Мир

Отрицание, гнев, торг: Как некоторые страны оттягивают борьбу с вирусом

Пандемии COVID-19 три месяца, по всему миру зарегистрировано больше миллиона случаев. Карантин ввели 37 стран — но некоторые до сих пор так или иначе откладывают борьбу с распространением болезни. Bird in Flight изучил, почему они это делают.

Теорию о пяти стадиях принятия горя (отрицание, гнев, торг, депрессия, собственно принятие) разработала в конце 60-х американский психолог Элизабет Кюблер-Росс. Эту модель широко критикуют ученые, и редакция не рекомендует всерьез использовать ее для прогнозов — однако неожиданно для нас правительства некоторых стран ведут себя довольно похожим образом.

bolsonaru_corona_deny

Бразилия: отрицание

Президент Жаир Болсонару упорно отрицал саму опасность вируса, пока его не остановил суд.

Бывший десантник и артиллерист, служивший в армии во времена военной диктатуры, Жаир Болсонару стал президентом два года назад. Предшественнице Болсонару — члену левой Партии трудящихся Дилме Ване Русеф парламент объявил импичмент, признав ее виновной в злоупотреблении властью и финансовых махинациях. На очередных президентских выборах уставшая от коррупции страна избрала президентом правого политика.

Жаир Болсонару никогда не стеснялся громких заявлений и часто оскорблял оппонентов: еще депутатом он сказал представительнице рабочей партии Бразилии Марии ду Росарио, что та «не заслуживает даже быть изнасилованной». Резкие высказывания принесли ему славу «Трампа из тропиков».

Обращаясь к нации, Жаир Болсонару назвал COVID-19 «небольшим гриппом» и призвал отменить карантин.

24 марта, обращаясь к нации, Жаир Болсонару назвал COVID-19 «небольшим гриппом», призвал отменить карантин (в некоторых штатах страны закрыты пляжи и публичные места) и обвинил СМИ в разжигании паники. На мнение президента не повлияло ни самое большое в Южной Америке число зараженных (по состоянию на 3 апреля — 8 тысяч инфицированных, 327 умерших), ни заболевший пресс-секретарь Болсонару — Фабио Вайнгартен, ни даже положительный результат теста у него самого (позже президент назвал эту новость фейком; повторный тест показал, что Болсонару здоров).

Эксперты считают, что главная причина такого поведения — политическая. Баллотируясь в президенты, Болсонару обещал поднять экономику, но в условиях карантина сделать это будет сложно. Правительство даже начало рекламную кампанию «Бразилия не может остановиться».

К счастью, отрицание не распространилось на суд в Рио-де-Жанейро: 29 марта он запретил правительству призывать к отмене карантина. Кампания «Бразилия не может остановиться» была остановлена, министрам дали сутки на опровержение заявлений о том, что COVID-19 безопасен.

Болсонару не одинок: в Туркменистане, по официальным данным, до сих пор нет случаев заражения COVID-19. Еще в начале февраля власть отменила авиасообщение с Китаем и помещает прибывших в страну иностранцев в карантин — но эксперты считают, что это не могло полностью защитить Туркменистан от вируса и власти просто скрывают настоящее количество зараженных.

Туркменские чиновники избегают самого слова «коронавирус»: оно не встречается даже в медицинских брошюрах Министерства здравоохранения. Цензура затронула и обычных жителей страны. Местные журналисты сообщают, что туркменам запрещают носить маски и обсуждать пандемию в общественных местах — за нарушение запрета арестовывают на десять суток.

sisi_corona_deny

Египет: гнев

Власти Египта борются и с вирусом, и с теми, кто не доверяет официальной статистике. 11 марта правительство запретило распространять информацию о коронавирусе, кроме опубликованной официально.

Власти преследуют тех, кто нарушает запрет. По данным ООН, в марте за «распространение фейковых новостей» в Египте были арестованы 15 человек — в частности, врач, жаловавшийся в фейсбуке на нехватку масок.

Пожалуй, самым известным стал случай живущей в Египте журналистки The Guardian Рут Майклсон. Она написала про исследование, проведенное доцентом медицинского факультета Университета Торонто Исааком Богочем и ранее опубликованное в научном журнале Lancet Infectious Diseases.

Богоч заметил, что в конце февраля вернувшегося из Египта 70-летнего канадца положили в больницу с высокой температурой. Несмотря на то что, по официальной информации, на тот момент в Египте было всего три случая COVID-19, врачи нашли у пациента коронавирус. Ученый предположил: если из Египта возвращаются больные туристы, значит, там уже эпидемия.

