Мир

Владыка мира: Как империя Мердока строит нашу реальность

Медиаимперию Руперта Мердока называют «машиной пропаганды», но не в привычном нам смысле. Если в путинской России СМИ послушно обслуживают интересы власти, то Мердок сам формирует политическую повестку, приводит к власти политиков и влияет на их решения. Причем истинные масштабы его влияния гораздо глубже, чем может показаться: Мердок не просто сделал Трампа президентом или решил исход референдума по Брекзиту, но и сформировал реальность, в которой стали возможны Брекзит, стена на границе с Мексикой и марши «Объединенных правых».

Цикл статей приводится в сокращении. Оригинал читайте на сайте New York Times (часть 1, часть 2, часть 3).

Игра престолов

Руперт Мердок лежал на полу своей каюты, не в силах пошевелиться. Был январь 2018-го, и Мердок с четвертой женой Джерри Холл путешествовал по Карибскому морю на яхте своего сына Лаклана. Он споткнулся, направляясь в ванную: яхта, несмотря на роскошь, все же не самое безопасное место для человека 86 лет.

На вертолете Мердока доставили в лос-анджелесскую клинику, где у него диагностировали серьезную травму спины. Требовалась срочная операция; был велик риск, что магнат останется парализованным или даже умрет. В панике Холл позвонила детям Мердока, и они помчались в Калифорнию — чтобы, возможно, попрощаться с отцом.

Немногие частные лица когда-либо имели такое же влияние на мировую политику, как этот человек. Глава гигантской медиаимперии, он руководил несколькими телевизионными сетями, международной службой новостей, крупнейшим издательским домом и голливудской кинокомпанией. В каждой стране, где были его СМИ, усиливались нативистские настроения и менялась политическая картина. В США они привели к власти Трампа. В Великобритании — спровоцировали Брекзит. В Австралии, где влияние Мердока практически ничем не ограничено, он смещал неугодных премьеров и вмешивался в законотворчество. Сейчас он находился на пороге крупнейшей сделки в своей жизни: за несколько дней до падения на яхте Мердок заключил предварительное соглашение о продаже кинокомпании 21st Century Fox компании Disney за $52,4 миллиарда. И вдруг контроль над всей этой империей повис в воздухе.

У четверых детей Мердока были разные притязания на «престол». 61-летняя Пруденс, дочь от первого брака с австралийской моделью Патрисией Букер, жила между Сиднеем и Лондоном и держалась несколько в стороне от семейного бизнеса. А вот трое детей от второго брака с Анной Манн, Элизабет (50 лет), Лаклан (47 лет) и Джеймс (46 лет), с ранних лет мечтали, что растущая империя однажды будет принадлежать им. Как часто говорили друзья семьи, Мердок не воспитывал детей — он воспитывал будущих медиамагнатов.

В семье сложилась не слишком здоровая атмосфера конкуренции и постоянно меняющихся альянсов. Преимущественно в этом был виновен сам Мердок: на протяжении многих лет он отказывался объявить кого-либо из детей своим преемником. Вместо этого он организовал для них групповую терапию с участием лондонского консультанта, который специализировался на «династических семьях». Они даже выезжали на «терапевтический ретрит» на ранчо в Австралии. Но такие сеансы лишь становились площадкой для новых игр и манипуляций.

За эти годы Лаклан и Джеймс неоднократно менялись ролями «наследника первой очереди» и «обделенного сына». Вслух Мердок говорил, что «любит всех своих детей одинаково», но в его окружении ни для кого не было секретом, что Лаклан — его любимчик. Тем не менее именно Джеймс в последние двадцать лет занимался делами компании, стараясь адаптировать ее к цифровому будущему — искал новые рынки, внедрял онлайн-сервисы, развивал технологии, — пока старший брат, рассорившись с отцом, жил в Австралии и с переменным успехом инвестировал в разные проекты. Когда в 2015 году Лаклан наконец согласился вернуться в США, Мердок дал сыновьям равные полномочия: все подразделения компании теперь должны были отчитываться перед ними обоими. Это была странная модель, притом что Джеймс и Лаклан видели будущее компании совершенно по-разному. Джеймс хотел создать глобальный мультиплатформенный бренд с умеренной политической позицией и цивилизованным подходом; Лаклан — неприкрыто националистическую, крайне правую машину для политической пропаганды.

