Опыт

Алан Чин: «Люди должны быть готовы смотреть на настоящее насилие»

Военные конфликты, теракты и стихийные бедствия в работах американского фотографа Алана Чина.

10 декабря Bird In Flight организовал в Киеве встречу с фотожурналистом из США Аланом Чином, на которой тот поделился опытом работы в экстремальных условиях и рассказал о своём личном проекте — готовящейся фотокниге о китайской провинции Тайшань, где родились и выросли его родители. Ниже — фотографии Алана и цитаты из его выступления.

Алан Чин, 43 года

Родился и вырос в Чайнатауне в Нью-Йорке. С 1996 года работал в Китае, бывшей Югославии, Афганистане, Ираке, Египте, Тунисе и других странах в период вооружённых конфликтов и природных катаклизмов. Среди его последних фотопроектов — документальные свидетельства разрушений урагана «Катрина» и президентская кампания в США 2008 года. Работы Чина публикуются в Newsweek, The New York Times, BagNews и других СМИ. За свои фотографии из Косово Алан дважды номинировался на Пулитцеровскую премию в 1999 и 2000 годах.

Я был фрилансером на протяжении всей карьеры. Свобода всегда делала меня счастливым. Но сейчас я бы сказал: если у вас есть возможность получить постоянную работу — соглашайтесь.


{"img": "/wp-content/uploads/2014/12/alan_07.jpg", "alt": "Dream chapter 07", "text": "Ураган «Катрина»: 84-летняя Милверта сидит, накинув плед. Она провела на улице пять дней. Новый Орлеан, 2005."}

Как говорят американцы: «Ограбь Питера, чтоб рассчитаться с Полом». Я фотографирую свадьбы, провожу коммерческие съёмки и снимаю что угодно, и это даёт мне возможность заниматься личными документальными проектами. Но иногда я живу, как студент.


{"img": "/wp-content/uploads/2014/12/alan_08.jpg", "alt": "Dream chapter 08", "text": "Ураган «Катрина»: здание, загоревшееся во время наводнения, пытаются потушить с вертолёта. Новый Орлеан, 2005."}

Фотографы всегда стремятся получить именно то знаковое изображение, которое им запомнилось по всем этим классическим картинам и фотографиям, увиденным в галереях, музеях и книгах. Мы не можем как фотографы существовать вне нашего образования и того, что на нас влияет. Эстетика таких изображений универсальна и понятна всем.


{"img": "/wp-content/uploads/2014/12/alan_02.jpg", "alt": "Dream chapter 01", "text": "3 000–4 000 заключённых членов Талибана в старой тюрьме, рассчитанной на 800 человек. Афганистан, 2001."}

Легко сделать хорошую фотографию, когда вокруг много чего происходит или ситуация изначально интересная, как, например, тюрьма в Афгане или Майдан. Но как фотограф вы всегда должны думать, как сделать визуально хорошую картинку на нудной конференции, в обычной жизни.


{"img": "/wp-content/uploads/2014/12/alan_03.jpg", "alt": "Dream chapter 02", "text": "Американские и иракские офицеры планируют операцию в штабе. Ирак, 2005."}

Я с большим уважением отношусь к моим коллегам-журналистам, которые намного смелее меня. Сам я никогда не был тем парнем, который в опасной ситуации рвётся быть первым в строю. Или быть единственным в этом строю.


{"img": "/wp-content/uploads/2014/12/18-.jpg", "alt": "graphic picture" },
{"img": "/wp-content/uploads/2014/12/alan_04.jpg", "alt": "Dream chapter 04", "text": "Остатки террориста-смертника, который убил 15 людей возле военной части. Ирак, 2005."}

Если люди считают нормальным смотреть вымышленное насилие в фильмах Тарантино, то должны быть готовы смотреть и на настоящее насилие, которое происходит в мире. С фильмами нет проблем, а когда доходит до фотожурналистики — вдруг возникают этические вопросы.


{"img": "/wp-content/uploads/2014/12/alan_05.jpg", "alt": "Dream chapter 05", "text": "Остатки башни Всемирного торгового центра после теракта 11 сентября 2001 года. Нью-Йорк."}

Когда имеешь дело с фотографиями, на которых запечатлены жестокие сцены, нужно хорошо подумать, в какой форме их показать. Если ты распечатываешь фотографию в огромном размере для галереи, она будет восприниматься совершенно не так, как маленькая фотография в книге или публикация в газете или интернете сразу же после происшествия. Масштаб и время влияют на то, насколько близко воспринимается изображение.


{"img": "/wp-content/uploads/2014/12/alan_06.jpg", "alt": "Dream chapter 06", "text": "Из репортажа о последствиях теракта 11 сентября 2001 года. Нью-Йорк."}

Безусловно, воспоминания обо всех тех ужасных событиях, которые я наблюдал, преследуют меня эмоционально. Но когда я был молод, на вопрос о том, как с этим справляться, я бы отшутился: женщины, вино и песни.


{"img": "/wp-content/uploads/2014/12/alan_09.jpg", "alt": "Dream chapter 09", "text": "Родители обнаружили тела детей в завалах школы, разрушенной в результате землетрясения. Погибло около 8000 человек. Китай, 2008."}

Интернет предоставляет нам бесконечное число страниц — у нас есть возможность показать фотоистории и репортажи в более широком и глубоком формате. Но в интернете всего слишком много. И ваша история соревнуется с тысячами других и может просто потеряться и остаться незамеченной.


{"img": "/wp-content/uploads/2014/12/alan_10.jpg", "alt": "Dream chapter 10", "text": "Новогодний показ свадебных платьев в Тайшане. Китай, 2013."}

Когда я смотрю на фотографии войны, порой даже не узнаю в них свои работы. Ощущение, что смотришь в учебник по истории. Такого никогда не случится с твоим личным проектом. Потому что эту историю никто кроме тебя не запечатлеет.


{"img": "/wp-content/uploads/2014/12/alan_11.jpg", "alt": "Dream chapter 11", "text": "Из серии про Тайшань. Китай, 2009."}

Я обожаю и ненавижу гражданскую журналистику. С одной стороны, мы имеем больше услышанных голосов, но с другой — можем ли мы им доверять? Это процесс эволюции, как и в случае с любым другим медиа — есть блоги, которые появились 10 лет назад и выжили. Они прошли проверку на достоверность, и мы продолжаем их читать.


{"img": "/wp-content/uploads/2014/12/alan_12.jpg", "alt": "Dream chapter 11", "text": "Военный реконструктор, который играет немецкого солдата, демонстрирует самоубийство Гитлера. Штат Индиана (США), 2004 год."}

Новое и лучшее

973

39

138
69

Больше материалов