Мир

Неудобная правда: История Нины Гладиц, изобличающей преступления любимого режиссера фюрера Лени Рифеншталь

В начале 1980-х немецкая документалистка Нина Гладиц выпустила фильм «Время тьмы и тишины», который положил начало ее многолетнему противостоянию с уважаемым режиссером Лени Рифеншталь и попыткам доказать связь последней с нацистскими преступлениями. В 2021 году Гладиц скончалась, но ей все же удалось завершить дело жизни — опубликовать разоблачительную книгу о главном режиссере Третьего рейха. Bird in Flight рассказывает, в чем авторка обвиняла Рифеншталь и почему была одержима ее личностью более тридцати лет.

Начало борьбы

Нина Гладиц родилась в 1946 году в городе Швебиш-Гмюнд в округе Штутгарт. Когда ей исполнилось двадцать, она поступила в Высшую школу кино и телевидения Мюнхена, где впервые познакомилась с киноработами Лени Рифеншталь, состоявшей в дружеских отношениях с Адольфом Гитлером и другими членами нацистской партии. Несмотря на то что ленты Рифеншталь считаются пропагандистскими, многие критики признают их технические достижения и вклад авторки в развитие кинематографа.

В 1920-х Лени Рифеншталь дебютировала в кино как актриса, а в 1932-м представила свой первый режиссерский проект — фильм «Голубой свет». В том же году она впервые вживую встретилась с лидером Третьего рейха. Дебютная лента Рифеншталь о художнике и одинокой девушке, живущей в горах, была лишена очевидных политических мотивов, но сразу за ней последовали пропагандистские картины, которые и принесли режиссеру известность, — «Победа веры» и «Триумф воли», посвященные съездам нацистской партии 1933 и 1934 года.

«Триумф воли» был создан по заказу Адольфа Гитлера, фюрер лично выбрал название для фильма. Он стал одним из самых дорогостоящих и масштабных документальных проектов своего времени, для которого задействовали сразу 35 операторов. Сама Лени Рифеншталь настаивала на том, что лента не является пропагандой нацизма, а лишь документирует исторические события.

После этого режиссер выпустила работу «День свободы! — Наш вермахт!», посвященную немецкой армии, и «Олимпию» — картину о летних Олимпийских играх, проходивших в Берлине в 1936 году. Хотя Рифеншталь также считала «Олимпию» аполитичной, в ней прослеживается идея чистоты крови и атлетизма как признаков превосходства арийской расы. Завершает этап сотрудничества Рифеншталь с нацистской партией художественный фильм «Долина», который был создан в период Второй мировой войны и стал отправной точкой для исследования Нины Гладиц.

Хотя Рифеншталь считала «Олимпию» аполитичной, в картине прослеживается идея чистоты крови и атлетизма как признаков превосходства арийской расы.

По признанию Гладиц, в студенческие годы ее куда больше интересовали ядерная энергетика и левый активизм, чем попытки разобраться в прошлом Германии. Так, свой первый фильм документалистка посвятила протесту против запуска атомной электростанции.

В 1977 году режиссеру передали письмо, которое двадцать лет хранилось в архиве Ассоциации преследуемых нацистским режимом. Как пишет The Guardian, в нем мужчина по имени Йозеф Райнхардт рассказал, что в 1940—1941 годах он и другие представители народов синти и рома, содержавшиеся в концентрационном лагере Максглан, были вынуждены работать статистами в фильме Лени Рифеншталь «Долина».

Мужчина уточнял, что условия работы оказались очень сложными: за людьми наблюдали офицеры СС, на ночь статистов запирали в сараях и подвалах, а за побег строго наказывали. Автор письма пояснил, что никто не получил денег за съемки и им даже не разрешили оставить костюмы — узники должны были самостоятельно возвращаться в лагерь, расположенный на территории Австрии, в обветшалой одежде и без обуви, что приводило к обморожениям и травмам.

Гладиц задумала встретиться с мужчиной лично и узнать все подробности о съемках «Долины». Эта лента, основанная на опере Эжена д’Альбера, получила финансирование благодаря Гитлеру, но вышла на экран лишь после завершения войны и была воспринята зрителями как проходная. Гладиц решила снять документальную картину об эксплуатации народов синти и рома в «Долине» и доказать, что именно Рифеншталь руководила процессом. Нина попыталась договориться с режиссером об интервью под предлогом того, что готовит ленту о выдающихся художниках XX века, но так и не смогла реализовать свою идею — столкнуть Йозефа Райнхардта и Лени Рифеншталь перед камерой и заставить их говорить открыто. В 1982-м Гладиц представила документальный телефильм «Время тьмы и тишины» с комментарием Райнхардта, а уже спустя год Рифеншталь подала на нее в суд за клевету.

Гладиц решила снять документальную картину об эксплуатации народов синти и рома в «Долине» и доказать, что именно Рифеншталь руководила процессом.

Лени Рифеншталь, 1935 год. Фото: Wikimedia Commons

Противостояние

Ранее, в 1949 году, Лени Рифеншталь судилась с издателем Хельмутом Киндлером, который первым сообщил о том, что она эксплуатировала на съемках представителей народов синти и рома. Создательница «Триумфа воли» выиграла дело и впоследствии подала десятки исков ко всем, кто пытался ее изобличить.

В процессе своего исследования Нина Гладиц пришла к выводу, что авторитет режиссера в европейском обществе был настолько велик, что связь Рифеншталь с нацистской партией долгое время предпочитали не замечать. Некоторые критики считали, что ее фильмы следует рассматривать исключительно с художественной точки зрения, в отрыве от идеологии Третьего рейха, а участницы феминистского движения отмечали способность кинематографистки прокладывать себе путь в патриархальном обществе.