Главный приз — управление империей — должен был достаться только одному из детей Мердока, но в остальном все четверо имели на нее равные права. Обе компании, 21st Century Fox и News Corp, были организованы таким образом, что контрольный пакет акций принадлежал Семейному трасту Мердоков. Руперт удерживал четыре из восьми голосов траста, каждый из детей — еще по одному, так что его голос всегда был решающим. Предполагалось, что после смерти его голоса исчезнут, а все полномочия по принятию решений в равных долях перейдут к детям. Это означало, что со смертью Мердока борьба за власть между наследниками разгорится по-настоящему. И когда дети в январе 2018 года съезжались в Лос-Анджелес, казалось, этот момент вот-вот наступит.

Диктатура прессы

Правая популистская волна, которая поначалу выглядела как мимолетный феномен, несколько лет назад вдруг превратилась в определяющее политическое движение нашего времени. Эту волну породила не империя Мердока, но именно она вывела ее на новый уровень, именно она распространяла в англоговорящих странах маргинальную демагогию и этнонационализм. Результаты оказались поразительными. Может быть, у семьи не было цели дестабилизировать демократии по всему миру, но главным результатом ее деятельности стало именно это.

За последние шесть месяцев мы поговорили о Мердоках с более чем 150 людьми с трех континентов — друзьями семьи, сотрудниками, оппонентами. Казалось бы, Мердоки сейчас в центре внимания: на Бродвее ожидается премьера постановки о восхождении Руперта к славе, на HBO выходит второй сезон сериала «Наследники», чьи герои очевидно списаны с Мердоков. Но мало кто осознает масштабы их влияния. Ошибочно считать, что Fox News — правая рука трамповской администрации. Это трамповская администрация — лишь один из инструментов (в числе многих прочих), которые Мердоки используют для влияния на мир.

…Отец Руперта Мердока, Кит, тоже пытался построить новостную империю, но без особого успеха: на момент смерти в 1952 году ему принадлежали лишь две региональные газеты, одну из которых пришлось тут же продать за долги. Таким образом Руперт, на тот момент 21-летний оксфордский выпускник, унаследовал лишь «Новости Аделаиды» с тиражом в 75 тысяч экземпляров. Купив еще пару региональных изданий, он на их базе основал общенациональную газету «Австралиец». Издание стало мощным инструментом, который помогал избираться нужным кандидатам — а те в благодарность ослабили законы, ограничивавшие масштабы медиакомпаний. Вскоре Мердок уже контролировал две трети газет Австралии.

Именно такой взаимовыгодный обмен с политиками стал главным принципом работы его империи. Довольно быстро расширив бизнес до национальных, а потом и до международных масштабов, Мердок использовал свои СМИ, чтобы избирать угодных ему кандидатов, а потом использовал кандидатов, чтобы еще увеличить свое влияние. Мердок как-то сказал, что «никогда ни о чем не просил премьер-министра». Но ему и не нужно было: политики и так знали, чего хочет Мердок, и знали, что он может дать взамен — голоса избирателей и власть.

В Великобритании Мердок с помощью двух своих новых приобретений, The News of the World и The Sun, помог Маргарет Тэтчер занять пост премьер-министра, а ее правительство после избрания помогло ему обойти антимонопольные ограничения. Чем масштабнее становилась его империя, тем больше у него появлялось возможностей для устранения препятствий ее дальнейшей экспансии. С его влиянием на британскую политическую жизнь теперь приходилось считаться всем. «Это The Sun выиграла выборы» — с таким заголовком газета вышла в 1992 году, после того как помогла консерватору Джону Мейджору победить на парламентских выборах и уничтожила его оппонента. (Когда ему это было выгодно, Мердок запросто менял политические приоритеты: после того как консерваторы попытались ввести нормы, ограничивающие монополию СМИ, он стал поддерживать лейбористов.)

