Опыт

Умида Ахмедова: «Мы живём в действительности, где все всего боятся»

Узбекский фотограф рассказала Bird In Flight, за что её судили по статье «Клевета», чем заняты её коллеги и почему она не считает себя оппозицией.

В конце марта 2014 года в Узбекистане на очередных выборах президента снова победил Ислам Каримов. Каримов правит в республике уже 26 лет, он установил в стране режим, при котором быть смелым и открыто заявлять о своей позиции почти всегда означает оказаться под следствием. В ноябре 2009 года власти Узбекистана начали судебное преследование Умиды Ахмедовой за то, что в своих работах Ахмедова оскорбляет узбекский народ и его традиции, создаёт негативный образ Узбекистана (фотоальбом «Женщины и мужчины» — о жизни в сельских районах страны и узбекских традициях с акцентом на гендерное неравенство, фильм «Бремя девственности» — о проблеме сохранения невинности невесты до свадьбы и отношении к этому в узбекских семьях). Ахмедовой были предъявлены обвинения по статьям «Клевета» и «Оскорбление» Уголовного кодекса Узбекистана. Фотографу вынесли обвинительный приговор, однако она была освобождена в зале суда по амнистии, связанной с годовщиной независимости страны.

Bird In Flight поговорил с Умидой Ахмедовой о том, почему она не боится говорить громче остальных и как вообще в Узбекистане обстоят дела с фотографией и выражением своих мыслей.

Умида Ахмедова, 59 лет

Узбекский кинодокументалист и фотограф, член Союза кинематографистов Узбекистана и национальной Академии художеств. Окончила Культпросветучилище во Владимире (отделение фото- и киносъёмки) и ВГИК. Работала кинооператором в «Узкинохронике». Участвовала в выставках во многих странах Европы и бывшего СССР, в том числе проводила персональные выставки в Узбекистане, Дании, России и Грузии. Лауреат нескольких премий, победитель конкурса «Пресс-фото России-2004» в номинации «Современная фотография Средней Азии». Серебряный медалист фотоконкурса в честь 40-летия Победы (Москва, 1985).

Об образовании

В отличие от большинства людей, которые говорят, что спали и видели, как станут фотографами, про себя я такого сказать не могу. Во второй половине семидесятых я приехала в Москву — поступать в МГУ на философский факультет. Но ангелы, которым я верю, сказали мне: «Тебе там делать нечего». Когда я и со второй попытки не попала на филфак, моя подруга, родом из Владимирской области, сказала, что у них во Владимире есть культурно-просветительское училище с отделением фотографии. Так я оказалась в этом училище и полюбила фотографию. Я занимаюсь ей уже почти сорок лет, и я счастлива. Я нашла себя. Потом уже я поступила во ВГИК. Могу похвастаться, что поступила туда только потому, что мастерам понравились мои фотографии. Фотография — это моя подруга, моя любовь. Ей обязательно нужно учиться. Не зря ведь у известных мастеров всегда есть ассистенты. Учиться вообще нужно всегда, всю жизнь. Я и сама преподавала, выпустила два курса.

Я стесняюсь называть себя фотохудожником, Это слишком громко. По профессии я кинооператор, но я не работала над большими картинами, я снимала документальное кино. Наверное, я видеохудожник. Мне комфортно в поле современного искусства.


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida02.jpg", "text":"Из запрещённого альбома «Женщины и мужчины: от рассвета до заката»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida03.jpg", "text":"Из запрещённого альбома «Женщины и мужчины: от рассвета до заката»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida04.jpg", "text":"Из запрещённого альбома «Женщины и мужчины: от рассвета до заката»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida05.jpg", "text":"Из запрещённого альбома «Женщины и мужчины: от рассвета до заката»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida06.jpg", "text":"Из запрещённого альбома «Женщины и мужчины: от рассвета до заката»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida07.jpg", "text":"Из запрещённого альбома «Женщины и мужчины: от рассвета до заката»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida08.jpg", "text":"Из запрещённого альбома «Женщины и мужчины: от рассвета до заката»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida09.jpg", "text":"Из запрещённого альбома «Женщины и мужчины: от рассвета до заката»" }

О гласности

Эпоха перестройки была дуновением свежего ветра, когда можно было всё делать и говорить. В Узбекистане народ был очень открыт. В последние лет восемь-девять тебя могут просто так остановить на улице и спросить, что ты снимаешь, зачем, попросить документы. Сейчас Узбекистан чем-то очень похож на Туркменистан. Все стали более закрытыми. При Советском Союзе народ не был так зомбирован, как сейчас.