В ноябре 1984-го Лени Рифеншталь и Нина Гладиц впервые встретились в зале суда — процесс продолжался почти два с половиной года. Как рассказывает The Guardian, Гладиц попыталась доказать, что режиссер знала о преступлениях нацистов против народов синти и рома, а также обещала спасти участников съемок от смерти в концлагере, но не сделала этого, в результате чего около ста ее статистов погибли в газовых камерах Аушвица. Рифеншталь в свою очередь отрицала все обвинения и заявляла, что у нее установились теплые отношения с актерами, которые называли ее «тетушка Лени». Режиссер подчеркнула, что поддерживала связь со статистами после съемок и все они остались живы.

В 1987 году процесс завершился: судья постановил, что Рифеншталь действительно посещала концентрационный лагерь Максглан и выбрала статистов из числа заключенных, при этом за съемки людям не заплатили. Однако доказать, что режиссер знала о массовых убийствах, Гладиц не удалось, а потому ее обязали удалить сцену из картины «Время тьмы и тишины», в которой утверждается, что Рифеншталь обещала спасти статистов от смерти. Нина Гладиц отказалась перемонтировать фильм, из-за чего его запретили к показу и отправили в архив, — сейчас ленту можно посмотреть только в виде пиратских копий.

Судья постановил, что Рифеншталь действительно посещала концентрационный лагерь Максглан и выбрала статистов из числа заключенных.

После разбирательства финансовое положение Гладиц осложнилось, а немецкие каналы перестали заказывать у нее документальные фильмы. «В телевизионном мире я стала персоной нон грата, потому что осмелилась публично назвать Лени Рифеншталь преступницей», — заявила Гладиц. Несмотря на то что документалистке удалось доказать свою правоту по нескольким пунктам, суд с Рифеншталь повлиял на всю ее дальнейшую жизнь и карьеру — следующие сорок лет Нина потратила на изучение биографии любимого режиссера Гитлера и попытки найти доказательства ее преступлений.

Лени Рифеншталь, 1934 год. Фото: Wikimedia Commons

Дело всей жизни

Гладиц была одержима образом Лени Рифеншталь не только потому, что та нанесла ей репутационный и финансовый ущерб, а потому, что была возмущена «культом личности» режиссера и хотела напомнить обществу о ее вкладе в пропаганду нацизма. Документалистка изучала архивные документы, мемуары, личные дневники и другие свидетельства, подтверждающие эксплуатацию людей на съемках Рифеншталь, ее симпатию к Гитлеру и осведомленность о действиях нацистов.

Так, Гладиц обнаружила воспоминания режиссера Вилли Зильке, который снял пролог к картине Лени Рифеншталь «Олимпия», — в 1938-м он не присутствовал на премьере, поскольку его насильно заключили в психиатрическую клинику. В неопубликованных мемуарах Зильке уточняет: его освободили спустя четыре года при условии, что он примет участие в съемках картины «Долина», — в это время он жил в неотапливаемой комнате, голодал и находился под круглосуточной охраной офицеров СС. История Зильке стала лишь одним из многих свидетельств, которые удалось найти Нине Гладиц. Позднее все они вошли в ее книгу «Лени Рифеншталь: карьера одной преступницы», завершенную в 2015 году. Тридцать издательств отвергли эту работу, и лишь в начале 2020-го рукопись согласилось выпустить швейцарское Orell Füssli.

Публикацию книги Гладиц называла своей величайшей победой. По словам режиссера, некоторые замечали сходство между образом Лени Рифеншталь и ее собственной матерью и расценивали их противостояние как личное, однако для Нины оно было намного масштабнее. Гладиц считала, что ее мать симпатизировала нацистам, искренне оплакивала смерть Гитлера и на суде сочувствовала Рифеншталь, а не собственной дочери. При этом документалистка отказывалась как-то трактовать причину своей одержимости Рифеншталь и настаивала на том, что просто хочет рассказать правду.

Гладиц считала, что ее мать симпатизировала нацистам, искренне оплакивала смерть Гитлера и на суде сочувствовала Рифеншталь, а не ей.

После публикации критического издания о работе Гладиц начали писать Der Spiegel, Frankfurter Allgemeine и другие СМИ, а канал Arte выпустил о ней документальный фильм. Также права на экранизацию «Карьеры одной преступницы» приобрела компания, которая планировала снять сериал для Netflix. Нина Гладиц хотела стать консультантом проекта и мечтала увидеть в роли Рифеншталь Джуди Денч, однако спустя год после выхода книги, в апреле 2021-го, режиссер умерла в своем доме в Швебиш-Гмюнд.

Во второй половине XX века Лени Рифеншталь продолжила заниматься фотографией. В 1987 году она представила мемуары, а в 2002-м выпустила свой последний фильм — ленту о подводном мире «Коралловый рай». До конца жизни режиссер продолжала посещать кинофестивали, давать интервью и участвовать в съемках документальных картин.

Лени Рифеншталь скончалась в сентябре 2003-го, на сто втором году жизни. Она так никогда и не признала, что была осведомлена об убийствах в концентрационных лагерях или как-либо содействовала нацистским преступлениям. Несмотря на судебные противостояния с отдельными журналистами и историками, кинематографистку никогда не судили за связь с нацистским режимом, а ее фильмы — не запрещали к показу. Книга Нины Гладиц стала самым откровенным и подробным разбором биографии режиссера и помогла вызвать публичную дискуссию о пересмотре образа Лени Рифеншталь в контексте ее сотрудничества с нацистами и лояльности к преступлениям режима.


Фото на обложке: Лени Рифеншталь в зале суда во Фрайбурге, 1984 год; picture alliance / Rolf Haid | Rolf Haid

Новое и лучшее

437

2 066

180
282

Больше материалов