Опыт

Няня с камерой: История и наследие Вивиан Майер

Вивиан всю жизнь проработала няней. Никто бы не узнал, что она — гениальный фотограф, если бы не паренёк, купивший несколько коробок с её негативами.

24 и 27 марта в Киеве в кинотеатре «Кинопанорама» Bird In Flight организует закрытый показ фильма «В поисках Вивиан Майер», номинанта на премию «Оскар» этого года в категории «Документальное кино». По просьбе редакции Марина Грамович исследовала жизненный путь главной героини фильма и одного из самых загадочных фотографов ХХ века.


Вивиан

Майер прожила тихую замкнутую жизнь и прославилась уже после смерти, когда среди её вещей были обнаружены более сотни тысяч фотографий, заботливо хранимых и тщательно рассортированных. На протяжении тридцати лет она снимала улицы Нью-Йорка и Чикаго, оставив огромную фотохронику своего времени. Майер делала около 5 000 снимков в год, многие из которых впоследствии были признаны шедеврами уличной фотографии.

Феномен Вивиан Майер заключается не только в её работах, но и в детективной истории, сопровождавшей их явление миру. Фотографии и другие материалы Майер были обнаружены случайно, как клад, который вовремя попал в нужные руки.

Всё, что мы сегодня знаем о ней, почёрпнуто из сделанных ею же фотографий или из воспоминаний её воспитанников и малочисленных друзей. Родившись в Нью-Йорке в 1926 году, детство и юность Майер провела во Франции, периодически приезжая с матерью в Америку. Именно там, во Франции, Вивиан сделала свои первые снимки на любительскую, довольно громоздкую и неудобную камеру Kodak Brownie. В 25 лет она окончательно переехала в США.

Вернувшись в родной город, Вивиан Майер выбрала профессию няни и устроилась в обеспеченную семью с проживанием. Свободное время она проводила на улицах Нью-Йорка и фотографировала всё вокруг, для чего приобрела уже более качественную камеру Rolleiflex.


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian01.jpg", "alt": "Вивиан Майер 1", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian02.jpg", "alt": "Вивиан Майер 2", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian03.jpg", "alt": "Вивиан Майер 3", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian04.jpg", "alt": "Вивиан Майер 4", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian05.jpg", "alt": "Вивиан Майер 5", "text": "" }

Вивиан Майер снимала в жанре уличной фотографии: она фиксировала повседневность, обращая внимание на мелочи, подчёркивая детали привычного быта. Снимала людей на улицах, житейские сценки, ловила интонации и настроения. Помимо фотографирования, Майер записывала документальное видео, а ещё делала аудиозаписи, разговаривая с героями своих фотографий или просто прохожими.

В 1956 году Майер переехала в Чикаго, где и провела почти всю оставшуюся жизнь, на протяжении 40 лет трудясь няней в разных семьях и, конечно, продолжая фотографировать.

Дети любили няню Вивиан, несмотря на её акцент, странный стиль в одежде и эксцентричное поведение. Майер носила мужские ботинки, мешковатые пиджаки и широкополые шляпы, но с удовольствием делала автопортреты, снимая себя во всевозможных ракурсах и композициях. Она была замкнутой и строгой, но могла заговорить с незнакомцем на улице, чтобы сделать диктофонную запись. Она не расставалась с камерой, снимая по плёнке в день, но никому не показывала своих фотографий. Детям было с ней интересно — она могла принести дохлую змею, поставить спектакль с участием всех малышей квартала, провести экскурсию на кладбище или отвезти своих воспитанников на клубничное поле.

Дольше всего (более 17 лет) она проработала в семье Гинзбургов, в которой вырастила троих детей. Именно Джон, Лэйн и Мэтью Гинзбурги стали самыми близкими людьми для Вивиан Майер, поддерживая с ней связь долгие годы и взяв на себя материальное обеспечение няни, когда та достигла преклонного возраста.

Собственной семьи Майер так и не завела. Она была убеждённой феминисткой и, по свидетельствам её работодателей, даже гордилась своим одиночеством. Близких друзей у неё также не было. Всю себя Вивиан Майер посвящала своим подопечным и фотографии.


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian06.jpg", "alt": "Вивиан Майер 6", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian07.jpg", "alt": "Вивиан Майер 7", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian08.jpg", "alt": "Вивиан Майер 8", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian09.jpg", "alt": "Вивиан Майер 9", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian10.jpg", "alt": "Вивиан Майер 10", "text": "" }

Искусствовед, специалист по истории фотографии Ирина Толкачёва в своей статье о Вивиан Майер писала:

«Зритель восхищается фотографиями Майер по понятным причинам: общий подъём интереса к стрит-фотографии, ностальгия, загадочная фигура автора и его несомненный талант. На фотографиях мы видим жизнь Чикаго 1950-70-х годов. Колоритные типажи, смешные, странные или трогательные ситуации, разнообразие костюмов, деталей, точек зрения. Изображения ясно читаемы, зрителю понятно, на что именно надо смотреть, кто главный герой и что происходит.

