Опыт

Саша Ласковски-Зигилински: «Я пришёл к искусству через труды Геббельса и Ленина»

Чилийский художник и путешественник — о том, как после десяти лет рисования книжных иллюстраций в один день всё бросить и начать странствовать по миру.

Каково это — путешествовать без денег, сплавляться по Дунаю на самодельном плоту, основать хиппи-общину на Кипре и провести неделю в бельгийской тюрьме, — обо всём этом Любовь Борщевская поговорила с художником-плакатистом Сашей Ласковски-Зигилински, с которым познакомилась в Израиле в одном из бумбоубежищ, куда тот наведывался во время ракетных обстрелов, чтобы принять душ или поспать.


Саша Ласковски-Зигилински, 35 лет

Родился в Сантьяго-де-Чили. Вырос в пустыне Атакама. Изучал журналистику, непродолжительное время работал репортёром криминальной хроники, после стал книжным дизайнером. Сегодня — странствующий художник, страдающий острой формой дромомании.


Об искусстве

Плакаты — один из самых мощных и дешёвых способов донести посыл. Обычно я работаю с аналогиями и перекрёстными ссылками, что выливается в основном в неудачные шутки и двусмысленные каламбуры на тему политики, музыки, кино и книг. Так как я мотаюсь все эти годы без компьютера, я рисую ручкой грифонажи для бумажных кукол и делаю много эскизов для граффити.

Обычно я рисую, когда нечего делать. Когда ловлю попутку, ночую на улице или пью кофе. У меня всегда с собой блокнот. Это мой маленький мир наваждений, а заодно история моих путешествий, документация мыслей и наблюдений.

Я зарабатываю тем, что продаю рисунки на улицах. Не очень большие деньги, но если совмещать с нырками в мусорные баки, автостопом и случайными заработками, то этого более чем достаточно, чтобы катиться дальше.

Хотя я не считаю себя идеологически заряженным, большинство моих работ глубоко политические — либертарианские, антифашистские, веганские. Я верю в силу природы и всех разумных существ. Я пришёл к изобразительному искусству через агитпроп, труды Геббельса и Ленина. Я знаю, что полон противоречий. Кажется, это Флобер сказал, что противоречия сохраняют рассудок.


{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_01.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 1» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_02.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 2» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_03.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 3» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_04.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 4» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_05.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 5» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_06.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 6» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_07.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 7» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_08.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 8» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_09.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 9» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_10.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 10» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_11.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 11» }


О прошлом

Я родился в 1979 году в Сантьяго-де-Чили, оттуда мы переехали на север страны. Мы вообще часто переезжали, каждые два или три года — новый город. Я сменил восемь или девять школ.

По выходным мы ездили смотреть на заброшенные шахтёрские посёлки и на кладбища в пустыне. Большинство могил неглубокие, потому что там очень твёрдая почва. Многие осквернены. Не знаю почему, но в пустыне тела выглядят так, будто вылеплены из глины. Такие, знаете, глиняные мумии. Очень необычно, я такого больше нигде не видел.

В детстве я часто рисовал Христа, сцены распятия. Я ходил в католическую школу и насмотрелся там на всё это.

Скучаю по пустыне, по тому, как оттуда видны звёзды. Я до сих пор не привык к звёздам в этом полушарии. В чилийской пустыне у тебя есть ощущение, что ты вдали от всего. Позади бесконечные горы, а впереди — бесконечный Тихий океан.

Я из еврейской семьи. У нас фамилии или русского, или украинского, или польского происхождения: Ласковски, Зигилински. У меня было чувство, что я жил в обособленном месте, в странной семье.

В детстве я часто рисовал Христа, сцены распятия. Я ходил в католическую школу и насмотрелся там на всё это.


Об отношении к жизни

Когда я окончил университет, я десять лет жил на одном месте. У меня была девушка, квартира и машина, и я настраивал себя на то, что вот это и будет моя жизнь. Но не смог.

Путешествие — это бегство от всего. В некоторой степени и от себя, потому что твоё становление как личности во многом обусловлено твоим окружением. Когда мне было восемь или девять, я прочитал в одном журнале о людях, которые решили всё бросить и поселиться на далёком острове, как Гоген или Стивенсон. Двадцать пять лет спустя я вспомнил о них, когда подплывал к Кипру, где мы потом основали общину. Это было что-то вроде: «Ух ты, получилось!».

Помню день, когда мы с одним другом-итальянцем в Греции пошли в горы и заблудились. Мы чуть не умерли от жары — без воды, без еды, но это было так круто — забраться туда. Не хочу звучать высокопарно, но лучше иметь вот эту возможность сгинуть в горах где-то в Греции, чем сидеть за компьютером и мечтать, как бы сгинуть в горах где-то в Греции.

Удивительно, у скольких людей в головах засела эта «нормальная жизнь». А что это вообще? Дом и работа? Я понимаю, что для многих это и есть нормальная жизнь, но не для всех же. Я живу вот так. Думаю, никогда я не был так счастлив, как в момент, когда осознал, что всё, что мне нужно, — у меня в рюкзаке, и что я могу отправиться куда угодно и делать всё что мне вздумается.


