Критика

Портфолио: Андрей Мамченко

В рубрике «Портфолио» фотографы показывают свои работы и рассказывают о себе. В сегодняшнем выпуске — киевский фотограф Андрей Мамченко, снимающий людей, которых никто не замечает.

Андрей Мамченко 35 лет

Родился в Донецке. Окончил Киевский политехнический институт и с тех пор живёт в Киеве. По натуре интроверт. Любимые писатели — Виктор Пелевин и Владимир Сорокин.

Первые фотографии я сделал на отцовский «Зенит». Он нравился мне на ощупь, нравились его вес и как мир выглядит через видоискатель. Используя микрокольца, я снимал разные сцены из жизни солдат, кота и родственников. Практически все фотографии получались неконтрастными и со следами от царапин на плёнке. Меня это не беспокоило — удовольствие от самого процесса было колоссальным.

Какое-то время я ходил в фотокружок, но там всё было печально — мы занимались только монотонным конспектированием книги Лидии Дыко. В 1990-х на скопленные деньги я тайком от родителей купил себе уже свой, современный фотоаппарат. Это был не «Кодак», но похожая японская мыльница. У неё была вспышка, и она умела делать «вжик» после спуска. Я делал разные снимки, но только по прошествии двадцати лет понял, что больше всего меня интересует именно уличная фотография.


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_01.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_02.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_03.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_04.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_05.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_06.jpg", "text": ""}

Начиналось всё с преодоления панического страха съёмки людей. Когда я дошёл до того, что смог снимать человека с расстояния в пару метров, в упор, не скрывая этого — мои приоритеты поменялись. На первый план вышла композиция, свет — то, что по идее должно быть базой.

Если ставить перед собой цель снимать так же математически правильно, как Брессон, то на этом этапе можно было задержаться надолго.

Но я перешёл к съёмке цвета и сложных сюжетов. Безусловным авторитетом, уровня которого мало кто достиг, для меня в этой области является Алекс Вебб.

Теперь фотография для меня — это своеобразный способ медитации. Я выключаю внутренний диалог, расфокусирую своё внимание и стараюсь раствориться в окружающем мире: людях, звуках, тенях. Получив определённый опыт, уже не нужно думать о композиции или настройках — всё происходит интуитивно. Это мой диалог с самим собой.

Я снимаю жизнь. Так как живу в городе, то и снимаю городскую жизнь. Когда бываю в деревне — снимаю деревенскую. Жизнь — это в первую очередь люди. И я хочу рассказывать о них.


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_07.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_08.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_09.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_10.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_11.jpg", "text": ""}

В своих работах я показываю тех, кого вы встречаете каждый день в лифте, на улице, в транспорте, на кого вы не обращаете никакого внимания. Все носят маски, и я не стараюсь снять чью-то душу или внутренний мир. Я думаю, что мы все такие же одинаковые, как и разные. Я не портретист журнала People, мне достаточного того, что я сохраняю у себя в камере 1/250-ю секунды из нашей общей жизни.

Меня не перестаёт удивлять, что после знакомства те, кого я сфотографировал, рассказывают мне какие-то совершенно удивительные истории из своей жизни. Им хочется говорить о своём прошлом.

Например, я никогда не забуду историю моего знакомства с Сергеем Петровичем. Он начал беседу с вопроса: «Скоро зима?». Я не растерялся и ответил: «Через четыре месяца». На самом деле до зимы оставалось всего три, но он не придрался, и мы разговорились. Дядя Серёжа — типичный городской сумасшедший, одетый в тренировочные штаны и драную футблоку Nike, с немного безумными глазами, лёгким запахом перегара, с множеством принципов, гибким мышлением и доброй натурой. Он рассказал, что всю жизнь проработал капитаном на речном флоте и умеет варить борщ двумя способами: для себя и для людей. Родственники зовут его в Германию, но он не хочет, потому что считает, что там уже не приживётся. Голосует и всегда будет голосовать за коммунистов. Работает теперь на стройке и с другими рабочими живёт в автобусе под мостом на Рыбальском острове. Мы проговорили около двух часов и расстались на том, что главное — любить людей.

Фотография должна оставлять пространство для размышлений. Или должна быть совершенно непонятной с первого взгляда. Или вызывать сильную эмоцию. Или там должен быть котик. Для каждого зрителя есть свой снимок. Я же не стараюсь кому-то угодить, а снимаю только для себя.


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_12.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_13.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_14.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_15.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_16.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_17.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_18.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_19.jpg", "text": ""}

Иногда, следуя трендам уличной фотографии, я и сам делаю фото, где у людей кусты или воздушные шарики вместо головы, где большое количество цветных объектов взаимодействуют между собой. Глядя на такую фотографию, можно сказать «ух ты, круто», но я понимаю, что она вылетает из головы зрителя на следующий же день.

Когда-то я узнал о том, как можно гарантировано получить неплохой снимок. Есть простой приём: нужно выбрать хороший фон и ждать, пока объект появится в нужном месте. Несколько раз я попробовал такую технику, но мне не понравилось. Бродить по городу, исследуя новые маршруты, мне приятней и интересней, чем рассчитывать момент и скрупулёзно выжидать. Выдержка и терпение необходимы фотографу для другого — разбора и анализа сотен или тысяч снимков.

Я стараюсь «выдерживать» свои фото. Плёнка может год лежать непроявленной, а флешка — нетронутой. Я жду, пока снимок станет «чужим» и сотрётся из моей памяти. Только тогда я начинаю оценивать его — есть ли там хоть что-то, стоящее внимания.

Не знаю, можно ли сказать, что фотография — это моё призвание. Полагаю, что такие вещи могут утверждать лишь документальные и военные фотографы, которые с помощью своих работ меняют мир и людей. Могу сформулировать свою позицию так: если можете не заниматься фотографией — не занимайтесь. Я не могу не заниматься, но это не даёт мне право считать, что это — моё.


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_20.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_21.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_22.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_23.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_24.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_25.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_26.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_27.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_28.jpg", "text": ""}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/09/Mamchenko_29.jpg", "text": ""}

Новое и лучшее

1765

135

134
256

Больше материалов