Опыт

Сандро Миллер: «Я не хотел, чтобы это превратилось в пародию или было смешным»

Автор проекта «Малкович, Малкович, Малкович» — о том, за что не любит цветную фотографию и каково это — превратить 50-летнего мужчину в Мэрилин Монро.

По просьбе Bird In Flight Василий Левченко отправился в чикагскую студию американского фотографа Сандро Миллера и поговорил с ним о том, как создавался проект «Малкович, Малкович, Малкович» и почему его подготовка продолжалась целый год, зачем коммерческим фотографам заниматься творчеством, что дурного в селфи и почему в студии Сандро воняет дохлым скунсом.

Сандро Миллер, 56 лет

Американский фотограф-портретист, известный как Сандро. Работал для American Express, BMW, Dove, Coca-Cola, Honda, Pepsi, Nikon, Microsoft, Nike, Adidas и американской армии. Автор семи фотокниг, обладатель награды «Лучший новый режиссёр» Международного фестиваля рекламы «Каннские львы» (2011) за короткометражку «Бабочки» с Джоном Малковичем. Создатель проекта Malkovich, Malkovich, Malkovich: Homage to photographic masters.

Студия Сандро находится на тихой улице в восточном Чикаго. Светлое здание в стиле модерн выделяется из типичных здешних построек. Высокие стеклянные двери, на стенах снимки из проектов Сандро: байкеры, кубинцы, Малкович. Тот самый Малкович, который мастерски перевоплотился в Сальвадора Дали, Мэрилин Монро, Мика Джаггера и стал настоящим хитом в Сети. Пока я дожидаюсь фотографа на небольшом диванчике, он вместе со своим ассистентом заканчивает работу в соседней комнате. Через приоткрытую дверь я вижу в кабинете мотоциклетный шлем на столе. На втором этаже — силуэты тренажёров, там спортзал.

Наконец Сандро опускается в кресло передо мной. В чёрном свитере и в джинсах, руки в краске. Приветливый и спокойный.
— Сегодня мы снимаем мёртвых животных. Это мёртвый скунс, мы его фотографируем. Чертовски интересно! — объясняет он, устраиваясь в кресле.

Это материал для новой выставки?

Вполне возможно. Я на это надеюсь, во всяком случае. Мы показывали эти работы некоторым людям, им понравилось. Посмотрим, что будет дальше.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_17.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Из серии `Смерть в саду Эдема`"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_18.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Из серии `Смерть в саду Эдема`"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_19.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Из серии `Смерть в саду Эдема`"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_20.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Из серии `Смерть в саду Эдема`"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_21.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Из серии `Смерть в саду Эдема`"
}

Думаете, именно это привлекает зрителя? Эти пограничные состояния? (Я оглядываюсь на фотографии за моей спиной — проект «Куба», чёрно-белые портреты пожилых людей, которые не выглядят счастливыми.)

Думаю, да. Работа над этим проектом на Кубе помогла мне выяснить отношения с собственным старением, осознанием моей смертности. Об этом начинаешь задумываться ближе к пятидесяти. В этом проекте я размышлял о старости — о том, как с возрастом меняется твоё лицо и ты сам.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_01.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Портреты кубинцев"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_02.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Портреты кубинцев"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_03.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Портреты кубинцев"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_04.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Портреты кубинцев"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_05.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Портреты кубинцев"
}

Если искусство помогает вам разобраться в себе, выходит, в каждом человеке, которого вы фотографируете, есть частичка Сандро Миллера?

Как-то так. Моя карьера основана на фотографировании людей, а это обнажает их скрытые переживания и чувства. Мне нравится работать с людьми, мне комфортно, и я хочу, чтобы они чувствовали себя так же. И когда они понимают это, понимают, что могут расслабиться и быть абсолютно свободны, они успокаиваются и открывают свои секреты — это настоящее волшебство.

Наверное, на это повлияло моё детство — я вырос в неблагополучной семье, видел много смертей. Поэтому мне не тяжело быть рядом с людьми, не тяжело возвращаться туда, где больно и страшно.

