Опыт

Эйнат Кляйн: «Африка — это не только яркие бусы и голые груди»

Зачем женщины племени боди откармливают мужчин жиром, зачем мурси выбивают девушкам зубы и почему не надо оберегать эти племена от наступления цивилизации.

Эйнат Кляйн, 30 лет

Фотограф, гид и основатель сообщества путешественников TravelLab. Родилась в Киеве (Украина), живёт в Тель-Авиве (Израиль). Окончила журфак Киевского университета имени Тараса Шевченко, изучала историю Ближнего Востока в Университете имени Бар-Илана. Публикуется в журналах National Geographic, Гео, на сайте телеканала «Моя планета» и на «Снобе». Работы Кляйн выставлялись в США, Израиле и Украине.

Окончив журфак в Киеве, я переехала в Израиль. Столкнулась там с языковым барьером и устроилась в новостное агентство фотографом. Снимала военные конфликты, демонстрации, армию. До сих пор по приглашению пресс-службы армии обороны Израиля с удовольствием снимаю военные учения.

Доступность техники изменила мир фотографии. У меня был плёночный фотоаппарат, я сама проявляла, печатала, сушила и глянцевала. А на плёнке всего 36 кадров, уж что вышло — то вышло. Сейчас же можно делать тысячи снимков и получить неплохие кадры даже на недорогих фотоаппаратах, тут же посмотреть, запостить в Фейсбук, получить свои лайки. Так появляется Вася Пупкин, professional photographer.

Стреляющий танк достаточно просто сфотографировать, не заботясь о том, как он выглядит в кадре. Но если вы работаете с пейзажной фотографией или портретом — нужен Photoshop, Lightroom. Мне повезло: портреты, которые я снимаю, не требуют ретуши кожи, устранения дефектов, всё-таки я не свадебный фотограф. Лицо девушки из эфиопского племени гораздо красивее без глянца, в нём хочется видеть естественность.

{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_01.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_02.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_03.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_04.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_05.jpg", "text":"" }

Везде есть что снять, кроме Европы. Может быть, мне не хватает фантазии или мастерства, чтобы увидеть там что-то интересное, но скорее всего в тех краях найдётся чем заняться только архитектурным фотографам. Другое дело — Африка, Ближний Восток. Здесь нужно быть полной бездарью, чтобы за 10–20 лет работы не снять ничего гениального.

Однажды один ребёнок буквально до истерики испугался моего цвета кожи. Невероятные ощущения.

Наглость — обязательное качество фотографа. Но надо соблюдать границы. В Эфиопии есть деревня, где живут невероятно красивые девушки. Фотографы просят их принимать различные позы, что те делают легко и непринуждённо, рассчитывая на скромную плату. У местного населения иное представление о сексуальности — все позы, которые нам кажутся пикантными, для них — как полежать на диване с книжкой. Однажды фотограф снимал девушку из этой деревни, достаточно долго, а в итоге отказался платить — сказал, что всё это время фотографировал дерево. Девушка понимала, что её обманули, плакала, но доказать ничего не могла. Цена всей драмы — 1 доллар.

{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_06.jpg", "text":"" }

В Эфиопии люди выражают эмоции и коммуницируют совершенно иначе. Им свойственна чувственность и открытость. Там ты можешь по-настоящему прикоснуться к человеку. Сначала это пугает, потом без этого тяжело. В долине реки Омо есть деревни, где часто бывают туристы и фотографы. Но можно забраться глубже и стать первым белым человеком, которого увидят местные жители. Однажды и мне довелось испытать, что это такое, когда один ребёнок буквально до истерики испугался моего цвета кожи. Невероятные ощущения.

Не фотографы и не туристы изменят жизнь этих племён. Их изменят корпорации, строительство дорог, найденная нефть, алмазы, вода и руда. Туризм — капля в море, но цивилизацию невозможно сдерживать, и как только туда придут блага в виде широкодоступной медицины и образования, коммуникаций и дорог, последние жители племён снимут свои шкуры и перья, избавятся от глиняных тарелок. Они станут такими же, как мы. Будет утрачена красивая картинка, мир станет менее разнообразным. Но когда пропадёт эта экзотика, вместе с этим сократится детская смертность и увеличится продолжительность жизни. Сейчас средняя продолжительность жизни в эфиопских племенах — 30 лет.

Каждый год мужчины племени боди на несколько месяцев прекращают работать. Они сидят в шалашах, а женщины кормят их молоком, мясом, жиром. За это время мужчины сильно прибавляют в весе, иногда до ста килограммов. В день праздника толстяки выходят из хижин и начинается торжественное определение самого откормленного. Это праздник плодородия и благоденствия. Победивший в соревновании получает благословение вождя и становится почётным членом племени.