Я мечтала, что у нас будет фотографическая среда, но, к сожалению, в Узбекистане к этому пока не готовы. Фотожурналистики на современном уровне у нас не существует. У нас есть галереи и Дом фотографии, но это такой голимый Совок. Периодически с лёгкой руки [дочери президента] Гульнары Каримовой у нас бывали даже фотобиеннале. Но я не знаю, зачем в Узбекистане делать выставки.

Все боятся делать смелые проекты. Мы живём в действительности, где все всего боятся. Я спрашиваю у людей: «Почему вы боитесь?», а они мне отвечают: «Мы боимся, что про нас напишут в интернете». Я пытаюсь объяснить, что интернет — это просто средство массовой информации, но интернетофобия, которую развивают в людях, достигла невероятных размеров. Понятно, что интернет сложно контролировать, поэтому проще запрещать.

Когда в стране за документальные фотографии отдают под суд — это ужасно для её имиджа.

Те талантливые ребята, которые могли бы делать что-то хорошее, вынуждены выживать. А фотография, как и любое искусство, требует самотверженности. Фотография — это не только твой внутренний мир или твоё видение, это ещё и твоя позиция, твоя внутренняя культура. Как бы громко ни было сказано, но ты должен посвятить себя фотографии целиком, иначе толку не будет. Если ежедневно не тренировать себя, если не думать об этом постоянно, если не снимать, а остаться со своими прошлыми достижениями, то можно превратиться в классика с запахом нафталина.

В Ташкенте есть талантливые фотографы, которые могут работать на профессиональном уровне. Среди них Эльер Нематов, Светлана Тен, Шавкат Болтаев и Зилола Саидова.


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida10.jpg", "text":"Из проекта «Свекрови и невестки»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida11.jpg", "text":"Из проекта «Свекрови и невестки»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida12.jpg", "text":"Из проекта «Свекрови и невестки»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida13.jpg", "text":"Из проекта «Свекрови и невестки»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida14.jpg", "text":"Из проекта «Свекрови и невестки»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida15.jpg", "text":"Из проекта «Свекрови и невестки»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida16.jpg", "text":"Из проекта «Свекрови и невестки»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida17.jpg", "text":"Из проекта «Свекрови и невестки»" }

О преследовании

Я не люблю вспоминать тот суд, потому что многие люди считают, что я на нём сделала себе популярность. Коллеги за спиной говорили, будто я сама на себя открыла уголовное дело, потому что я слишком амбициозная.

Версий, почему со мной это произошло, много. Может быть из-за того, что на [уже] заблокированном в Узбекистане сайте «Фергана» написали о фильме «Бремя девственности» и опубликовали фото, которые я делала. Фильм, к слову, совершенно невинный, он про обряды и ритуалы. Есть версия, что принесли альбом нашему самому главному со словами: «Посмотрите, что у нас творится», а он якобы ответил: «А куда вы смотрели?». Ещё немаловажный момент — это активность моего мужа, который в своём зале «Музей кино», сам, за свои деньги и по собственной инициативе делал фестиваль видео-арта. Это было достаточно смелое мероприятие, где все показывали что хотели. А может быть, кто знает, «друзья» постарались.

Можно, наверное, было молча принять амнистию, зарыться и сидеть бояться, как это делают 99 процентов населения, но всё произошло иначе. Я, честно говоря, с перепугу рассказала об этом журналистам, но никто не ожидал, что это вызовет такой большой международный резонанс. На месте властей я бы очень сильно наказала тех людей, которые завели на меня дело, потому что когда в стране за документальные фотографии отдают под суд — это ужасно для её имиджа.