На протяжении всей моей карьеры я фотографирую настоящие, подлинные эмоции и создаю портреты, которые вызывают у зрителя желание узнать, что происходит в жизни этого человека. Это интересная работа, я и фотограф и режиссёр. Мне нужно установить контакт с кем-то, с кем я познакомился пятнадцать минут назад, и создать такие условия, чтобы он был готов поделиться со мной чем-то личным. Всё строится на уважении к человеку, его жизни, его чувствам. И когда ты проявляешь заботу и уважение, то человек чувствует себя защищённым и без страха распускается, как цветок.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_06.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Слева портрет Барбары Крейн, справа портрет Майкла Джордана"
}


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_07.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Портрет Майкла Джордана"
}

Кажется, многим людям в этой жизни не хватает таких вот пятнадцати минут покоя, защищённости и уважения.

Да, многим интересно, как мне удаётся так раскрыть моих героев. Обычно я просто беру их за руку (берёт меня за руку — Прим. авт.) и говорю: «Вот что мы будем делать сегодня… Возможно, ты будешь немного нервничать или тебе будет неловко, но потом ты успокоишься и почувствуешь тепло моей руки и мою энергию и всё получится. Ты подумаешь: „Мне хорошо здесь, я ему доверяю“».

Я люблю прикасаться к своим героям — брать их за руки, за плечи, даже женщин. Я делаю это с большой любовью, с уважением. Как только тебе удаётся преодолеть этот барьер, всё меняется.

Обмен энергиями.

Именно. Это обмен энергиями между двумя человеческими существами, а энергия не может лгать, её невозможно подделать или сыграть. И мы всегда чувствуем, когда человек желает нам добра. И когда мои герои чувствуют мою энергию — стены рушатся. И мы начинаем работать.

И если звёзды привыкли работать с камерой, то эти кубинцы за моей спиной…

…никогда не стояли перед объективом, их никогда не фотографировали. Может быть, только некоторых — на паспорт. Но для большинства это был первый раз. Их очень растрогал весь процесс, и мне часто хватало пятнадцати-двадцати минут, чтобы найти в их лицах то, что я хотел показать. Я никогда не хотел делать «нормальные» фотографии — такие, с каменными лицами. Моё вдохновение — это Ирвин Пенн, а он умел делать настолько сильные портреты, что тебе хотелось узнать как можно больше об этом человеке, о его жизни.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_15.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Из серии `Блюз`"
}


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_16.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Из серии `Блюз`"
}

Когда вы работаете с Джоном Малковичем, кто ведёт? Вы говорите ему, что делать, или он делает всё по-своему, интерпретируя ваше видение? Или это командная работа?

Это определённо командная работа. Мы с Джоном дружим больше 17 лет и прекрасно знаем и доверяем талантам друг друга. Джон — гений, он просто восхитителен перед камерой. Он бесстрашен, невероятно уверен в себе, просто бесподобен. Я не представляю другого человека в этом проекте, не представляю кто мог бы сделать то, что сделал Джон. Знаете ли вы ещё какого-нибудь пятидесятилетнего мужчину, уверенного в себе настолько, чтобы сыграть Мэрилин Монро? Кто, какой мужчина вообще на это согласится? Но Джон был в восторге от этой идеи. Он не только согласился, но и великолепно воплотил её в жизнь.

Знаете ли вы ещё какого-нибудь пятидесятилетнего мужчину, уверенного в себе настолько, чтобы сыграть Мэрилин Монро?

Ради одного снимка Джон мог гримироваться час, иногда два. Ради одного кадра. Мы крепили оригинальную фотографию на зеркало, перед которым его гримировали, чтобы он мог лучше её изучить, войти в образ. Так что у него было время примерить новое лицо. Ну а когда он был готов, я становился режиссёром и создавал сцену: рассказывал о фотографе, сделавшем оригинальный снимок, о месте, о времени.