Критики говорят о Майер разное, иногда мнения диаметрально расходятся. Это не удивительно. Мы не знаем о ней ничего. Как фотограф по призванию, она снимала, потому что не могла не снимать. Как профессиональный автор она не существует. Она не выставлялась, не печаталась, не продавалась, у неё не было учителей, соратников, учеников и зрителей. Мы понятия не имеем о том, насколько она разбиралась в фотографии, знала ли других фотографов, подражала ли кому-то сознательно, цитировала ли или пародировала других. Мы также не знаем, хотела ли Вивиан Майер вообще что-то сообщать нам. Возможно, она снимала только для себя и не думала о себе как о фотографе».

В Чикаго у неё была комната с собственной ванной, которую Вивиан переоборудовала в домашнюю фотолабораторию и печатала там снимки, а также делала кинофильмы. Со сменой хозяев изменялись и условия проживания, печатать фотографии получалось не всегда, поэтому всё больше плёнок отправлялось в «архив».

Предположительно получив деньги от продажи недвижимости во Франции, Майер смогла немного попутешествовать. За 1959–1960 годы она в одиночку посетила Египет, Италию, Индонезию, Вьетнам, Таиланд, Тайвань, где продолжала активно снимать.

Отснятые фотоплёнки, а также аудио- и кинозаписи она кропотливо систематизировала, подписывала, складывала в коробки и перевозила с собой из дома в дом, из семьи в семью.

Десятки коробок с фотоплёнками были распроданы с аукциона, поскольку платить за их хранение на складе стало некому. На этом история фотографа Вивиан Майер могла бы закончиться, так и не начавшись.

Устраиваясь на работу к новым хозяевам, Майер первым делом просила их установить замок на двери в свою комнату, оберегая личное пространство и скрывая от мира свои фотоработы. В чём причина такой скрытности — непонятно. То ли Вивиан не нуждалась в зрителе и фотографировала ради самого процесса, то ли боялась критики и не спешила выносить свои работы на суд общественности. Нам остаётся лишь строить догадки.

Конец 1990-х стал для Майер непростым периодом — не имея работы, а, следовательно, и жилья, она вынуждена была оставить большинство своих вещей храниться на складе, некоторое время выживая только за счёт социальных пособий. Затем братья Гинзбурги нашли для неё небольшую квартирку и несколько лет оплачивали её, пока в 2008-м Вивиан не получила травму головы, поскользнувшись на улице. Теперь она нуждалась в постоянном уходе, и её определили в дом престарелых в Нью-Йорке, где в 2009 году Вивиан Майер умерла.

А её сокровища, десятки коробок с кино-, аудио- и фотоплёнками, ещё в 2007 году были распроданы с аукциона, поскольку платить за их хранение на складе стало некому. На этом история фотографа Вивиан Майер могла бы закончиться, так и не начавшись — ведь, как правило, вещи одиноких стариков никому не нужны и находят последний приют на какой-нибудь свалке. Но её имущество купил некто Джон Малуф. Фактически это он открыл миру Вивиан Майер.


Джон

Джон Малуф — такой же главный герой этой истории, как и сама фотограф, хоть этих двоих разделяет несколько поколений и они даже никогда не встречались.

В 2007 году Джон, молодой агент по недвижимости, забрёл на местный аукцион в поисках фотоматериалов для своей книги о пригороде Чикаго. Узнав, что продаются какие-то старые фотоматериалы, он не пожалел 400 долларов и приобрёл несколько коробок.

Распаковав коробки, Джон обнаружил в них тысячи негативов и киноплёнок, всё в отличном качестве и отсортированное по годам. Основная масса материалов касалась конца 1950-х — начала 1980-х годов. Не найдя, впрочем, ничего подходящего для книги, Малуф сложил коробки в дальний угол и на некоторое время забыл о них.

Когда работа над книгой была закончена, Джон вновь достал загадочные фотоархивы неизвестного автора. Он начал сканировать плёнки и так увлёкся, что приобрёл себе камеру, оборудовал домашнюю фотолабораторию и стал снимать, в чём-то наследуя Вивиан Майер. Он стал настоящим поклонником никому не известной няни-фотографа и задался целью узнать о ней как можно больше.

