Фотопроект

Уголька не найдётся: Бывшие шахтёрские регионы в проекте Дэвида Сиверна

Английский фотограф Дэвид Сиверн, выходец из семьи горняков, несколько лет работал над серией о бывших угледобывающих регионах, которые закрылись после забастовки шахтёров 1984–1985 годов и до сих пор прозябают в бедности.

Дэвид Сиверн

Документальный фотограф родом из Мэнфилда, живёт в Ноттингеме, Великобритания. Включён в тридцатку лучших фотографов младше 30 лет по версии агентства Magnum. Сотрудничает с The New York Times, The Times, Monocle, The Financial Times и другими изданиями.

Работа над проектом «Спасибо, Мэгги» началась после того, как меня вместе с другими художниками пригласили в Мэнсфилд — город в Англии, где раньше добывали уголь. Я сделал серию фотографий, пока изучал, что стало с шахтами. Теперь индустриальное прошлое этих мест покрыто густой травой и деревьями. Меня увлекла шахтёрская культура и постиндустриальные пейзажи, и я решил продолжить проект. Я сам вырос в таких местах и, как многие здесь, тоже из шахтёрской семьи. Мой отец десятки лет добывал уголь, а дед занимался охраной труда на шахте «Саттон».

severn_01
Мужчина играет в бинго в «доме культуры» «Бутис» в Мэнсфилде. Такие клубы стали появляться в XIX веке в промышленных районах Великобритании, чтобы у рабочего класса были места для отдыха. В связи с промышленным упадком многие из них теперь закрыты.
severn_02
Заброшенные копры (конструкции над шахтами, в которых размещаются подъёмные установки. — Прим. ред.) шахты «Клипстоун», символа угольной промышленности этого региона. Их должны снести, но местные жители борются за то, чтобы копры остались как памятники угольной промышленности.

Чтобы рассказать историю этих мест и живущих здесь людей, я объединил первую серию пейзажей с портретами шахтёров или тех, на ком отразилось закрытие шахт.

severn_03
Дэвид Коулмен, бывший горняк, которого прозвали «поэт-углекоп». Коулмен пишет стихи о работе в шахте и выступает с ними перед общиной.
severn_04
Духовой оркестр «Плизли» репетирует в клубе горняков. Духовые оркестры стали зарождаться благодаря владельцам шахт, которые стремились поощрять музыку. Многие из музыкальных групп продолжили играть даже после закрытия шахт и по-прежнему участвуют в разных праздничных мероприятиях.

Проект рассказывает про угольные месторождения Северного Ноттингемшира и Восточного Дербишира спустя тридцать лет после трагического окончания забастовки шахтёров 1984–1985 годов. Про то, как эти события отразились на жизни бывших горняков.

severn_07
Подростки из бывшей шахтёрской деревни Ньюстэд участвуют в программе помощи неуспевающим школьникам. Проект включает в себя восстановление участка заброшенной шахты.
severn_08
Джей из Лэнгвиса развозит старикам продукты. Он нашёл работу на одной из ферм неподалёку — в бывших шахтёрских поселениях высокий уровень безработицы.
severn_09
Охотники на зайцев в погоне за добычей на месте шахт «Ньюстид» и «Энисли». Охота как средство пропитания, источник дохода и спорт уходит корнями далеко в прошлое.

Я проехал много миль по железной дороге, соединяющей такие вот шахтёрские поселения. По пути я встречал рок-н-ролльщиков, танцоров бальных танцев, голубятников и охотников на зайцев, игроков в бинго и музыкантов духовых оркестров, просто тусовщиков и преданных делу людей.

severn_10
Бриони ждёт друзей на месте бывшей шахты «Шервурд». Заброшенные шахты — это обычно огромные пустые пространства на окраинах городов и деревень. Это идеальные места для встреч молодых людей, которым хочется скрыться от посторонних глаз.

Постиндустриальное восстановление региона было довольно долгим, а уровень безработицы и бедности показывает, что многое ещё предстоит сделать. Несмотря на это, культура ещё жива, и люди продолжают объединяться в компании по интересам благодаря музыке, театру и спорту.

severn_11
Скейтер Майкл на площадке в Мэнсфилде. Местные скейтбордисты в 2006 году объединились, чтобы построить скейт-парк. Они сами нашли место и деньги и договорились с местной управой.
severn_12
Фигуристка на катке, построенном на месте бывшей шахты в Саттон-ин-Ашфилде. Ноттингемшир стал ассоциироваться с фигурным катанием в связи с успехом местных фигуристов Джейн Торвил и Кристофера Дина на зимних Олимпийских играх в 1984 году.

Я работал над проектом три года с перерывами, в то же время достаточно много сил уходило у меня на другие проекты и съёмку на заказ. Я трепетно отношусь к сохранению культуры британских рабочих посёлков. У меня есть трогательные воспоминания из детства, как мой отец пел в клубах для шахтёров и железнодорожников. Игра в бинго, рок-н-ролл в 1950-х и 1960-х были основным развлечением по субботам. Эти темы мне и хотелось затронуть в проекте. Цель была в том, чтобы создать серию фотографий о жизни обыкновенных трудяг, среди которых я вырос, показать их образ жизни и бедственное положение.

severn_13
Меняла в зале для игры в бинго в Хакнелле. Залы бинго — это социальные центры для людей, особенно старшего поколения, которые помнят те времена, когда шахты ещё работали.
severn_14
Стивен, бывший шахтёр и фанат Элвиса Пресли, у музыкального автомата Wurlitzer из 1950-х, который стоит у него дома. Только появившись, рок-н-ролл быстро распространился по Великобритании и приобрёл популярность у рабочего класса. Сейчас бывшие шахтёры и фанаты рок-н-ролла часто устраивают выступления в клубах.

Люди на фото — это и незнакомцы, которых я встречал во время прогулок с камерой, и те, кого я нашёл в интернете и попросил сняться для проекта, и старые друзья из моего родного города, и даже члены семьи.

Мне нравится совмещать разные подходы к работе. Если какой-то заводит меня в тупик, я всегда могу попробовать другой. Обычно какую-то часть времени я просто гуляю с камерой и фотографирую случайных прохожих, а в остальное время ищу людей в соцсетях и договариваюсь с ними о съёмках.

severn_15
Склад угля на заброшенной шахте в Мэнсфилде.
severn_16
Шахтёр пьёт чай во время перерыва на шахте «Торисби».
severn_17
Шахтёр привёз уголь бывшему коллеге. Вышедшие на пенсию сотрудники Национального угольного совета и их вдовы получают льготный уголь, который доставляют им домой.

В названии «Спасибо, Мэгги» есть сарказм. Мэгги — это бывший премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, чьи планы по закрытию шахт в 1984–1985 годах вызвали волну забастовок. Горняки потерпели поражение, это уменьшило влияние профсоюзов и сыграло на руку консерваторам. После забастовки угольную индустрию приватизировали, и за этим последовало закрытие множества рудников. В 1983 году в Великобритании работали 174 угольные шахты, к 2009 году их число сократилось до шести. Бедность стала ключевой проблемой в бывших угледобывающих регионах. В 2013 году Великобритания сожгла 60 тонн угля, 50 из которых были импортированы.

severn_18
Хозяева выгуливают собак на месте бывшей шахты «Плизли». На заднем плане виднеется здание в викторианском стиле. Многие шахты были преобразованы в центры досуга для местных жителей и туристов.

В подготовке материала принимал участие Всеволод Чагаев.

Новое и лучшее

4441

Больше материалов