{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_12.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 12» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_13.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 13» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_14.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 14» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_15.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 15» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_16.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 16» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_17.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 17» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_18.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 18» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_19.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 19» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_20.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 20» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_21.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 21» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_22.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 22» }


О путешествиях

Всё началось с Праги. Первые месяцы были потрясающими. Всё, что я делал, так это целыми днями блуждал по улицам. Прага абсолютно отличалась от всего, что я знал в Южной Америке. Я впервые увидел снег. Люди не могли понять, почему я смеялся и сигал в него. Но через несколько месяцев у меня кончились деньги, я не мог продлить визу, так что меня выдворили из страны.

Затем я отправился работать на органических фермах по всей Восточной Европе. Они не платят, но кормят и обеспечивают жильём. А потом я поехал в Словакию на Встречу Племён Радуги (ежегодное собрание хиппи — Прим. ред.). Я встретил там удивительных людей и понял, что это возможно — путешествовать без денег. Вы проводите месяц на этом собрании, заводите новых друзей, потом отправляетесь к ним домой.

После «Радуги» мы с друзьями построили деревянный плот и начали сплавляться по Дунаю. Мы стартовали в Венгрии и планировали через Сербию и Румынию добраться до Черного моря. Но мы преодолели всего около 300 или 400 километров, после чего полиция уничтожила наш плот как незаконное плавсредство.

В Сербии меня похитил и ограбил таксист. Я усвоил урок: никогда не жди, что таксист подбросит тебя бесплатно.

Я был измождён в пути. Я перемещался автостопом в Турции и однажды очнулся в больнице.

Я пересёк болгаро-турецкую границу в горах. С десятью евро в кармане, которые приберёг на экстренный случай. Я был измождён в пути. Я перемещался автостопом в Турции и однажды очнулся в больнице. Я не ел уже несколько дней. У меня была интоксикация горной водой. Я был переутомлен и обессилен.

Я прожил в Турции несколько месяцев, работая на фермах, а оттуда поплыл к «Радуге» на Кипр. Мы катались на велосипедах по острову и спустя две недели повстречали грека, который согласился дать нам кусок земли. Так мы создали общину возле Пафоса — либертарианскую ферму хиппи, открытую для всех.

В Бельгии меня арестовали в аэропорту и посадили в КПЗ, а затем депортировали обратно на Кипр. Мне нужны были какие-то деньги, чтобы попасть в Европу, и обратный билет, чтобы доказать, что я не собираюсь там оставаться, а ещё кредитная карта. Но у меня ничего этого не было.

Моё путешествие не имеет конечной цели, но вообще я планирую добраться до Японии автостопом — из России или из Турции. Я хочу, как Марко Поло, объехать всё вокруг и после этого, может быть, вернуться назад в Латинскую Америку. Думаю, что у меня ещё есть лет десять на путешествия, до 45-ти. А на потом у меня заготовлено что-то типа пенсионного проекта: я хотел бы сделать мобильную библиотеку в Боливии, перемещаться от деревни к деревне в фургоне, обучать детей читать или помогать им с литературой.


О «Радуге»

Это, наверное, прозвучит по-сектантски, но собрание «Радуги» — одно из самых значимых событий в моей жизни за последние годы. В основном потому, что я понял, что могу общаться со взрослыми людьми без алкоголя. Звучит смешно, но для меня это было открытием. В Чили, да и в других местах, если вы куда-то выбираетесь в пятницу, вам для полноценного общения необходимо выпивать. На «Радуге» люди тоже употребляют разные вещества, от марихуаны до айяуаски, но вам вовсе не обязательно быть на их волне.

Самое трудное в жизни в общине или в поездках на «Радугу» — это момент расставания. Ты знаешь, что больше этих людей никогда не увидишь. У меня есть замечательные друзья, очень близкие мне. С некоторыми из них я не общался по несколько лет. Но я думаю, что такие друзья лучше, чем друзья, с которыми тебя надо было бы дружить, живи ты где-нибудь постоянно. Со многими друзьями в Чили, которые были из того же круга, что и я, у нас не было ничего общего кроме алкоголя и наркотиков.

Мне нравится идея, что, когда ты умираешь, всё, что ты прожил, уходит вместе с тобой. Меня обнадеживает мысль, что всё, что я пережил, уникально и никогда не повторится. То, что всё закончится и ничего не останется, раскрепощает. Вот вам хотелось бы иметь ещё одну жизнь или даже сразу десять? Я у себя уже насчитал три. Путешествия дают возможность прожить много жизней.


{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_23.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 23» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_24.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 24» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_25.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 25» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_26.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 26» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_27.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 27» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_28.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 28» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_29.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 29» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_30.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 30» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_31.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 31» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_32.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 32» },
{ «img»: «/wp-content/uploads/2014/12/neo_33.jpg», «alt»: «Плакаты Саши Ласковского Зигуйлинского 33» }

Новое и лучшее

Больше материалов