«Сейчас 1962 год, перед нами Берт Штерн и Мэрилин Монро. Уже глубокая ночь, они пили мартини, кто знает, что между ними было, Джон. Мэрилин полуобнажена. И вот сейчас ты — опьянённая, сексуальная Мэрилин Монро». Он видел снимок, он прекрасно его знает, он работает над ним, а я создаю атмосферу, помогаю ему. «Мы в „Бомонд отеле“ в Калифорнии, мы выпили, и, скорее всего, Берт немного разгорячён, Мэрилин чувствует это, она очень сексуальна, она королева, и именно в этот момент она решается обнажиться перед камерой». Ведь как раз в это время другая актриса, опубликовавшая свои откровенные снимки, получила роли, предназначавшиеся для Мэрилин. Таким образом я открываю Мэрилин для Джона.

«В студии Дэвида Бэйли в Лондоне сейчас вечеринка, он вместе с Миком Джаггером курит траву. В комнате шумно, там огромное количество людей, а Дэвид и Мик работают под кайфом». Джон знает снимок, теперь он под кайфом, он — Мик Джаггер. И ты видишь, как работает его гений. Он будто на самом деле находится в студии Дэвида Бэйли, в окружении толпы, только что докурив косяк и немного выпив.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_13.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Дэвид Бейли / Мик Джаггер `меховой капюшон` (1964), 2014"
}

Это невероятно, на этом снимке у него даже губы как у Мика! Хотя в реальной жизни они выглядят не так.

На самом деле это ватный протез, часть грима. И, знаешь, Джон знал, как работать с губами. Он уделял внимание каждой детали. На снимке Дороти Ланж «Мать-переселенка», сделанном в 1936 году на гороховой ферме, запечатлена мать троих детей, которая не знает, что они завтра будут есть. Красивая женщина, которую состарила бедность. И я проговариваю это для Джона: «Ты в шалаше, у тебя трое детей, тебе около 27, но ты выглядишь так, будто тебе 47». Подвожу его к образу. И вот он тускнеет от усталости, глаза его гаснут и наполняются отчаянием, он становится матерью-переселенкой. Он держит одного ребёнка на руках, двое других прячутся у него за спиной. Он стал матерью. Это невероятно.

Ты рисуешь воображаемые декорации, настраиваешь его на 1936 год, вспоминаешь о неурожаях и голоде, сейчас Великая депрессия, у твоих детей нет отца, ты смертельно устала, от работы, от борьбы за выживание, от самой жизни. Ты чувствуешь себя старой. И Джон смог почувствовать это и показать.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_28.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Слева: Сандро Миллер, Доротея Ланж / `Мать переселенцев», Нипомо, Калифорния (1936), 2014. Справа: Сандро Миллер, Гордон Паркс / Американская готика, Вашингтон, округ Колумбия (1942), 2014»."
}


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_27.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Херб Ритц / Джек Николсон, Лондон (1988), 2014"
}

Это была командная работа двух художников-перфекционистов, которые хотели отдать должное гениям фотографии. Я не хотел, чтобы это превратилось в пародию или было смешным. Это серьёзный проект, созданный для того, чтобы люди посмотрели на снимки и подумали: «Это восхитительно. Отличная работа».

Поэтому подготовка играла важную роль — мы разбирали фотографии на детали целый год: подбирали гардероб, аксессуары, волосы и грим. Многое пришлось создавать самим. Взять хотя бы причёску Хемингуэя — она ужасна, мы потратили уйму времени на её создание, материалы специально везли из Лос-Анджелеса. Сложно было воссоздать бороду Че Гевары — она у него была такая редкая, что наложить её без видимой сетчатой основы было невозможно. Поэтому нам пришлось создавать её из отдельных волосков. В команде с моим стилистом Рэнди Уайлдером работали лучшие мастера париков и грима.

Люди, пожалуй, даже не задумываются о том, сколько в это вложено труда.

Те, кто знают, как я работаю, понимают, что за этим стоит. Но некоторые наверняка думают, что мы пририсовали это всё в Фотошопе — взяли голову Джона и просто прилепили туда усы Че Гевары. Но нет, я из той самой «старой школы», где всё по-настоящему.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_33.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Стерн / Крест Монро"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_32.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Энди Уорхол / Автопортрет (в `испуганном` парике) (1986), 2014"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_31.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Виктор Скребнески / Бетт Дэвис (1971), студия в Лос-Анджелесе, 2014"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_29.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Диана Арбус / Однояйцевые близнецы, Розель, Нью-Джерси (1967), 2014"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_30.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Ирвин Пенн / Пабло Пикассо, Канны, Франция (1957), 2014"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_34.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Артур Сасс / Альберт Эйнштейн с высунутым языком (1951), 2014"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_35.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Роберт Мэплторп / Автопортрет"
}

Напоминает цирк, где артисты могут готовить минутный номер несколько лет.

