Опыт

Оживляющий эффект: 7 фотографов, занявшихся кино

Документалист Уильям Кляйн, репортёр Стенли Кубрик, портретист Аньес Варда и другие фотографы, которые шли разными путями, но все так или иначе нашли себя в кино.

Фотография схожа с кинематографом в поиске образов, подмечании деталей, экспериментах со светом и композицией. Поэтому неудивительно, что многие режиссёры, прежде чем окончательно обрести себя в кинематографе, искали эти образы и детали в неподвижных картинках, бродя по улицам с фотоаппаратом. Кто-то, однако, попробовав себя в кино, возвращался обратно в фотографию. Bird In Flight выделил семерых фотографов, которые, сняв первый фильм, ушли в кино с головой, и всем от этого стало если и не лучше, то уж точно не хуже.


Стенли Кубрик

В юности фотография для Кубрика была способом подзаработать денег. «Цепкое виденье» документалиста пришлось по вкусу журналу Look, и он проработал у них пять лет. Но когда ему удалось за $100 продать кинокомпании RKO Pictures свою первую короткометражку о боксёре («День схватки»), то Кубрик уволился из журнала и занялся для RKO Pictures документальной хроникой.

Кинореализм на грани документального репортажа и сделал из Кубрика звезду 1970-х: «Если хочешь, чтобы люди поверили в твою историю, используй только естественное освещение. И помни, что самые выразительные — это спонтанные движения». Он снял несколько культовых игровых картин, которыми будут восхищаться всегда. «Космическая Одиссея» или «Заводной апельсин» в своё время вызвали громкий резонанс — так искусно о человеке и Вселенной, о человеке и насилии ещё не говорили.


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/moviephotographers_01.jpg", "alt": "", "text": "Кадр из фильма «Космическая Одиссея»" }


Аньес Варда

Ккак фотограф она снимала многих знаменитостей: Жерара Филиппа, Жана Вилара, Энди Уорхола. Но бросила работу ради кино: «Тогда казалось, что за кинематографом будущее. В нём было движение, там можно было говорить, в отличие от фотографии».

Первый фильм «Пуэнт-Курт» (1955) о рыбаках из берегового посёлка с восхищением приняло молодое поколение французов. Варда продумала его от и до — геометрически правильно построенные кадры, подбор актёров и выверенность каждой реплики. При том, что на тот момент Аньес посмотрела от силы с десяток фильмов. Современные критики называют ее бабушкой французской «новой волны» — её первый фильм не похож ни на что из того, что было во французском кино до этого. Но это не совсем верно. Да, она близко дружила с главными бунтарями «волны» Годаром и Риветтом, но позже признавалась, что структура её фильмов и фильмов её мужа Жака Деми (автора «Шербурских зонтиков», которого тоже причисляют к «волне») были разными.


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/moviephotographers_02.jpg", "alt": "", "text": "Кадр из фильма «Пуэнт-Курт»" }


Кен Рассел

И этот патриарх кино (но уже британского) начинал карьеру фотографом-фрилансером. В молодости он хотел стать танцором, но отец был против. Тогда Рассел стал подрабатывать фотографом, выискивая в Лондоне необычных персонажей. Это могло быть портовое кафе, в котором все танцевали джайв, или тедди — юноши и девушки 1950-х, игравшие в таких себе «довоенных лордов».

«А ещё я хотел снимать для фэшн и поэтому устраивал фотосессии с друзьями-танцорами. Женская шляпа, коляска, ванна — всё шло в дело». Позже сюрреализм и эксцентричность снимков (например, в качестве эксперимента балерину Фрэнсис Пиджон он изобразил черепахой с ванной на спине) с успехом перекочевали в кино. Рассел показал свои первые короткометражки продюсерам ВВС, и ему предложили работу на канале в передаче о культуре.

Многие критики укоряли его в вульгарности. И правда, первые две картины, снятые в начале 1960-х, прошли практически незамеченными. Но уже «Влюблённых женщин» (1969) хвалили за яркость, ритмику, буйство. Если Рассел кого-то не любил, то был беспощаден. Его пламенный характер визуально передавался фильмам. К примеру, в байопике-пародии «Листомания» (1975) для передачи об искусстве Monitor из-за нелюбви к музыке Вагнера под конец фильма он превратил его в восставшего из ада Гитлера.


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/moviephotographers_03.jpg", "alt": "", "text": "Кадр из фильма «Влюблённые женщины»" }


Уильям Кляйн

«Это не фотографии Нью-Йорка, а дерьмо!» — говорили Кляйну издатели. Да, его снимки никогда не были стерильными. Наоборот — сочными и с чувством бунта: «Что я искал в лицах Нью-Йорка? Чёрный юмор, абсурд и панику», — говорил Кляйн. И когда романтикам Большого Яблока они не пришлись по вкусу, он решил снимать кино: «Я хотел новых вызовов, и режиссура стала для меня одним из них».