Он нашел данные о 95 случаях инфицирования COVID-19 — вирус выявили у людей, недавно побывавших в Египте. По подсчетам Богоча, в стране должны были быть заражены не менее 19 тысяч человек, тогда как официальная статистика говорила, что их около двух сотен. Власти Египта преуменьшали опасность, чтобы не отпугнуть туристов (еще в конце февраля министр здравоохранения Хала Зайед заявляла, что коронавирус незаразный).

По подсчетам ученых, в стране должны были быть заражены не менее 19 тысяч человек. По официальной статистике — около двух сотен.

Материал Рут Майклсон вызвал скандал. На следующий день после выхода публикации ее автора обвинили в распространении паники — чиновники национальной информационной службы потребовали, чтобы журналистка написала опровержение. Когда она отказалась, государственная служба безопасности попросила Майклсон, проработавшую в Египте пять лет, покинуть страну.

Рут улетела домой в Германию. Власти Египта отказались комментировать результаты исследования; официально на 6 апреля в стране 1 173 случая COVID-19, в том числе 78 летальных.

Власти Египта — не единственные, кто смотрит в сторону цензуры. Например, проверку «недостоверных» данных о числе заболевших начал Следственный комитет России, а ранее СМИ получали предупреждения от Роскомнадзора.

Другой пример — китайская компартия. В начале эпидемии она позволяла журналистам свободно освещать борьбу с коронавирусом, те могли сообщать о новых случаях заражения и критиковать действия чиновников. Но в начале февраля несколько критических статей в китайском сегменте интернета были удалены, а журналистов настоятельно попросили сосредоточиться на успехах правительства в борьбе с вирусом.

lukash_corona_deny

Беларусь: торг

Александр Лукашенко пытается отсрочить полномасштабную борьбу с вирусом, чтобы выиграть время для экономики. 27 марта он заявил, что госслужбы заняты коронавирусом «без шума и пыли» — однако закрывать предприятия он считает недальновидным: по его словам, «мы этим психозом сегодня остановили экономику практически всего мира».

В стране активно готовятся к празднованию Дня Победы. Лукашенко призвал сограждан благоустроить территорию вокруг памятников и места, связанные со сражениями во Второй мировой войне. До конца марта в белорусских школах проводили занятия (сейчас дети на плановых каникулах), а чемпионат республики по футболу — единственный крупный спортивный турнир в Европе, который до сих пор не остановили.

Нежелание вводить карантин Лукашенко объясняет тем, что паника опаснее вируса. В середине марта президент советовал белорусам для профилактики выпивать 50 грамм водки в день, много работать, ходить в сухую сауну, вовремя завтракать и обедать.

Президент советовал белорусам для профилактики выпивать 50 грамм водки в день, много работать, ходить в сухую сауну, вовремя завтракать и обедать.

Пожелавший остаться анонимным журналист из Минска сказал Bird in Flight, что экономика республики, которая держится только на производственном секторе, не выдержит массового карантина. «Обедневшие белорусы могут выйти с протестами на улицу, чего Лукашенко точно не хочет. Если ситуация с вирусом выйдет из-под контроля, в стране тоже могут начаться протесты, но тогда у власти еще будут деньги, чтобы совладать с ситуацией».

Сомневаются в честности Лукашенко и другие страны. Президент соседней Литвы Гитанас Науседа 1 апреля сказал, что Беларусь не справляется с кризисом и замалчивает количество смертей.

Как и в Египте, власть следит, чтобы в информационное поле не попадали сведения, которые противоречат позиции президента. 1 апреля врач витебской больницы скорой помощи написала пост о том, что ситуация с коронавирусом в городе «начала выходить из-под контроля», — на следующий день медика вызвали в прокуратуру для разъяснений.

В конце марта Министерство здравоохранения сообщало только о количестве новых случаев заражения COVID-19, умалчивая общее число инфицированных. Позже Минздрав опубликовал общие цифры, но затем снова перестал называть их, заставляя журналистов самостоятельно вычислять, сколько заразившихся в стране. Путаные заявления министерства высмеяли в сети.

По состоянию на 6 апреля в Беларуси зарегистрировано 700 случаев заболевания, из них 13 летальных — это один из самых низких показателей в Европе (например, в соседней Польше 4 тысячи случаев, из которых 98 летальных). В Минздраве уверены, что распространение инфекции в Беларуси сдерживает служба санитарно-эпидемического надзора: якобы ее сотрудники вовремя находят и изолируют людей с подозрением на COVID-19.

Позже появилась информация, что Беларусь попросила у России медицинское оборудование для борьбы с коронавирусом — медицинские и защитные маски, тест-системы, аппараты ИВЛ.

Новое и лучшее

941

28

43
193

Больше материалов