Фотопроект

Тихий ужас: Образ войны в проекте Анны Бёрнс и Майкла Бодиама

Фотосерия Майкла Бодиама — продолжение инсталляции британской художницы Анны Бёрнс, которая, не найдя устоявшегося образа войны, решила создать его сама.


Озадачившись поиском ёмкого образа, олицетворяющего войну, художница Анна Бёрнс создала арт-проект Silent But Violent — серию скульптур, изображающих ядерный гриб. Для работы над фотографической частью проекта Анна пригласила британского фотографа Майкла Бодиама. Bird In Flight поговорил с ним о том, зачем создавать угрожающие символы и какая роль у фотографии в арт-инсталляциях.

Майкл Бодиам, 33 года

Фотограф из Лондона, закончил Борнмутский университет искусств. Выставлял работы в Нью-Йорке, Лондоне, Бристоле и Брайтоне. Обладатель Fuji-film Distinctions Award и Renaissance Photography Prize.


Идея

Анна предложила мне поработать над проектом Silent But Violent и создать к нему серию фотоснимков. Я сразу понял, что идея достаточно сильна и фотографии получатся интригующими. Мы долго думали над тем, как воссоздать ядерные грибы, как их снимать и где.

Снимки должны натолкнуть зрителя на размышления о том, как он сам воспринимает устрашающий образ оружия массового поражения, и о том, как этот образ используется. Какие чувства он у нас вызывает: волнение, восхищение или шок?

Создание образов угрозы и опасности при помощи довольно безобидных материалов — воздушных шариков, арбуза, цветов — интересная и нестандартная задача. Мне кажется, это совсем другой подход к иконографии. Я вижу в этом долю вуайеризма — когда зрителю кажется, что он увидел что-то, чего не должен был видеть, и ему интересно продолжать наблюдение, хоть он и боится последствий. Красивые образы привлекают внимание, но опасность, которую они символизируют — отталкивает.


{"img": "/wp-content/uploads/2014/11/silent-but-violent-new-1.jpg", "alt": "Silent But Violent 01"},
{"img": "/wp-content/uploads/2014/11/silent-but-violent-new-2.jpg", "alt": "Silent But Violent 02"}


Реализация

Созданием фигур ядерных грибов занималась Анна и её команда, иногда подключали дополнительных мастеров. К примеру, для создания гриба из воздушных шаров нам пришлось построить внушительных размеров каркас из стали, на который эти шары потом крепились. Я занимался подбором материалов и отвечал за то, как всё это будет выглядеть — в том числе и на снимках. Чтобы проект был целостным, нужно было скомпоновать материалы необычным образом, но так, чтобы всё сочеталось гармонично. Работа над одним снимком занимала примерно сутки.

Говоря о том, как этот проект может повлиять на восприятие людьми ядерных катастроф, я остаюсь реалистом. Не думаю, что серия из пяти снимков способна изменить коллективное сознание — особенно при таком избытке страшных картин смертей и катастроф, но мы к этому и не стремились. Как я уже говорил, мы хотели заставить зрителя задуматься о своём личном восприятии символов.


{"img": "/wp-content/uploads/2014/11/silent-but-violent-new-3.jpg", "alt": "Silent But Violent 03"},
{"img": "/wp-content/uploads/2014/11/silent-but-violent-new-4.jpg", "alt": "Silent But Violent 04"}


Роль фотографии в проекте

Silent But Violent мог существовать в двух вариантах: как инсталляция, на которую люди могли бы посмотреть в галерее, и как фотопроект. Мне кажется, что именно фотография делает его долговечным. Конечно, большинство людей увидит эти снимки в Сети, но в идеале их нужно смотреть в галерее, отпечатанными в большом формате. Так зритель сможет непосредственно взаимодействовать с изображениями и c большей вероятностью поймёт нашу задумку. Конечно, люди забывают всё увиденное в интернете очень быстро — это как конвейер, но без такого канала коммуникации вряд ли проект увидели бы столько людей.

Новое и лучшее

2190

20

1863
2450

Больше материалов