Опыт

По ту сторону отчаяния: Новая выставка Александра Чекменёва

В Киеве открылась выставка Александра Чекменёва — портреты жителей Славянска и раненых солдат. Фотограф рассказал Bird In Flight, как делал эти снимки.

В киевском музейном комплексе «Мистецький арсенал» в рамках масштабного проекта «Украинский ландшафт. По ту сторону отчаяния» открылась выставка Александра Чекменёва: фото украинских военных, раненых в боях на востоке Украины, и портреты мирных жителей Славянска и окрестностей, где ещё недавно проходили боевые действия.

Александр Чекменёв, 45 лет

Родился в Луганске. Автор двух монографий — Donbass и «Чoрно-бiла фотографiя». Публиковался в Time и New York Times, выставлял свои работы в Левее (Швейцария), Познани (Польша), Дюссельдорфе (Германия) и Киеве (Украина). Обладатель наград «Укрпрессфото» и Photographer of the Year of Ukraine 2013.

С какой целью ты отправился на восток Украины?

Мои родители тогда находились в окружённом Луганске. Так же, как и жители Славянска, они сидели в подвалах. Звонили мне, просили не ехать — ни к нам, ни в места боевых действий. Но мне хотелось самому понять, что там происходит на самом деле. В Луганск я не мог попасть, поэтому отправился в Славянск.
В СМИ нет никакой аналитики и минимум сюжетов о судьбах конкретных людей. А ведь ничто не даёт такого полного представления о происходящем, как разговор с одним человеком. Я подолгу общался с жителями Славянска, по несколько часов с каждым, чтобы получить снимок.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/chekmenev_03.jpg",
"alt": "Александр Чекменев 03"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/chekmenev_08.jpg",
"alt": "Александр Чекменев 08"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/chekmenev_05.jpg",
"alt": "Александр Чекменев 04"
}

Какие истории тронули больше всего?

В Славянске я увидел остатки фундамента и понял, что когда-то здесь был дом. Начал выяснять — оказалось, жилая двухэтажка стояла. Принялся искать тех, кто уцелел. Нашёл семью, которая была дома, когда в соседскую квартиру попал снаряд. Муж вытащил со второго этажа двоих детей, жену — провёл их через огонь и дым к окну, внизу уже мужики ловили. Сам же, после того как выбрался, вспомнил, что 86-летняя соседка не может передвигаться самостоятельно. Вернулся за ней, вытащил, и после этого дом полностью сгорел. Шестилетний мальчик показывал мне обожжённую ладонь со словами: «Вот, я держался за трубу, я прыгнул вниз». Слышать одну из таких историй от людей — не то же самое, что читать о них в новостях.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/chekmenev_06.jpg",
"alt": "Александр Чекменев 01"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/chekmenev_04.jpg",
"alt": "Александр Чекменев 02"
}

Ещё один случай — с семьёй, пострадавшей во время бомбёжки. Муж был в квартире, жена с ребёнком — во дворе. От осколков их спас гараж, а потом соседка спрятала их у себя на первом этаже. После этого случая их сын начал заикаться, биться головой о стену при звуке летящих самолётов и повторять: «Папа, нас будут бомбить, папа, нас будут бомбить». Когда мы встретились с его отцом, мальчик с мамой уже покинули Славянск.

Что было самым сложным в съёмке?

Как только видят фотоаппарат, спрашивают удостоверение. Если ты журналист — неважно, украинский или российский — откровенничать с тобой не будут. Искажают события и те и другие. Тяжело было доказать, что тебе можно доверять. И даже если человек рассказал тебе историю, сложно было уговорить его позировать на месте.

Почему ты решил делать серию портретов из госпиталя в Киеве?

В «Мистецьком арсенале» задумали благотворительный проект, чтобы как-то помочь раненным солдатам, и искали кого-то, кто сделает серию портретов из госпиталя. Увидели мои снимки из Славянска в журнале «Фокус» и связались со мной. И я очень хотел попасть в госпиталь снимать, поэтому согласился.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/chekmenev_01.jpg",
"alt": "Александр Чекменёв 05"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/chekmenev_07.jpg",
"alt": "Александр Чекменёв 05"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/chekmenev_02.jpg",
"alt": "Александр Чекменёв 06"
}

В Киеве нам кажется, что войны здесь нет и не будет. Но на самом деле война - она вот, за стеной! Просто нужно зайти в госпиталь, чтобы это понять. И эти мальчишки там без рук, без ног. Они же отдали на этой войне часть самих себя. Они изменились внешне и внутри тоже не будут такими, как прежде. Некоторые при этом, без руки или ноги, улыбаются — хотят жить дальше и участвовать в параолимпийских играх.

Анастасия Тэйлор-Линд, фотограф VII Photo:
«Если смотреть отпечатанные снимки, сделанные на среднеформатную камеру, в таком размере, можно заметить много деталей, которых не увидишь на мониторе. К примеру, на одной фотографии была запечатлена раненая женщина, лежащая на больничной койке. Уже на выставке я обратила внимание на то, какими были её руки — кончики ногтей были вымазаны зелёнкой, но даже через неё просматривался аккуратный маникюр. Какая многоговорящая деталь!
Работы Александра Чекменёва — очень личные, они заметно отличаются от остальных фотографий с востока Украины. Там работает много замечательных фотожурналистов, но он использовал свой особый подход. Его снимки цепляют, цепляет этот проникновенный взгляд, которым герои смотрели на Сашу, когда он их снимал».


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/chekmenev_exhibit_01.jpg",
"alt": "Выставка По ту сторону отчаяния 01"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/chekmenev_exhibit_02.jpg",
"alt": "Выставка По ту сторону отчаяния 02"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/chekmenev_exhibit_03.jpg",
"alt": "Выставка По ту сторону отчаяния 03"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/chekmenev_exhibit_04.jpg",
"alt": "Выставка По ту сторону отчаяния 04"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/chekmenev_exhibit_05.jpg",
"alt": "Выставка По ту сторону отчаяния 05"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/08/chekmenev_exhibit_06.jpg",
"alt": "Выставка По ту сторону отчаяния 06"
}

Новое и лучшее

6363

103

99
567

Больше материалов