Критика

Чарльз Соломон: «Аниме — это джаз визуального мира»

Критик Чарльз Соломон объясняет, почему аниме — это искусство.

Чарльз Соломон

Американский аниме-критик, преподаватель истории анимации в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе (UCLA), автор колонок для The New York Times, TV Guide, Rolling Stone, The International Herald Tribune, Hollywood Reporter. Автор многочисленных книг на тему истории анимации и творчества анимационных студий в Европе, Америке и Японии.

Истоки

Японская анимация — это не только покемоны, трансформеры и хентай. В мире визуальной культуры она имеет не меньшую ценность, чем кинематограф или живопись. И хотя к анимации всегда относились как к переходному этапу между традиционным изобразительным искусством и живыми фильмами, она — не переходное, но объединяющее.

До появления фотографий японцы изображали на гравюрах важные исторические события, самураев и красивых женщин — всё самое главное. Дорисуйте на любой из этих картин космический корабль, и вы получите аниме. Та же сильная графика, то же мастерство и те же традиции, воплощением которых стали волны Кацусики Хокусай. В основу аниме легло всё наследие японского визуального искусства.

Последняя работа режиссёра Исао Такахаты «Сказание о принцессе Кагуя» (2013) создана в традиционной манере японской живописи, это ожившие рисунки тушью. Сотни лет в Японии оттачивалось мастерство владения кистью, и в сцене, где главная героиня разочаровывается в столичной жизни и, срывая одежду, убегает назад в деревню, вы можете увидеть, какого уровня достигли современные мастера.

Создатель анимации Уинзор Маккей говорил, что в будущем, глядя на картину, люди будут сильно удивлены, что она неподвижна. Поэтому мультипликаторы – самые смелые художники.

Аудитория

В Японии аниме смотрят люди всех поколений, анимация выросла и качественно и тематически, большая её часть предназначена для взрослых. И дело не только в порнографии, которая там официально разрешена, но и в серьёзных фильмах: «Могила светлячков», «Ветер крепчает», «Летние войны», «Девочка, покорившая время». Это взрослые картины, и в Японии к ним относятся с большим уважением, как к предметам искусства.

В США у анимации был свой золотой век, и не молодёжь, а взрослые люди сделали популярными Багза Банни и Микки Мауса. Но в середине 1960-х, с развитием киноиндустрии, анимация постепенно утратила свои позиции и превратилась в теленяньку для малышей. На смену ей пришли километры плёнки с примитивными, дёшево сделанными картинками, которые заполнили собой телевидение, собрались в целые телеканалы и снизили планку анимации, упростили её и привязали к самым юным потребителям визуальной продукции. В Европе же аниме смотрят больше взрослые, потому что там не прерывалась анимационная культура.

Мир анимации огромен даже по сравнению с Болливудом — в последний раз, когда я пытался сосчитать аниме-фильмы и сериалы, их было сорок пять тысяч, и я не видел даже половины. Попав в этот мир , вы рискуете пережить некий культурный шок: хотя и существуют журналы, книги и сайты об аниме, большинство из них сделаны фанатами для фанатов, и человеку извне сложно понять, о чём идёт речь. Это отпугивает, люди спешат обозвать анимешников гиками и закрывают тему. Но анимация требует исследовательской работы, как литература или музыка, в отличие от массового кинематографа, который вы можете потреблять по расписанию вашего любимого кинотеатра. А если ценность фильма, по сравнению с аниме, вы усматриваете в игре живых людей, нет ли у вас того же чувства относительно, например, «Ночного дозора» Рембрандта?


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_01.jpg", "text": "«Сказание о принцессе Кагуя» (2013)" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_14.jpg", "text": "«Сад изящных слов» (2013)" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_15.jpg", "text": "«Унесённые призраками» (2001)" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_04.jpg", "text": "«Могила светлячков» (1988)" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_17.jpg", "text": "«Паприка» (2006)" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_05.jpg", "text": "«Ветер крепчает» (2013)" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_06.jpg", "text": "«Летние войны» (2009)" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_07.jpg", "text": "«Девочка, покорившая время» (2006)" }

Причина, по которой у аниме долгое время была плохая репутация — из-за событий многолетней давности. В 1997 году во время показа серии «Покемонов» в Японии из-за мигающего эффекта, частой смены кадров атаки одного из героев, некоторые дети почувствовали недомогание. Серьёзных последствий не было, но общее количество детей, которые жаловались на плохое самочувствие, составило, по меньшей мере, 12 тысяч. Этот момент из серии вырезали, а для анимации создали ряд ограничений по частоте смены кадров. Инцидент был исчерпан. Но тема стала так популярна в прессе, что в воображении людей за японской анимацией закрепились бьющиеся в конвульсиях дети и сходящие с ума подростки. Что ж, это как вера в привидения, ничего не поделаешь.

Режиссёры

Хаяо Миядзаки — единственный оскароносный аниме-режиссёр, человек из той же лиги, что и Акира Куросава. Пока это всё, потому что в киноакадемии собрались одни старики, и у молодых режиссёров аниме уходят годы, чтобы привлечь к себе их внимание. Аниме всё ещё не заинтересовало большинство кинокритиков, несмотря на популярность у зрителей.

Работы Синъитиро Ватанабэ или Мамору Хосоды гораздо менее известны, чем популярные на телевидении «Покемоны» или «Сейлор Мун», но они в гораздо большей степени олицетворяют собою аниме. Картины, которые создал Сатоши Кон, несомненно, стоят в одном ряду с лучшими фильмами ХХ века: это «Актриса тысячелетия», «Крёстные отцы Токио». Они вызывают глубокие и искренние переживания, а на это способно только настоящее искусство. Конечно, в аниме-индустрии не так много людей с талантом его уровня, но это уже классика.

Из молодого поколения я бы отметил Мамору Осии и Хидзаки Анно, режиссёра «Евангелиона», культового произведения, вне всяких сомнений. Они представляют ту часть аниме, которая, как и кинематограф, стремится удовлетворить самые разные вкусы и высокие темпы потребления информации.


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_08.jpg", "text": "«Актриса тысячелетия» (2001)" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_09.jpg", "text": "«Крёстные отцы Токио» (2003)" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_10.jpg", "text": "«Мононоке» (2007)" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_11.jpg", "text": "«Евангелион 1.11: Ты (не) один» (2007)" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_16.jpg", "text": "«Пять сантиметров в секунду» (2007)" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_12.jpg", "text": "«Ковбой Бибоп» (1998)" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_13.jpg", "text": "«Призрак в доспехах» (1995)" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/anime_18.jpg", "text": "«Красная черта» (2009)" }

Искусство

Несмотря на технологические усовершенствования процесса, огромную часть работы художники делают вручную. Аниме всё ещё большей частью рисованное, и это — его истинная магия. Один вид искусства не заменяет другой: творчество фотографа не заменит творчество художника, а фильмы не заменят анимацию.

Аниме может быть пугающим, красивым, трогательным. Оно может заставить вас плакать или смеяться, грустить или чувствовать радость. Но разве не это же делает музыка, литература?

В отличие от кинематографа, аниме не работает на кассовые сборы. В этом его уникальность: аниме смотрят с друзьями в интернете или в одиночку на телефоне в общественном транспорте. Аниме стало искусством для индивидуального восприятия, оно требует обсуждения в узком кругу. И пока телевидение находится под экспансией Cartoon Network и иже с ним, а в кинотеатрах показывают Disney и Pixar, аниме становится джазом современного визуального мира. При всей своей массовости оно очень личное.

Новое и лучшее

22359

137

919
455

Больше материалов