Почему это шедевр

Хай-тек-человек: Ричард Роджерс и его архитектура наизнанку

В 2020 году идеологу и практику стиля хай-тек Ричарду Роджерсу исполняется 87 лет. В этом возрасте автор проекта Центра Помпиду, Европейского суда по правам человека и лондонского «Ллойда» решил уйти на пенсию, официально заявив о выходе из архитектурного бюро Rogers Stirk Harbour + Partners. Мария Ложко рассказывает о том, чем проекты Роджерса важны для современной архитектуры и как выглядит его «идеальный мегаполис».

Стипендия Фулбрайта для дислексика

Хотя Ричарда Роджерса считают британским архитектором, родился он в Италии. Его отец приходился двоюродным братом итальянскому архитектору Эрнесто Натану Роджерсу. Мать мальчика была искусствоведом. Первые 5 лет жизни Роджерс провел во Флоренции, но в 1938 году его семья вынужденно переехала в Лондон, спасаясь от режима Муссолини.

В Британии мальчик пошел в школу, где у него обнаружили дислексию. Из-за расстройства он научился писать лишь к 11 годам.

Летом 1951-го Ричард оказывается на Фестивале Британии (Festival of Britain). Идея мероприятия — воодушевить население национальными достижениями в области науки и техники, промышленного дизайна, архитектуры и искусства. Роджерса так впечатлило увиденное, что вскоре он поступил в Школу искусств (сейчас — University for the Creative Arts) в Эпсоме, на юг от Лондона.

Юность архитектора была преисполнена приключений. Однажды, в перерыве между семестрами, он отправился в путешествие по Европе, в течение которого даже оказывался в тюрьме за хулиганство.

Впрочем, учился Роджерс блестяще. Бакалаврский диплом он получил в Лондонской школе архитектуры (Architectural Association School of Architecture), а магистерский — в Йеле, где учился по стипендии Фулбрайта. Там же Роджерс познакомился с Норманом Фостером, с которым впоследствии создаст первые объекты в стиле хай-тек.

В 1963 году архитекторы с женами открыли первое бюро. Оно получило название Team 4.

FRANCE-CULTURE-ARCHITECTURE-ROGERS
Фото: Martin Bureau / AFP

Team 4. Что было до хай-тека?

Иронично, что бюро Team 4 просуществовало четыре года. Все это время архитекторы в основном создавали экспериментальные особняки.

Их профессиональный дебют — загородный дом Creek Vean для родителей Сью Брамвелл (основательницы студии и первой жены Роджерса). Заказчики построили дом на средства от продажи картины Пита Мондриана, купленной в 1930-х.

Creek Vean представляет собой бетонное здание на крутом корнуольском склоне у реки Фал. В ансамбль также входит мост и отдельно стоящие «капсулы» беседок. Комнаты дома расположены веером и имеют панорамные наклонные окна, что придает фасаду сходство с кабиной самолета.

Сегодня Creek Vean — единственный частный дом, получивший премию R.I.B.A. (награду Royal Institute of British Architects). Здание также внесено в реестр архитектурных памятников Великобритании.

Еще один знаковый объект Team 4 — особняк Jaffe House (Skybreak) в Рэдлетте, предназначенный для фотографа Хамфри Спендера. Здание также оборудовано панорамными наклонными окнами. Интерьер особняка в 1971 году Кубрик снял в картине «Заводной апельсин». Как и Creek Vean, Jaffe House как будто приклеен к склону и повторяет крутой местный рельеф.

Уже отделившись от Team 4, Роджерс спроектировал дом 22 Parkside для своих родителей в Уимблдоне. В этом здании проявилось то, что впоследствии стало лейтмотивом хай-тек-архитектуры Роджерса: коммуникации и инженерные элементы были оголены и эстетизированы. В частности, в глаза бросались стальные опоры дома, окрашенные в ярко-желтый. Дом родителей также был первым объектом Роджерса, в котором он использовал внешние стальные опоры и стеклянные модули, обеспечивающие свободную планировку и «прозрачность» здания.

В 2015 году Ричард Роджерс подарил дом 22 Parkside Гарвардской высшей школе дизайна. Теперь здание используют для проведения архитектурных резиденций.

В этом здании проявилось то, что впоследствии стало лейтмотивом хай-тек-архитектуры Роджерса: коммуникации и инженерные элементы были оголены и эстетизированы.

