Фотопроект

Самурайский уголок: Центральная Азия Икуру Куваджимы

Японец Икуру Куваджима отправился работать в страны СНГ, где создал фотопроекты о контрастах в Астане, следах контрабанды в Памире и республике Марий Эл.

Икуру Куваджима, 30 лет

Японский фотограф, живёт в Казани (Россия). Учился в Миссурийской школе журналистики (США), после чего работал в Румынии, Украине, Киргизии, Казахстане и России. Обладатель наград The Best of Photojournalism, Picture of the Year International и Fujifilm Distinction Awards, финалист конкурса Hearst Championship. Вдохновляется творчеством Сергея Довлатова, Егора Летова и Антона Чехова.
Начало карьеры

Я мечтал о карьере репортёра и поступил в школу журналистики. В какой-то момент я понял, что знаю английский недостаточно хорошо, чтобы конкурировать на американском рынке с другими журналистами, и попробовал заняться фотографией. Образование фотожурналиста добавило мне смелости — я запросто могу подойти к незнакомому человеку и попросить разрешения его сфотографировать.

После переезда в СНГ у меня началась насыщенная жизнь. Со мной приключилось столько историй, что я даже не знаю, какую из них выделить. Я встречал много интересных людей, но моя японская печень настолько слаба, что на следующее утро после пьянки я часто жалею о своей неумеренности — знаю, что это типичная реакция, но такова моя реальность.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_trails_011.jpg",
"alt": "Проект Trails 1",
"text": "Проект Trails"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_trails_021.jpg",
"alt": "Проект Trails 2",
"text": "Проект Trails"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_trails_031.jpg",
"alt": "Проект Trails 3",
"text": "Проект Trails"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_trails_041.jpg",
"alt": "Проект Trails 4",
"text": "Проект Trails"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_trails_051.jpg",
"alt": "Проект Trails 5",
"text": "Проект Trails"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_trails_061.jpg",
"alt": "Проект Trails 6",
"text": "Проект Trails"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_trails_071.jpg",
"alt": "Проект Trails 7",
"text": "Проект Trails"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_trails_081.jpg",
"alt": "Проект Trails 8",
"text": "Проект Trails"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_trails_091.jpg",
"alt": "Проект Trails 7",
"text": "Проект Trails"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_trails_101.jpg",
"alt": "Проект Trails 8",
"text": "Проект Trails"
}

Проекты

Проект Trail посвящён Памиру — в результате «Большой игры» (геополитического противостояния между Российской и Британской империями за господство в Центральной Азии в 1813–1907 гг. — прим.ред) появилась новая граница, разделившая горную систему на две части. Когда я путешествовал по Таджикистану, я просто снимал то, что видел, и объединил это в один проект. Я хотел передать странное чувство, которое возникло у меня во время путешествия, и то, как искусственно созданная граница меняет внешний вид местности и её восприятие.

В проекте Astana я использовал диптихи (парные изображения — прим. ред.), чтобы показать контрасты казахстанской столицы, отстроенной на деньги нефтяных магнатов в 1990-х годах. Сначала я не был уверен, насколько хорошо будет работать этот приём, поэтому вместо диптихов где-то были опубликованы и одиночные изображения.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_astana_01.jpg",
"alt": "Проект Astana 1",
"text": "Проект Astana"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_astana_02.jpg",
"alt": "Проект Astana 2",
"text": "Проект Astana"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_astana_041.jpg",
"alt": "Проект Astana 3",
"text": "Проект Astana"
},{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_astana_061.jpg",
"alt": "Проект Astana 4",
"text": "Проект Astana"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_astana_071.jpg",
"alt": "Проект Astana 5",
"text": "Проект Astana"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_astana_081.jpg",
"alt": "Проект Astana 6",
"text": "Проект Astana"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_astana_091.jpg",
"alt": "Проект Astana 7",
"text": "Проект Astana"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_astana_101.jpg",
"alt": "Проект Astana 8",
"text": "Проект Astana"
}

Мне интересно постсоветское общество с точки зрения истории, культуры и литературы — у каждой страны свои особенности. Сейчас я даже думаю по-русски, хоть и с японским акцентом. Я люблю русский язык, мне близок менталитет и образ жизни россиян. Работы местных фотографов, снимавших здесь до начала 2000-х годов, заслуживают уважения — запечатлеть происходящее тогда, вложив в фотографии собственные чувства, было непросто.

Любимые снимки

Фотографию двух девушек в масках я сделал этой зимой — это своего рода постановочный портрет жителей республики Марий Эл. Мне нравится эта фотография, потому что она отличается от моих репортажных работ. Второй снимок девушки у озера (см. заглавное фото — прим. ред.) я тоже сделал не так давно, во время путешествия по югу России. Третью фотографию молящегося парня в степи я привёз из Казахстана. Мне кажется, в ней — весь сюрреализм Центральной Азии.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_favourites_02.jpg",
"alt": "Икуру Куваджима 1"
}

Награды и планы

С каждым годом меня всё меньше и меньше беспокоят награды и премии. Участие в конкурсах — это хороший способ заявить о себе, только и всего. Мне плевать на титулы и звания, поэтому я чувствую себя совершенно свободным в своём деле. Возможно, это одна из причин, почему я ещё не сделал себе «большую карьеру».

Я до сих пор не знаю, отношусь ли я к фотографии как к карьере — это, скорее, способ самовыражения, отражение моего видения мира. Если с фотографией у меня не сложится и мне придётся заниматься ею только ради денег, я это брошу и пойду работать переводчиком — языки мне нравятся не меньше фотографии. Моя главная цель — не сдаваться. Ведь, как говорят в России, надежда умирает последней.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/ikuru_favourites_03.jpg",
"alt": "Икуру Куваджима 1"
}

Новое и лучшее

617

583

271
913

Больше материалов