{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_07.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_08.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_09.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_10.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_11.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_12.jpg", "text":"" }

Женское обрезание — один из популярных обрядов в Эфиопии, после которого женщина фактически становится инвалидом. Если девушка живёт не в глуши, ей может посчастливиться и её не тронут. Она будет ходить в школу и, повзрослев, уедет в город. Но мне известен случай, когда девушке, отказавшейся проходить обрезание, пришлось бежать из деревни. Если она вернётся — её убьют.

Минги — одна из традиций долины Омо в Эфиопии. Это несчастливые дети, которые могут принести неудачу племени. Ребёнок может быть признан минги, если у него светлые глаза, если первым вырастет верхний зуб, если ребёнок был зачат до проведения определённых обрядов, даже если родители находились в браке. Причин может быть много. Таких детей умерщвляют. Африканская культура — это не только яркие бусы и голые груди. Это огромное количество традиций, которые ведут к смерти или увечьям.

Украшения, которые уродуют и калечат женщин — подарок Запада. В средневековье племена уродовали собственных женщин, чтобы тех не угнали в рабство.

В Эфиопии особенное представление о красоте. В племенах мурси женщины вставляют в нижнюю губу блюдце диаметром 20 сантиметров. Для этого приходится не только пробивать губу и растягивать кожу, но и выбивать нижние зубы. Украшения, которые уродуют и калечат женщин — подарок Запада. В средневековье племена уродовали собственных женщин, чтобы тех не угнали в рабство — ведь за некрасивую женщину и цена невелика. Столетия торговли людьми превратили вынужденное уродство в показатель красоты.

Традиции умирают медленно. 90% населения долины Омо подвержены влиянию старших — в 12-13 лет девочки выходят замуж, в 15 уже рожают детей. Едва ли в этом возрасте у них может быть сила воли или сформировавшийся характер, чтобы противостоять старшему поколению.

{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_13.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_14.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_15.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_16.jpg", "text":"" }

На тысячу кадров едва найдётся один, на котором они не позируют. Чтобы снять жителей этих племён за их естественными ежедневными делами, придётся пожить там до тех пор, пока они не привыкнут и не перестанут обращать на вас внимание. Единственное исключение — большие праздники или рынки. Массовое скопление людей, их занятость и увлечённость происходящим делают фотографа незаметным. Это работает и в диких племенах Эфиопии, и в центре Иерусалима.

В праздник Крещения на берегу Иордана в месте предполагаемого крещения Иисуса Христа в этом году собралось около 10 000 человек. Кульминация праздника — освящение воды Патриархом Иерусалимским Феофилом III: чан с водой стоит на алтаре, в окружении благовоний и свечей. После освящения воды Патриарх начинает спускаться к самой реке, а чан остаётся без присмотра. И вот в этот чистый и светлый праздник тысячи людей вдруг кидаются на чан с водой: они пытаются набрать воды в бутылку или обмакнуть в ней платок. Они залезают на стол с ногами, топча флаги патриарха, церковную утварь, они сметают всё на своём пути к чану с водой, который ещё полчаса назад был вершиной святости. Несмотря на то, что я снимаю этот праздник каждый год, именно в этот момент мне действительно страшно за свою жизнь, как не было страшно ни на границе с сектором Газа, ни во время массовых демонстраций.

Традиции и обряды, конечно, интересны, но насколько интересней сами люди: взгляд, выражение лица, жесты. Сутки до или сутки после вам уже не добиться от человека такого взгляда и поведения. Впадая в религиозное состояние аффекта, люди редко приобретают некую человечность, гораздо чаще происходит наоборот. Вы увидите не одухотворение и благолепие на лицах этих людей, но экстаз и звериную суть.

Вне зависимости от того, где и как живут люди, есть три чувства, одинаково важные для всех. В первую очередь это любовь к детям. Отдельно взятые традиции — скорее редкое отклонение. Также всем людям свойственна радость жизни. На это не может повлиять ни богатство, ни бедность. Едет ли человек в роскошном автомобиле или идёт босиком по голой земле, съел он вкусный банан или купил кольцо от Tiffany — чувство радости жизни будет одинаковым, пусть кратковременным, но базовым. Третье чувство — это желание жить лучше.

{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_17.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_18.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_19.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_20.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_21.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_22.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_23.jpg", "text":"" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/02/klein_24.jpg", "text":"" }

Новое и лучшее

634

2

3
894

Больше материалов