«Это The Sun выиграла выборы».

AP_9111140233
Руперт Мердок вручает Маргарет Тэтчер гуманитарную премию, 1991 год. Фото: Mike Albans / AP Photo / East News

Ту же схему Мердок использовал в США. Он поддержал Рейгана — и в благодарность ему ускоренно предоставили американское гражданство, дававшее возможность покупать телеканалы, а потом освободили от запрета на одновременное владение телеканалами и газетами на одной и той же территории.

Эффект Fox News

Что еще важнее, рейгановская администрация отменила Доктрину справедливости, которая десятилетиями регулировала теле- и радиоэфиры в США. Доктрина обязывала ведущих представлять обе точки зрения в любой общественно значимой дискуссии. По сути, ее отмена заложила основы Fox News.

…Он с завистью наблюдал, как его младший соперник Тед Тернер строит собственную кабельную новостную сеть CNN. В 1996 году Мердок совместно с Роджером Эйлсом, бывшим медиаконсультантом Никсона и Буша, основал Fox News. В продвижении канала тоже помогали дружественные политики: когда владельцы CNN отказались включать Fox News в свою кабельную сеть в Нью-Йорке, на них оказал давление лично мэр.

Круглосуточное новостное вещание дало Мердоку невиданное доселе влияние. Час за часом, день за днем канал моделировал реальность миллионов американцев. Исследование 2007 года показало, что стоит каналу появиться в любой локальной кабельной сети, как регион сразу становится более «правым» (так называемый «эффект Fox News»). В опросе 2014 года большинство респондентов, определявших себя как консерваторов, заявили, что это единственный новостной канал, которому они доверяют. Любой республиканский кандидат должен был договориться с Мердоком, если собирался добиться успеха. «Республиканцы полагали, что Fox работает на нас, — сказал бывший спичрайтер Буша Дэвид Фрам. — Но теперь мы понимаем, что это мы работаем на них».

…Вопрос о том, кому передать эту власть, вставал все острее. Мердок часто говорил в приватных беседах, что не хотел бы быть новым Самнером Редстоуном — медиамагнатом, который отказывался уступать контроль над CBS даже тогда, когда уже не мог говорить и есть без посторонней помощи. Тем не менее и в 75, и в 80 лет Мердок по-прежнему отказывался определиться с будущим своей империи.

Сначала он отдавал предпочтение Лаклану. Но в результате разногласий с отцом тот покинул компанию — и США — в 2005 году, и звание наследника перешло к Джеймсу. В 2015-м Мердок снова передумал: Джеймса, который все это время трудился на благо компании, снова отодвинули, а Лаклан вернулся в США, чтобы возглавить бизнес. Причем эту новость Джеймсу сообщил даже не отец, а Лаклан. Джеймс был в ярости: отец и оба сына не далее как два года назад договорились, что Джеймс станет преемником, а Лаклан будет играть разве что символическую роль. Джеймс считал это справедливым: годами он выводил компанию на новые рынки и внедрял новые технологии, пока старший брат в Австралии развлекался подводной охотой и сомнительными инвестициями.

Братья были очень разными и будущее компании видели по-разному. Джеймс считал, что нужно инвестировать в стриминговые сервисы, развивать новые продукты и сделать формат Fox News более цивилизованным. Он вообще считал канал одним из главных препятствий на пути развития компании. Джеймс признавался, что хотел бы изменить имидж империи Мердока, чтобы ее перестали рассматривать как компанию, «определяемую единственным продуктом с харизматичным основателем».

Лаклану была гораздо ближе отцовская концепция. Бывшие коллеги характеризуют его как человека крайне консервативных правых взглядов. Точек соприкосновения у братьев практически не было.

Наконец Мердок-старший с Лакланом выработали компромиссное решение. Все подразделения медиаимперии теперь будут подчиняться обоим братьям. Джеймс станет исполнительным директором, а Лаклану достанется более почетный титул сопредседателя (вместе с отцом); платить им будут одинаково, $20 миллионов в год. Джеймс согласился, но вопрос с наследованием так и не был по-настоящему решен.