Объект номер один

Ренцо Пиано — один из отцов стиля хай-тек и единственный небританский архитектор среди его основателей. На момент, когда проект международного культурного центра от Роджерса и Пиано триумфально обошел на конкурсе шесть сотен конкурентов, архитекторы работали вместе уже несколько лет — именно зданию, построенному «наизнанку», было суждено стать манифестом нового стиля и принести им мировую славу.

Центру Помпиду (Centre national d’art et de culture Georges-Pompidou) отвели место на пустыре в центре Парижа. Здание планировали как многопрофильный культурный центр международного масштаба: сюда должны были перенести коллекцию Государственного музея современного искусства, а также Центр современной музыки и общественную библиотеку.

Следующие семь лет архитекторы проведут на стройке главного объекта их жизни.

Идея центра буквально лежит на поверхности: арматура и коммуникации (трубы, лифты, эскалаторы) вынесены за пределы интерьера и тянутся вдоль внешних стен здания, создавая новый ритмический рисунок. Каждый тип инженерных элементов маркирован цветом: синий — для вентиляции, зеленый — для водопровода, красный — для лифтов и эскалаторов, желтый — для электричества и белый — для опор.

Инженерная «обнаженность» символизирует открытость искусства и даже оправдана с практической точки зрения: за счет выноса коммуникаций на фасад полезная площадь здания увеличилась до 45 тысяч квадратных метров.

Инженерная «обнаженность» символизирует открытость искусства.

25025797939_62d628b323_k
Центр Жоржа Помпиду © Sean X Liu, Flickr

Структурный экспрессионизм

С 1977-го Ричард Роджерс открывает новую компанию. Теперь его бюро называется Rogers Stirk Harbour + Partners, здесь он проработает 43 года до пенсии и создаст все последующие знаменитые здания: штаб-квартиру страховой компании «Ллойд» и Millennium Dome в Лондоне, Европейский суд по правам человека в Страсбурге, аэропорт в Мадриде.

Помимо термина «хай-тек» по отношению к творчеству Роджерса можно услышать другие: «структурный экспрессионизм», «структурализм» и «архитектурный экспрессионизм». Их можно считать синонимами. Последнее словосочетание, к примеру, является цитатой лорда Пеламбо, который возглавлял жюри Притцкеровской премии в 2007 году. Передавая награду Роджерсу, глава жюри также отметил вклад архитектора в развитие идеи Ле Корбюзье о здании как машине для жизни.

Но что же такое структурный экспрессионизм? Это направление модернистской архитектуры, которое пришло на смену баухаусу и функционализму в 50-е. Верный его признак — яркие инженерные элементы, с помощью которых архитекторы пытались вернуть зданиям самобытность.

Верный признак структурного экспрессионизма — яркие инженерные элементы, с помощью которых архитекторы пытались вернуть зданиям самобытность.

Сторонники этого направления все еще поддерживали идею о том, что здание должно быть удобным и недорогим, однако теперь вместо «безликого» бетона использовали металл и стекло, а также современные технологичные материалы, которые помогали достичь высокой на тот момент энергоэффективности строения. А еще они восхищались технологиями и использовали инженерные узлы здания в качестве декора.

Terminal_T-4_Madrid_-_Barajas_Airport_(8520153689)b
Аэропорт Мадрида © Commons Wiki

Проект для страховщиков

Штаб-квартира страхового агентства «Ллойд» (или просто Lloyd’s) — это, пожалуй, самый значимый, хотя и не самый масштабный проект Роджерса на родине.

Строительство «Ллойда» закончилось в 1986 году. Проект повторял философию Центра Помпиду: здание было как бы вывернуто наизнанку (позже это направление получило название «бовелизм» от английского bowels, то есть «внутренности»).

Lloyd’s — главное здание самого древнего страхового агентства Британии, основанного в XVII веке. Строение представляет собой несколько этажей свободного пространства, ограниченных лишь стеклянным фасадом. Все коммуникации здания вынесены за его пределы следующим образом: они либо «ползут» по стенам, либо расположены в одной из шести башен, обрамляющих штаб-квартиру. Чтобы отразить преемственность между старым и новым офисом «Ллойда», Роджерс интегрировал в новый фасад фрагменты входной группы 1928 года.

Еще одна любопытная деталь — синие строительные краны, которые возвышаются над зданием. Они не были частью первоначального проекта архитектора, но их решили оставить после окончания строительства.

Бовелизм Роджерса блестяще отвечал требованиям заказчиков. Те хотели, чтобы этажи имели свободную планировку и давали компании возможность менять конфигурацию пространства, адаптируясь под сотрудников и рынок.