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida18.jpg", "text":"Старые фотографии Умиды Ахмедовой" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida19.jpg", "text":"Старые фотографии Умиды Ахмедовой" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida20.jpg", "text":"Старые фотографии Умиды Ахмедовой" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida21.jpg", "text":"Старые фотографии Умиды Ахмедовой" }

Об оппозиции

У нас был один оппозиционный сайт, он сейчас закрылся, на нём была передача, в которой небольшое количество смелых людей стебались на кухне за чашкой чая над всем происходящим. Конечно, это всё отсмотрели кто нужно. Они вообще наши самые верные зрители. В итоге это всё выставили так, что передачу организовала моя семья. Теперь у нас есть проблемы: у сына — с паспортом, у мужа всё, что можно было отобрать, отобрали, я не могу в Узбекистане ни выставляться, ни печататься, а люди от нас на всякий случай шарахаются. Хотя я не могу сказать, что мы оппозиция, ведь настоящие оппозиционеры что-то делают: листовки печатают, партии создают, программы придумывают, а мы просто говорим вслух то, о чём все думают и говорят шёпотом.

Среди моих знакомых фотографов ни у кого нет больше таких проблем. Они все безопасные фотографы. Сказали им сделать красивые картинки к какой-то дате, ну они берут и делают красивые картинки. А я не понимаю, как можно закрывать глаза и делать вид, что меня не касается то, что происходит. Как можно нормально относиться к тому, например, что в стране нет свободной прессы? Наша действительность — это такой советский сюр. Ты всегда чувствуешь, что ты в поле зрения у «них».


Фильм Ирины Поповой про Умиду Ахмедову для проекта Ленты.ру «Страна, которой нет».

О настоящем

Сейчас я работаю над двумя проектами: «Казахи в Узбекистане» и «Я и баннеры». Первый проект — про этнических казахов, которые родились у нас, живут тут, они почти узбеки, но немного отличаются. Что-то из него уже публиковал Guardian. А для второго проекта я прошу, чтобы меня сняли на фоне какого-то политического или патриотического баннера. Раньше это были плакаты «Да здравствует КПСС», теперь здоровые баннеры с Тамерланом, восхваляющие нашу независимость. Это же всё уйдёт, это всё история. Меня забавляет эта лозунгомания, эти средства наглядной агитации. Я ещё постараюсь побольше поснимать памятники погибшим в Великой отечественной узбекам, которые были возведены в основном в конце 1960-х. Многие из них уже заброшены, многие из них сносят. Прежде везде был Ленин, а потом везде понаставили скорбящих матушек.

Меня интересует, как время меняет людей и типажи. Если посмотреть на поздний брежневский период, когда была стабильность, у людей ведь были совсем другие лица.

Раньше мне казалось, что я могу снимать только в Ташкенте. Но сейчас я поняла, что могу снимать везде. Я люблю снимать людей, люблю снимать Узбекистан. Меня вдохновляет мой дом.


{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida22.jpg", "text":"Из проекта «Баннеры и я»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida23.jpg", "text":"Из проекта «Баннеры и я»" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida24.jpg", "text":"Из серии о памятниках воинам Великой отечественной войны" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida25.jpg", "text":"Из серии о памятниках воинам Великой отечественной войны" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida26.jpg", "text":"Из серии о памятниках воинам Великой отечественной войны" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida27.jpg", "text":"Из серии о памятниках воинам Великой отечественной войны" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida28.jpg", "text":"Из серии о памятниках воинам Великой отечественной войны" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida29.jpg", "text":"Из серии о памятниках воинам Великой отечественной войны" },
{ "img": "/wp-content/uploads/2015/04/umida30.jpg", "text":"Из серии о памятниках воинам Великой отечественной войны" }

Новое и лучшее

4397

124

1872
1770

Больше материалов