AP_780912040
Мердок в 1978 году. Фото: Dan Grossi / AP Photo / East News

Клоун, который смог

В начале 2015 года Мердок получил приглашение на обед от Иванки Трамп. Именно там, в обеденном зале Fox News, Дональд Трамп признался, что хочет баллотироваться в президенты.

Мердок был давно и прочно связан с семьей Трампа. Магнат дружил с Джаредом Кушнером, мужем Иванки Трамп: Мердок с женой и Джаред с Иванкой даже вместе ездили отдыхать на яхте Мердока. Но самого Дональда он считал скорее персонажем таблоидов, чем серьезным кандидатом (а за глаза попросту называл идиотом).

Так что накануне праймериз Fox News относился к Трампу довольно прохладно. Политические аналитики, рассматривая перспективы республиканских кандидатов, все время ставили его в конец списка, а один из ведущих так вообще назвал «клоуном» (обиженный Трамп отправил ему свое резюме, поперек которого написал маркером: «Никакой клоун не смог бы всего этого добиться!»). Отказ Fox News поддерживать его кандидатуру стал для Трампа неприятным сюрпризом: он-то был уверен, что его личные отношения с Мердоком решат дело.

Но постепенно Fox News пересмотрел свою позицию. Стало очевидно, что у Трампа немало сторонников, что эти сторонники — типичная аудитория канала и что если им придется выбирать между Трампом и Fox, еще неизвестно, что они выберут. К тому же Трамп — это всегда рейтинги: вторые дебаты республиканских кандидатов на Fox, на которые Трамп, обидевшись, не пришел, посмотрело в два раза меньше людей, чем первые, на которых он присутствовал.

Кушнер тоже уговаривал Мердока изменить отношение к Трампу. Но магнат еще долго искал альтернативные варианты. Заметив это, жена Джеймса Кэтрин (она всегда придерживалась либеральных взглядов) даже попыталась организовать встречу Мердока с Хиллари Клинтон. Более того, Мердок лично позвонил в штаб Клинтон; Хиллари перезвонила почти сразу же, но встречаться отказалась.

Во время праймериз Трамп активно протестовал против военного вмешательства, свободной торговли и иммиграции. Мердок по всем пунктам был с ним не согласен: сам он с энтузиазмом поддерживал войну в Ираке, выступал за открытую иммиграционную политику и ратовал за международные торговые соглашения. И все же именно Мердок был во многом в ответе за те силы, которые сейчас несли Трампа наверх. Во время правления Обамы именно Fox News пиарил одиозные акции «Движения чаепития» (Tea party) и использовал любые средства, чтобы делигитимизировать первого афроамериканского президента. Теперь эта разбуженная Fox News популистская, направленная против истеблишмента энергия аккумулировалась вокруг Трампа.

К марту 2016-го он стал явным лидером праймериз, и Мердок решил: что ж, придется делать президента из этого человека.

По другую сторону Атлантики аналогичная «правая» волна угрожала вытеснить Великобританию из Евросоюза. И к этому Мердок тоже приложил руку: его таблоид The Sun подготавливал почву много лет. Свои мотивы Мердок однажды сформулировал в беседе с журналистом: «Когда я приезжаю на Даунинг-стрит, они делают что я скажу; когда я приезжаю в Брюссель, они не принимают меня в расчет». Премьер-министр Джон Мейджор позже признавался: еще в 1997-м Мердок угрожал, что не будет поддерживать его кандидатуру, если он не пересмотрит свое отношение к Евросоюзу.

Придется делать президента из этого человека.

Правда, за прошедшие годы его влияние в Великобритании сильно пошатнулось: в 2011-м выяснилось, что журналисты таблоида News of the World в поисках сенсаций систематически взламывали телефоны политиков, знаменитостей, членов королевской семьи и даже 13-летних школьниц. Последовал громкий скандал и несколько арестов. Компания потратила миллионы долларов на компенсации жертвам. Руперту и Джеймсу, который в это время руководил европейским направлением, пришлось оправдываться перед парламентом. Газету закрыли.

