Фотопроект

Героиновое кольцо

Фотограф Сергей Котов исследует актуальность «границ безопасности» для выздоравливающего наркозависимого. Сергей создал условную карту одного из районов Петербурга, взяв за основу воспоминания наркозависимого, который прожил там больше 20 лет.

Методик избавления от зависимости много, и работают они по-разному. Один из методов некоторых реабилитационных программ — принятие «границ безопасности»: правил поведения, которые призваны уберечь человека от срыва.

Например, наркозависимым рекомендуют до конца жизни не брать в руки, не передавать, не хранить наркотики; год не общаться с употреблявшими или употребляющими людьми; год не брать в руки шприцы, инсулинки, жгуты, бутылочки, ампулы; полгода не трогать ценные вещи и три месяца не заходить в ломбард; полгода не заходить в аптеки; три месяца не смотреть телепередачи, вызывающие тягу, и так далее.

Объясняется это так: «Моя зависимость хитро и изощренно разводит меня на компульсию — через чувства, через ситуации, через отношения. И я как больной человек не могу ориентироваться и здраво принимать решения, в этом мне помогают границы безопасности. Они все взаимосвязаны и работают в комплексе. Когда я выбираю только те границы, которые мне нравятся, и игнорирую другие границы, не прислушиваясь к опыту других зависимых, я упираюсь в ситуации, приводящие к срыву».

Сергей Котов

Работает электромонтажником. Три года назад начал фотографировать. Окончил «Фотографику».

map

«Это место, где я родился и вырос. Здесь я впервые попробовал наркотики и употреблял их 15 лет. За это время я не раз пытался убежать от употребления: запирался дома, уезжал в другие города, обращался к медицине, скрывался от наркотиков в тюрьме. Но когда я возвращался, все начиналось заново.

Впервые услышав о границах, я не придал этому значения. Но, срываясь, я стал понимать, насколько границы важны для меня.

После реабилитации я приезжал домой, в тот же район. Поначалу я обходил стороной многоэтажки, в которых раньше покупал необходимое, не общался с употребляющими. Мне удавалось оставаться чистым какое-то время, но чем дольше я находился в своем районе, тем быстрее стирались мои границы.

После очередного срыва я решил, что не вернусь. Я снял комнату в малознакомом районе города, подальше от своего дома. И это помогло — я чист больше двух лет».

untitled-(1-of-1)

«Как употребляют героин, я видел только в кино. Сам бы я не сумел, поэтому попросил друга уколоть меня. Мне очень хотелось узнать этот кайф».

untitled-(2-of-1)
untitled-(3-of-1)

«Пообещав поделиться раствором, он попросил вынести ему „кухню“ (кипяченую воду и металлическую ложку). У Кости был ВИЧ. Он укололся и протянул мне свой „баян“. Я вмазался без сожаления, другого шприца у меня не было».

untitled-(4-of-1)
untitled-(5-of-1)

«Договорившись о встрече, мы с братом ждали барыгу в подъезде. Знали, что у него с собой есть несколько граммов. Брат ударил первым, потом бил я. Когда он упал, мы забрали то, что было нужно».

untitled-(6-of-1)
untitled-(7-of-1)

«Брат долго свистел под окнами, я не открыл ему: не хотел с ним делиться. Он ушел, и мы больше не виделись. Спустя время я шел по улице, и навстречу мне выехал „козелок“. Мусора обыскали меня, а один из них сказал, что мой брат умер неделю назад. Я не поверил».

untitled-(8-of-1)
untitled-(9-of-1)

«После похорон брата я заторчал по-черному, поселившись на съемной хате с подругой. Мы начали торговать».

untitled-(10-of-1)
untitled-(11-of-1)

«Моя девушка приходила сюда, чтобы продать себя. На заработанные деньги мы покупали наркотики».

untitled-(12-of-1)
untitled-(13-of-1)

«Эту квартиру снимали проститутки. Сюда можно было прийти в любое время, сделать раствор и уколоться».

untitled-(14-of-1)
untitled-(15-of-1)

«Об этой аптеке знали все местные торчки. Здесь можно было купить любые вещества для усиления героинового кайфа, вообще все. Ни о каких рецептах не было и речи. Рыжая женщина, продававшая нам препараты, все время спрашивала, как наше здоровье».

untitled-(16-of-1)
untitled-(17-of-1)

«Меня сбили с ног, затащили в машину и обыскали. Того, что нашли, оказалось мало. Тогда оперативники подкинули мне пять граммов порошка, и я уехал в тюрьму на три года».

untitled-(18-of-1)
untitled-(19-of-1)

«Я пас его давно, подбирал нужный момент. Когда мы зашли в арку, я ударил его. Он обернулся и секунду смотрел на меня. Я ударил еще и еще. Обшаривая в потемках карманы, я наткнулся на удостоверение оперативника».

untitled-(20-of-1)
untitled-(21-of-1)

«Здесь жил мой лучший друг. Он умер от наркотиков».

untitled-(22-of-1)
untitled-(23-of-1)

«C „хмурым“ в кармане я бежал в сторону дома. Из машины вылетел здоровяк и еще один парень с битой в руках. Меня избили и отобрали кайф».

героин

untitled-(24-of-1)
untitled-(25-of-1)

«Мусора палили в бинокль всех, кто заходил в подъезд. Сообщали по рации оперативнику, дежурившему на этаже, где жил торговец».

untitled-(26-of-1)
untitled-(27-of-1)

«Как-то на этом месте появился автобус — пункт помощи наркоманам. Торчки приходили сюда в основном за халявными шприцами. Позже об этом месте узнали мусора, и тут стало небезопасно».

untitled-(28-of-1)
untitled-(29-of-1)

«После двух месяцев реабилитации я вернулся домой. Хорошо помню синий туман и давящий вакуум, было тяжело дышать.

Спустя какое-то время я начинал искать, и все повторялось вновь».

untitled-(30-of-1)
untitled-(31-of-1)

Новое и лучшее

1 204

3 158

797
1 085

Больше материалов