Благодаря нашей подготовке каждый кадр занимал всего около 20 минут. Я и мой главный ассистент Аарон потратили много недель на настройку света и вели детальные записи. Мы в точности знали, как воссоздать свет, использовавшийся для оригинала. Так что к приезду Джона мы были в полной боевой готовности. Вообще в этом проекте всё было очень слаженно и профессионально, так как у всей команды была одна общая цель: идеальные снимки.

Некоторые художники не любят обсуждать свои старые работы, но, похоже, этот проект много для вас значит.

Да, я им горжусь. Я счастлив, что нам удалось его реализовать. По природе я перфекционист и не люблю пересматривать свои работы, сразу стараюсь переключиться на следующий проект. Я издал семь книг, и каждый раз, получая экземпляр от издателя, я уже не мог на него смотреть. Я откладывал книгу на шесть-семь месяцев, чтобы морально отдохнуть от неё и начать по-другому её воспринимать, иначе я обязательно буду чем-то недоволен. Но этот проект востребован галереями и музеями во всём мире, и сейчас мы изо всех сил стараемся показать его как можно большему количеству людей. Так что он свежий для меня и я до сих пор в нём.

Сейчас я снимаю много рекламы и материалов для телевидения, работаю над документальным фильмом и готовлю масштабные кампании для крупных брендов. Так что приходится жонглировать несколькими делами одновременно. Искать баланс между бизнесом и искусством, хотя я люблю и то, и другое.

Снимая коммерческие проекты, я решаю задачи, воплощаю в жизнь чьи-то идеи, а моя арт-фотография питает мою душу и внутренний мир. И без этого я просто перегорю. Поэтому нужно находить баланс между тем, что приносит мне гармонию и удовольствие, и тем, что приносит деньги, которые я потом могу потратить на другие арт-проекты. Так что у нас в студии полно работы.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_36.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Филипп Халсман / Сальвадор Дали (1954), 2014"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_37.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Альберт Уотсон / Альфред Хичкок с гусем (1973), 2014"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_38.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Альберто Корда / Че Гевара (1960), 2014"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_39.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Юсуф Карш / Эрнест Хемингуэй (1957), 2014"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_40.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Энни Лейбовиц / Джон Леннон и Йоко Оно (1980), 2014"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_41.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Андрес Серрано / Моча Христова"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_42.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Карл Фишер / Мухаммед Али (1967), 2014"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_43.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Ирвин Пенн / Трумен Капоте (1948), 2014"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_44.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Эдвард Шериф Кертис / Три лошади (1905), 2014"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_45.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Ричард Аведон / Пчеловод (1981), 2014"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_46.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Сандро Миллер, Берт Стерн / Мэрилин в розовых розах (из последней фотосессии, 1962), 2014"
}

Вы считаете, этого не хватает многим фотографам? Баланса между коммерческими проектами и творчеством?

Есть много коммерческих фотографов, которые не возьмут камеру в руки, пока им не заплатят. Я считаю это большой ошибкой. Они не фотографируют для себя, не реализуют свои идеи, а именно это, по-моему, позволило мне преуспеть в профессии. Люди обратили внимание именно на мои собственные арт-проекты, почувствовали связь со мной. Хорошие креативные директора хотят работать с хорошими фотографами. Нужно дать понять, что вы умеете самостоятельно мыслить и творить, у вас есть собственные идеи и вы можете что-то привнести в творческий процесс. Они хотят знать, что вы не только безупречно выполните работу, но и сможете создать что-то новое. У меня такое ощущение, что многие фотографы недооценивают важность личных проектов.

Тогда вернёмся к вашим личным проектам. Старение и смерть — одна из особо чувствительных тем для современного общества. Об этом не говорят, об этом стараются не думать. Индустрия омоложения приносит невероятную прибыль. И мне показалось, что ваш проект с мёртвыми животными — попытка начать диалог на эту тему.