Поэтому на несколько лет Мердок минимизировал активность в Лондоне, но в 2016 году вернулся, чтобы сплотить читателей против Евросоюза. Он не только осуществил давнюю мечту о Брекзите, но и вернул утраченное политическое влияние, вовремя поддержав кандидатуру Терезы Мэй.

…Летом 2016 года будущее Fox News казалось туманным. Мало того что канал был вынужден поддерживать кандидата, который был просто обречен на проигрыш, так и еще и бессменный руководитель Fox News Роджер Эйлс покинул свой пост после многочисленных обвинений в сексуальных домогательствах.

На уходе Эйлса настояли Джеймс и Лаклан, несмотря на протесты отца. Редчайший случай, когда братья были в чем-то согласны, хотя и по разным причинам. У Лаклана в прошлом были личные конфликты с руководителем канала, для Джеймса же он просто олицетворял все то, что ему не нравилось в Fox News: хамоватость, шовинизм, параноидальный страх перед мусульманами и мигрантами, конспирологическое мышление.

В его увольнении Джеймс увидел шанс изменить политику Fox News. Он хотел, чтобы канал возглавил опытный руководитель, который превратит его в пусть консервативное, но более ответственное, объективное и порядочное СМИ. Но у отца были другие планы. Вместо того чтобы нанять нового руководителя, 85-летний Мердок неожиданно взялся за эту работу сам. Вся мощь канала теперь была направлена на поддержку Трампа. В ход шли все средства: самые бредовые слухи и конспирологические теории про Хиллари Клинтон с ультраправых сайтов перекочевали в прайм-тайм.

Казалось бы, после победы Трампа Мердок достиг максимума влияния. Но одновременно медиаимперия была уязвима как никогда раньше. Netflix, Amazon, Apple и другие технологические компании теперь транслировали контент напрямую пользователям, и конкурировать с ними становилось все сложнее. Мердок попытался расширить империю, приобретя Sky — крупнейшего провайдера платных каналов в Великобритании и Европе. Сделка готовилась несколько лет, но была отклонена антимонопольным управлением Великобритании: покупка дала бы Мердоку «слишком большую власть над производством новостей в Британии, а значит, и слишком сильное влияние на общественное мнение и политическую повестку».

AP_8503011473
Мердок и Елизавета II смотрят на печать выпуска Times, 1985 год. Фото: Ron Bell / AP Photo / East News

Распад империи?

В августе 2017 года Руперт Мердок пригласил Роберта Айгера, руководителя Disney, на свою винодельню на холмах Бель-Эйр. За бокалом вина два магната выразили беспокойство по поводу угрозы со стороны новых технических гигантов и обсудили возможности противостояния. Разговор об объединении некоторых их активов вскоре перерос в нечто гораздо более значительное: договоренность о продаже Айгеру кинокомпании 21st Century Fox, которую Мердок купил в 1985-м. На протяжении 65 лет Мердок расширял свою империю и вот впервые планировал нечто противоположное.

Сделка была вызвана не только финансовыми причинами, но и семейными. Совместное управление империей, как и следовало ожидать, не работало. Хотя вслух Мердок декларировал, что полномочия братьев равны, руководителям компании было нетрудно догадаться, к какому сыну Мердок больше расположен — а значит, к какому сыну обращаться по всем вопросам («А Лаклан?» — всегда спрашивал Мердок, если кто-нибудь говорил ему, что обсудил какую-то тему с Джеймсом).

Связь канала с Трампом, которая с каждым днем становилась теснее, только обостряла разногласия. Джеймса все больше тревожил формат Fox News. Одно дело умеренно консервативная новостная сеть, другое — политическая пропаганда без каких-либо редакционных стандартов, где правда ничего не значит и все подчинено одной цели — защищать президента и его политику. После того как Трамп в 2017 году запретил въезд в США жителям нескольких преимущественно мусульманских стран, Джеймс заставил отца и брата выпустить служебный документ о том, что компания поддерживает своих сотрудников-мусульман в США и за рубежом. Этим документом Джеймс хотел решительно отмежеваться от политики Трампа и дать понять сотрудникам, что компания сделает все возможное для их защиты. Но Лаклан настаивал, чтобы в документе не упоминались Трамп или запрет на въезд мусульман (который ведущие Fox News каждый вечер защищали в эфире).