Имя автора Малуф выяснил быстро — оно было на квитанциях и конвертах из фотолабораторий. Попытавшись разыскать Вивиан Майер, которая на тот момент ещё была жива, Джон узнал, что она находится в доме престарелых и не особо готова к приёму посетителей. Спустя некоторое время, когда Малуф решился-таки пообщаться с Майер и узнать подробности её жизни, оказалось, что она скончалась. Джону ничего не оставалось, кроме как изучать содержимое коробок, выискивая по крупицам информацию об авторе фотографий. Он нашёл воспитанников Вивиан, тех самых братьев Гинзбургов, которые помогли ему получить доступ к ещё двум хранилищам с вещами их няни. Малуф стал связываться с другими семьями, в которых работала Майер, превратившись в первого исследователя её жизни и творчества. Он сумел собрать около 90% её работ, заполучив от 100 до 150 тысяч негативов, более 3 000 отпечатанных фотоснимков, тысячи чёрно-белых и цветных киноплёнок, аудиозаписей и массу газетных вырезок.


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian11.jpg", "alt": "Вивиан Майер 11", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian12.jpg", "alt": "Вивиан Майер 12", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian13.jpg", "alt": "Вивиан Майер 13", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian14.jpg", "alt": "Вивиан Майер 14", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian15.jpg", "alt": "Вивиан Майер 15", "text": "" }

Понимая, что попавшие в его руки фотографии — это больше чем любительские кадры, но слабо разбираясь в фотоискусстве, Малуф стал выкладывать отсканированные снимки Майер в интернет. Как только фотографии увидели специалисты, на него посыпались восторженные отзывы и предложения об организации выставок.

Часть материалов Малуф продал коллекционеру Джеффу Голдштейну, поскольку в одиночку разобрать такой огромный архив ему оказалось не под силу.

Не обошлось в этой истории, конечно, и без сложностей.

Первым камнем преткновения стали моральные терзания Джона Малуфа: показывать или не показывать свою находку? Имеет ли он право демонстрировать публике то, что сама Майер так тщательно скрывала на протяжении всей жизни? Или наоборот, он обязан донести до общественности работы этой удивительной женщины, которая сама так и не смогла открыться? Здесь Малуф рассудил так: человек, снимающий такое количество автопортретов (а их у Майер действительно было очень много), явно хочет быть увиденным, хочет остаться в памяти, показать себя. Поэтому он решился стать своего рода рекламным агентом для фотографа и активно взялся за её продвижение — организовывал выставки, создал сайт vivianmaier.com, писал книги и даже стал одним из режиссёров документального фильма о жизни Вивиан Майер.

Второй спорный вопрос касался авторских прав и распределения доходов, полученных от выставок и другого использования фотографий Вивиан Майер. Ни детей, ни семьи у неё не было. Джон Малуф постарался быть максимально честным и действовать по закону: он нанял эксперта по генеалогии, с помощью которого установил ближайшего родственника Вивиан Майер — им оказался Сильвен Жоссо, двоюродный племянник, ныне проживающий во Франции. Малуф связался с ним и заключил сделку, выкупив права на работы Майер.

Но в прошлом году предприимчивый адвокат Дэвид Дил усмотрел большую несправедливость в том, что на результатах работы Вивиан Майер зарабатывает человек, фактически не имеющий к ней никакого отношения. Дил нанял собственного эксперта и отыскал ещё одного двоюродного племянника, Френсиса Бая, который якобы является более близким родственником Майер и, следовательно, её наследником. От имени новонайденного наследника адвокат подал в суд на Малуфа, чтобы запретить ему коммерческое использование работ Вивиан Майер. Судебное разбирательство ещё длится, поэтому сложно сказать, что будет дальше. Но уже сейчас работы Майер понемногу исчезают с выставок, так как неизвестно, кому принадлежат права на них.

Рискуя лишиться её фотографий, Малуф решил снять о ней документальный фильм. «В поисках Вивиан Майер» — попытка узнать больше о её скрытной жизни и, главное, разобраться в причинах такой скрытности. Почему Майер никогда не искала своего зрителя? Зачем хранила такое количество материалов, даже не пытаясь провести какой-то отбор? Что и кому она хотела показать своими работами?


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian16.jpg", "alt": "Вивиан Майер 16", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian17.jpg", "alt": "Вивиан Майер 17", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian18.jpg", "alt": "Вивиан Майер 18", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian19.jpg", "alt": "Вивиан Майер 19", "text": "" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/03/vivian20.jpg", "alt": "Вивиан Майер 20", "text": "" }

Новое и лучшее

503

136

1662
969

Больше материалов