Документальный дебют (съёмки неоновых вывесок Бродвея) стал полной противоположностью его уличной фотографии (размытость, высокая контрастность, съёмка несчастных случаев — то есть нарушение всех тогдашних фототабу). А первый игровой фильм «Кто вы, Поли Магу?», конечно же, был о том, что он знал лучше всех — сатирой на мир моды и фэшн-закулисья. Ведь помимо «уличных фотопроектов» он 10 лет снимал для в Vogue.

Когда в конце 1980-х за ним признали статус пионера уличной съёмки, повлиявшего на поколения фотографов в Европе, Америке и Японии, он опять вернулся к фотоискусству. Но экспериментировать продолжил больше в графическом дизайне.


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/moviephotographers_04.jpg", "alt": "", "text": "Кадр из фильма «Кто вы, Полли Магу?»" }


Антон Корбайн

Голландского мальчишку никто не учил фотографировать, равно как и снимать кино. Он брал камеру отца и бегал с ней на концерты. А в 24 года убежал в Лондон и устроился в журнал NME. Здесь он познакомился с Joy Division, Depeche Mode и U2. Первым он обязан своим кинодебютом (за фильм «Контроль» фаны Joy Division и жюри в Каннах чуть ли не носили Корбайна на руках), а двум последним — славой рок-фотографа и самого оригинального выдумщика клипов.

В одном из интервью он признался, что первый фильм снял как эксперимент, мол, сделаю и успокоюсь. Но после успеха он подписал контракт на второй со студией Focus Features, да ещё и с Джорджем Клуни в главной роли. Переход в кино стал для Корбайна движением вперёд: «Я постоянно нахожусь в поиске и, наверное, поэтому избежал творческого кризиса». Сегодня он с ностальгией вспоминает, как репортажи с уличных концертов внесли особый шарм в следующие работы: «Расфокус в съёмках даёт ощущение общности и невыделенности вокалиста на первый план, а грубая зернистость плёнки — фактуру и физическую ощутимость».

В конце 2015 года в прокат выйдет уже четвёртый фильм Корбайна. «Жизнь» рассказывает о дружбе актёра и бунтаря Джеймса Дина и фотографа Денниса Стока и о пути к славе обоих. Сегодня портрет 24-летнего Дина на Таймс-сквер, снятый Стоком незадолго до гибели Дина, считается классикой фотожурналистики.


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/moviephotographers_05.jpg", "alt": "", "text": "Кадр из фильма «Жизнь»" }


Тим Хетерингтон

Все 20 лет своей репортёрской карьеры (публиковался он в Vanity Fair, The Independent, Foto8 и Foam Magazine) Хетерингтон снимал военные конфликты на Балканах, в Западной Африке и Афганистане. Этот опыт и вылился в кинодебют. В 2010-м году он без пафоса и политики рассказал в фильме о бункере «Рестрепо», где 15 месяцев снимал американских солдат на афганской войне.

«Люди, которые не были на войне, представляют её по новостям или Голливуду. Это ограниченное понимание. Мне было важно показать юмор, скуку и растерянность, присущие боям». Поэтому в фильме до ужаса всё по-настоящему: уныние, быт, стрельба, окопы, пуля прошибает тело, и неважно, под чьими флагами ты воюешь. «Рестрепо» получил гран-при на фестивале независимого кино «Сандэнс». В 2011-м году Хетерингтон погиб при обстреле в ливийском городе Мисурата.


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/moviephotographers_restrepo.jpg", "alt": "", "text": "Кадр из фильма «Рестепо»" }


Пеп Бонет

Документалистикой, а точнее, мультимедиа Бонет занялся из-за кризиса бумажных СМИ — просто иллюстрировать какие-либо темы сегодня недостаточно. «Именно сочетание видео и фотографий расширяет границы истории героев и платформ, где это можно показать. К примеру, на том же телевидении. А это куда большая аудитория», — считает Бонет.

Практически каждый его фотопроект, будь то о последствиях войны в Сьерра-Леоне или о жизни транссексуалов в Гондурасе, получал награды престижных фотопремий. Короткометражку «В тени» (2013) про мигрантов в Йоханнесбурге — как они борются за жильё, работу, еду — тоже отметили международными премиями, в том числе и на World Press Photo Multimedia Contest.

Сегодня, когда камера есть у каждого, Бонет убеждён, что фотография не может быть хобби: «Ты должен осознавать ответственность и брать на себя обязательства. Ведь фотография — это нечто сродни отношениям автомобиля и гонщика».


Тизер к короткометражному фильму «В тени».


Новое и лучшее

1 617

1 069

820
445

Больше материалов