А уж когда Трамп объявил «обе стороны» виновными в насилии на марше «Объединенных правых» в Шарлоттсвилле и добавил, что среди сторонников белого превосходства «есть прекрасные люди», жена Джеймса Кэтрин настояла, что они напишут собственное письмо — не советуясь с братом и отцом.

Конфликт между братьями назревал несколько лет, а в преддверии сделки с Disney обострился до предела. Джеймс активно одобрял идею, видя в ней для себя возможность одновременно выйти из семейного бизнеса и занять по-настоящему крупный пост в медиасфере: контракт Айгера истекал летом 2019-го, преемника до сих пор не выбрали, и Джеймс рассчитывал получить эту должность. Объединенные Disney и 21st Century Fox стали бы крупнейшим медиаконгломератом в мире, при этом безо всякого идеологического багажа, который мешал бы развитию (эти планы провалились: сделка состоялась, но возглавить компанию ему так и не предложили).

Лаклан же был в ярости от идеи разрушить империю, ради управления которой он вернулся из Австралии. Той части империи, которая ему останется — новостного канала с немолодой аудиторией в устаревающей с каждым днем системе кабельного телевидения, — ему было мало. Пока шли переговоры с Айгером, Лаклан собирал вокруг себя оппозицию и угрожал отцу, что если он совершит эту сделку, то может считать, что у него больше нет сына. Несколько раз соглашение оказывалось под угрозой срыва, но 13 декабря 2017 года магнаты официально объявили о сделке. Покупка должна была завершиться в июне 2018-го.

«Нет, мне не стыдно»

Именно в этот ответственный момент Мердок повредил спину на яхте. Его дети съехались в Лос-Анджелес, но тревога оказалась ложной. Операция прошла успешно, и хотя на несколько месяцев 86-летнему магнату прописали постельный режим, это не мешало ему управлять делами.

Когда сделка была уже на стадии завершения, появился еще один претендент. Брайан Робертс, руководитель телекоммуникационного гиганта Comcast, предложил Мердоку $65 миллиардов — на $12,6 миллиарда больше, чем Disney. Мердок все равно склонялся к Disney (тем более что Comcast платил наличными, что означало большие налоги, а Disney — акциями), но не упустил возможности поднять цену. Теперь Disney пришлось пообещать $71,3 миллиарда.

Скорость, с которой сделка была одобрена правительством, нетипична: такое «горизонтальное слияние» двух крупнейших голливудских студий давало им почти монопольную власть над ценами и рынком. Подобные сделки обычно привлекают пристальное внимание правительства, но Мердок получил одобрение Минюста за полгода. Для сравнения: когда компания Time&Warner, которой принадлежит CNN, примерно в то же время пыталась произвести слияние с AT&T, Минюст (как говорят, по личной инициативе Трампа) заблокировал сделку, и оспорить это решение удалось только через суд.

Тем временем в Австралии медиаимперия Мердока сместила с должности премьер-министра Малкольма Тернбулла (он «провинился» тем, что собирался присоединить Австралию к Парижскому климатическому соглашению). Те несколько австралийских СМИ, которые еще не принадлежали концерну, назвали происшедшее «переворотом, за который отвечает Мердок»; один из журналистов написал, что его империя — «величайшая раковая опухоль на теле австралийской демократии». На место либерального Тернбулла пришел правый националист Скотт Моррисон.

AP_168752607019
Лаклан и Руперт Мердоки, 2015 год. Фото: Evan Agostini / AP Photo / East News

После сделки с Disney Лаклан занял пост руководителя и исполнительного директора обновленной Fox. Преемник был наконец определен, а вместе с ним и дальнейший политический курс. В первом же интервью новый директор ответил на вопрос журналиста о Fox News: «Нет, мне совсем не стыдно за то, что мы делаем».

