глубину и все чаще выдают комиксные баблы с чем-то остроумным и феминистским внутри.

И здесь не только женское движение. Белые цисгендерные супергерои и злодеи могут превратиться в азиатов/-ок и афроамериканцев/-ок гомосексуальной или небинарной ориентации. Так, сценарист комикса G.I. Joe Обри Ситтерсон переделал героя Сальво — бритоголового реднековатого мужика с большой пушкой и футболкой «The right of might» («Сила правых») — в лесбиянку племени Самоа.

Падение титана

Одна из центральных для комикс-гейт-сообщества фигур, Ричард Майер, считает, что авторы слишком навязчивых левых взглядов «доят» комикс-вселенную: последняя, гонясь за духом времени, нанимает не самых сильных сценаристов или художников, премию Айснера можно получить только за пигмент кожи или сексуальную ориентацию, а не слишком добросовестные авторы растаскивают американское комиксное «наше все» на золотые кирпичи и признание только благодаря своей левизне.

Иронично, что ютуб-канал Майера назван Comics & Diversity (имеется в виду гендерное и расовое разнообразие), где он из выпуска в выпуск критикует новые сюжетные арки и перезапуски уже существовавших серий в актуальном фем- или антирасистском изломе. Майер вместе с подписчиками добился увольнения упомянутого Ситтерсона и еще нескольких менее известных авторов. В марте 2017 года на фоне роста его популярности среди гиков-республиканцев старший вице-президент Marvel по маркетингу и продажам Питер Гэбриел заявил, что, согласно аналитикам компании, «люди больше не хотят разнообразия. Они не хотят супергероинь. По крайней мере, это то, что мы видим в рейтингах».

престижнейшая премия в области комиксов

Представитель комикс-гейта Итан Ван Скивер: «Вы позволили политическим экстремистам вторгнуться в наш бизнес и хобби, удерживать его и превратить в пропаганду вместо развлечения»

Возможно, это один из самых показательных примеров влияния альт-райт-блогера на глав компаний в трампистской Америке. Через неделю после заявления Гэбриела журналистка крупнейшего комикс-портала CBR С. П. Хоффман провела раблезианское в своих масштабах исследование продаж Marvel.

С октября 2015-го по февраль 2017 года издательство перезапустило 104 серии, что составляет примерно 6 новых первых выпусков в месяц. Только 40 новых серий (примерно 38,5%) из 104 содержали diversity-контент. Заметив падение продаж, Marvel отменила примерно 40,4% серий, 15 из которых были — для простоты назовем их так — левацкими. Если свести вычисления Хоффман к простой формулировке, почти все серии Marvel, несмотря на их повестку, переживали не лучшие времена. За редким исключением, почти каждая новая серия комикс-гиганта не продавалась числом большим, чем 20 тысяч копий. До 2015 года, когда Marvel была занята крупнейшей серией «Секретные войны» со множеством ответвлений, один выпуск разлетался в виде 50-55 тысяч копий.

В этом смысле комикс-гейт, преемник еще одной гик-войны под названием геймер-гейт, — очередное доказательство незрелости так называемой нижней прослойки интернета и правого поворота среди пользователей соцсетей (особенно при правлении Трампа). Времена геймер-гейта, когда поклонники видеоигр массово угрожали физической расправой гейм-критику Аните Саркисян только за то, что она представляет женское сообщество в мире киберразвлечений, показало, как легко можно затравить «меньшинства» в соцсетях и сподвигнуть их изменить место жительства или обратиться к охране. Случай с комиксным бунтом практически идентичен: работникам комикс-индустрии угрожают изнасилованием или убийством. Один из художников издательства DC Итан Ван Скивер, однажды выпустивший комикс с якобы шутливым названием «Моя борьба», провел стрим — в нем он пожелал сценаристке Тесс Фаулер «сдохнуть от рака груди», с которым она борется.

Комикс-гейт — это такой классический Джокер; сколько его ни бей, ни расщепляй на атомы или ни отправляй в далекий космос, он всегда возвращается. Тут как тут, с заявлениями, что посягать на мужскую Валгаллу с персонажами-качками и маскулинными воззрениями могут только мужчины — всех остальных вычислят по IP.


Фото обложки: Everett Collection

Новое и лучшее

2 510

170

446
281

Больше материалов