О да, мы все пытаемся оставаться молодыми. Это ведь Америка, все наши рекламные кампании, журналы мод и красоты заставили нас бояться старения и смерти. Но для меня это неотъемлемая часть жизни, и я просто живу, думаю об этом и понимаю, что смерть где-то в двадцати-тридцати годах впереди. Я не собираюсь делать никаких операций или разглаживать морщины, старение — дело житейское, и его тоже нужно встретить с достоинством, как и всё остальное.

Забавно, что многие мои проекты так или иначе связаны с этим. Мой проект с одним из лучших тореадоров в мире, Хоселито, был настоящим праздником жизни и смерти. Я провёл целый месяц в этом мире, его мире, где существуют только бык и тореадор и один непременно должен погибнуть. Мне было тяжело на это смотреть.

Выбирая одежду, мы думаем о том, как на нас будут смотреть другие люди и кого они увидят. Именно поэтому я больше всего люблю обнажённые портреты.

Что касается проекта с животными, то сегодняшняя съёмка — пятнадцатая по счёту. Вообще всё началось с птицы. Она разбилась о лобовое стекло моей машины и умерла. Через несколько месяцев я случайно наткнулся на неё, проходя мимо. Она была уже в том состоянии, когда с течением времени плоть теряет последние черты живого существа. Меня это заинтересовало, и я принёс её в студию и сделал несколько снимков. Показал их знакомым, и они тоже заинтересовались. Тогда мы сделали принт размером полтора на полтора метра и передали его в музей современной фотографии в Чикаго, где его пустили с молотка, а выручку потратили на благотворительность. Через какое-то время со мной связались и спросили, могу ли я продать ещё один такой принт, так что работа продалась дважды. И когда это случилось, я подумал, что в этом что-то есть. Раз мне это кажется прекрасным, может, покажется и другим. И мы начали фотографировать птиц, а сегодня снимаем скунса. Чувствуешь лёгкий запах?

То есть ваша студия не всегда так пахнет?

(Смётся.) Нет, это мёртвый скунс-альбинос. Мой друг, фермер из Мичигана привёз. Нашёл его на дороге.

Этот проект будет чёрно-белым или цветным?

Чёрно-белым, я использую камеру с разрешением в 60 мегапикселей, всё очень чётко и реалистично.

Человек всё видит в цвете, как вы думаете, почему именно чёрно-белая фотография производит на нас такое сильное впечатление?

Чёрно-белая гамма подчёркивает эмоции. Цвета скрывают и отвлекают. Люди прячутся за разноцветной одеждой, поэтому, чтобы увидеть их по-настоящему, нужно убрать цвета и посмотреть на их лица. Именно лица раскрывают все тайны. Я считаю, что чёрно-белая фотография убирает лишнее, оставляя нам только суть, сущность, именно потому она так сильна.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_23.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Из серии `Матадор`"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_22.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Из серии `Матадор`"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_24.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Из серии `Матадор`"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_25.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Из серии `Матадор`"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_26.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Из серии `Матадор`"
}

Выбирая одежду, мы думаем о том, как на нас будут смотреть другие люди и кого они увидят. Мы создаём образ. Именно поэтому я больше всего люблю обнажённые портреты, когда между героем и зрителем нет никаких барьеров. Я мог бы снять какого-то бездомного без одежды, и если у него чистые волосы и аккуратные руки, зритель не отличит его от нас с тобой. Его выдавала бы только одежда. Оболочка.

Как вы думаете, неужели вся наша жизнь сейчас крутится вокруг того, чтобы создать самую красивую оболочку? Все эти профили в социальных сетях, где мы пытаемся выглядеть лучше, чем есть на самом деле.

Да, и это так забавно! Люди постоянно выкладывают селфи — мы так любим самих себя, так любим делиться своими снимками с окружающим миром, что делаем больше 93 миллионов селфи в день. Мы очень увлечены собой и тем, как выглядим в глазах окружающих.