Вопрос был не случаен: ведущие и гости канала все ближе подходили к открытому одобрению самых радикальных националистических заявлений. За несколько дней до массового расстрела в синагоге Питтсбурга один из гостей канала заявил, что караван мигрантов, направляющийся к границе США из Гондураса, финансируется «оккупированным Соросом Госдепартаментом». Стрелок, согласно его посту в соцсетях, верил, что евреи помогали транспортировке в США караванов мигрантов, «которые убивают наш народ».

Первой инициативой Лаклана на посту стало создание Fox Nation, доступного только по подписке стримингового сервиса для «суперфанов» канала. Fox Nation был платформой для нового поколения ведущих и зрителей Fox. Так, одной из ее звезд стала 26-летняя Томи Ларен, которая, в частности, называла движение Black Lives Matter «новым Ку-клукс-кланом», а беженцев — насильниками. Контент Fox Nation еще менее ограничен этическими или любыми другими рамками. В планах Лаклана — продвигать эту неразбавленную, ничем не сдерживаемую форму Fox News за рубежом.

Одна из звезд канала называла движение Black Lives Matter «новым Ку-клукс-кланом», а беженцев — насильниками.

Граница между Fox News и администрацией Трампа стирается все больше. Такое ощущение, что временами Fox News практически диктует политику президента. К примеру, в конце 2018-го Трамп почти пришел к соглашению с демократами относительно годового бюджета, но тут гости и ведущие канала начали его стыдить, требуя, чтобы он не подписывал бюджет, если туда не будут включены $5 миллиардов на строительство приграничной стены. Он послушался Fox News, ничего не подписал и распустил правительство.

…Проведя почти всю взрослую жизнь в попытках доказать, что он достоин управлять империей Мердока, Джеймс в 2018 году все-таки порвал с ней. Теперь он занимается собственным бизнесом, инвестируя свое разросшееся состояние в технологические стартапы. С братом они практически не общаются.

Он проработал на империю больше двадцати лет. «Я не могу уйти, — говорил он другу, когда был вынужден улаживать скандал со взломом телефонов. — Я был воспитан, чтобы этим заниматься». В конце концов отец выбрал Лаклана. Но даже сейчас Джеймс не может полностью дистанцироваться от семейного бизнеса. Ему все еще принадлежит доля акций с правом голоса, и он не может их обналичить: Мердок позаботился о том, чтобы никто из детей не имел возможности продать свою долю посторонним. При этом «право голоса» существует только на бумаге, потому что у отца по-прежнему контрольный пакет. Джеймс пытался договориться с отцом и братом, чтобы те выкупили его долю (а заодно и доли сестер). Мердок воспринял идею с энтузиазмом. Уже были подготовлены документы, но в последний момент Лаклан передумал.

Джеймс и Кэтрин собираются потратить часть своего состояния на нейтрализацию эффекта от «политического оружия», в которое превратилась империя Мердока. В начале этого года они основали фонд Quadrivium, призванный защищать демократические страны от «растущей угрозы антилиберального популизма».

19 марта этого года империя появилась на бирже под новым именем — Fox Corporation. Лаклан занимает в ней должности председателя и исполнительного директора, Мердок-старший — сопредседателя. Свежие исследования показывают, что эффект Fox News силен как никогда: к примеру, только 12% зрителей канала верят, что климатические изменения вызваны преимущественно деятельностью человека (среди остальных американцев этот процент составляет 62%). Зато 78% зрителей Fox News считают, что Трамп сделал для страны больше, чем любой президент в американской истории (это мнение разделяют всего 17% американцев из тех, что не смотрят Fox).

AP_95122001267
Мердок в 1995 году. Фото: Ian Mainsbridge / AP Photo / East News


Фото на обложке: Руперт с женой, 2018 год. Фото: Evan Agostini / AP Photo / East News

Новое и лучшее

1 210

32

2 231
723

Больше материалов