А ещё этот новый мир иначе воспринимает фотографию. Раньше она была инструментом, с помощью которого люди рассказывали истории — большие, важные истории. А сейчас люди фотографируют, записывают и выкладывают в интернет всё подряд, создавая что попало. Бездумно. И большиниство этих снимков не несёт абсолютно никакой идеи. Мы только захламляем мир и перенасыщаемся некачественными картинками. Это позор.

Может, дело в дефиците внимания? Хочется быть замеченным, почувствовать свою значительность, нужность?

Да, мы очень хотим внимания, хотим создать из всего этого собственное реалити-шоу. Мне сложно представить, что кто-то захотел бы снимать свою жизнь каждый день, от начала до конца, а потом делиться этим со всеми остальными. Наша повседневная жизнь не так красива и интересна, у всех всё довольно однообразно. Но люди сделают что угодно, чтобы стать популярными. Дело даже не в деньгах, а просто в славе.

Всегда находясь по ту сторону камеры, не хотелось ли вам самому поработать в кадре? Побыть в центре внимания в качестве актёра или модели?

Нет. Вообще я комфортно чувствую себя перед камерой — сейчас обо мне даже снимают документальный фильм — но это не моё место. Я должен фотографировать людей.

А как насчёт преподавания? Вам это интересно?

Да, возможно, в ближайшем будущем для меня найдётся место в Колумбийском колледже. Этим летом я буду проводить мастер-классы в Санта-Фе, с нетерпением этого жду. Мне нравится преподавать детям — рассказывать им о фотографии, вдохновлять их, помогать им найти себя. Мне нравится раскрывать их таланты. Хочется, чтобы в школах был учитель, который помогал бы им понять мир и своё место в нём.


{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_08.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Портреты"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_09.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Портреты"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_10.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Портреты"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_11.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Портреты"
},
{
"img": "/wp-content/uploads/2014/12/sandro_12.jpg",
"alt": "Фото Сандро Миллер 01",
"text": "Портреты"
}

О чём вас чаще всего спрашивают молодые фотографы?

«Как стать таким же успешным, Сандро?». Я не хочу, чтобы, находясь в моей студии, они думали, что это — воплощение успеха. Если ты занимаешься тем, к чему у тебя лежит душа, что тебе нравится — вот тогда ты успешен. Не нужно гнаться за тем, что есть у кого-то ещё, у каждого человека свой путь и своя жизнь. Успех — это не красивые фотографии. Это хорошие отношения с людьми, это воспитание детей. Деньги не играют роли. Я хочу, чтобы младшее поколение поняло это: быть успешным не значит быть звездой телеэкрана. 99% людей живут обычной жизнью. Успех проявляется в умении быть счастливым.

Вы говорите про воспитание детей. Как вам самому удаётся это: быть отцом и одновременно строить карьеру?

Это сложно. Это, наверное, самая сложная часть моей жизни. Я стал отцом-одиночкой, когда мне исполнилось 23 — я был совсем новичком в индустрии. Я начал работать на одного из самых талантливых фотографов страны, и работы было очень много! Работая с такими людьми, нельзя сказать: «Знаешь, мне нужен дополнительный выходной». Ежедневно я ездил из пригорода в Чикаго, работал по 10-12-14 часов, возвращался и работал ещё, уже в качестве отца. В те годы мне очень помогала моя мать — особенно с воспитанием дочери. Она помогла мне воспитать детей, и я очень ей за это благодарен.

Ваши дети разделяют вашу любовь к фотографии?

Мой сын работает со мной, он находится в самом начале пути. Моя дочь бухгалтер, так что искусство её не очень интересует.

Когда вы сами решили стать фотографом, семья поддерживала вас?

Моего отца не стало, когда мне было четыре года. Моя мать — из Италии, она была иммигранткой без образования, и ей с трудом удавалось обеспечить нашу учёбу в школе. Вряд ли она понимала, что в фотографии можно сделать карьеру. Лет пятнадцать назад я привёз её на свою выставку в Вероне. Войдя в музей, она разрыдалась — думаю, тогда она поняла, чем я занимаюсь и чего я достиг. Это был особенный момент.

Новое и лучшее

3470

382

181
248

Больше материалов