И хотя для строительства были использованы сталь, бетон и стекло, многочисленные замысловатые башни придают штаб-квартире почти барочный вид.

«Ллойд» — памятник британского хай-тека, внесенный в реестр культурного наследия города, а также самый молодой архитектурный объект в этом списке. По иронии судьбы, в Сити его обступили более поздние строения соратников Роджерса — башня 30 St Mary Axe Фостера и небоскреб Shard Пиано. Рядом также стоит еще одно более позднее здание Роджерса — Лиденхолл (Leadenhall Building).

723px-Lloyds_of_London_building_(Dec_2014)
Здание «Ллойд» © Loco Steve, Flickr

Нетипичное правительственное здание

В числе знаменитых объектов Роджерса — здание Европейского суда по правам человека. Оно было спроектировано в конце 80-х и построено в 1994 году, чтобы заменить предыдущее, ставшее на тот момент тесным.

Как и все фирменные объекты Роджерса, суд выполнен из стали и стекла. Здание повторяет изгибы ландшафта (в данном случае изгиб реки Иль), а форма его подчеркнуто дружелюбная: углы сглажены, а крыши срезаны под углом. Объект состоит из трех цилиндров — двух металлических и одного стеклянного: в них расположены общий холл, Европейская комиссия по правам человека и сам суд. Все прочие помещения находятся в высоком административном блоке, напоминающем часть круизного лайнера.

По задумке Роджерса, с которым на этот раз работал местный архитектор Клод Бюшер, здания должны сочетать символичность и функциональность — в данном случае их форма должна выглядеть дружелюбно и безопасно. Архитекторы планировали разрушить стереотип о правительственных учреждениях как об отпугивающих неприступных крепостях.

Архитекторы планировали разрушить стереотип о правительственных учреждениях как об отпугивающих неприступных крепостях.

В здании Европейского суда воплощена теория «тотального дизайна», которой увлекался Роджерс: предназначение и форма здания влияют друг на друга.

1920px-European_Court_of_Human_Rights
Здание Европейского суда по правам человека © CherryX

Под куполом

Millennium Dome («Купол тысячелетия») — единственное, что осталось от выставки Millennium Experience, проходившей в Лондоне в течение 2000 года. Объект построен на полуострове Гринвич в 1999-м. Сквозь купол проходит тот самый нулевой меридиан.

Millennium Dome — главный элемент генерального плана Ричарда Роджерса по развитию полуострова Гринвич (задуманное так и не было реализовано).

Купол должен был стать универсальным экспозиционным пространством, которое можно бесконечно трансформировать, — помимо опор ничего не ограничивало полет мысли дизайнеров экспозиции. Верхнюю часть объекта поддерживает дюжина стальных мачт с тросами, закрепленными на верхушках. Мачты окрашены в желтый. Они символизируют руки, тянущиеся к небу, а также число 12: количество месяцев, часов, знаков зодиака.

На момент строительства «Купол тысячелетия» был самым крупным подобным зданием в мире, его выставочная площадь составляет более миллиона квадратных футов. Вместе с тем это один из самых недорогих объектов такого масштаба, поскольку был выполнен из стандартных инженерных конструкций и простых технологичных материалов — стали и стекловолокна с тефлоновым покрытием.

Сегодня в куполе, вмещающем более 20 тысяч зрителей, проходят концерты и спортивные мероприятия.

32379360587_010e5a761c_k
Millennium Dome © Robert Pittman, Flickr

Высотки, парки и дороги

В начале 2000-х мода на хай-тек начинает угасать. Архитектура мигрирует в сторону игры с формой — здания постепенно перестают быть просто «машинами для жизни» и превращаются в постмодернистские ребусы.

Ричард Роджерс переходит к теоретической и, вернее сказать, проповеднической деятельности. В конце 90-х он выпускает книгу «Города для маленькой планеты» (Cities for a Small Planet), в которой делится взглядом на задачи современного градостроения.

По мнению Роджерса, нет ничего страшного в том, что города разрастаются, однако задача архитектора — преобразовать городскую среду так, чтобы даже при быстро растущей плотности населения жители чувствовали себя счастливо, комфортно и безопасно.

В основном Роджерс ратовал за проектирование крупных многоквартирных домов с продуманной инфраструктурой. Такой подход звучал как нападка на уклад многих районов Лондона: в эпоху Маргарет Тэтчер большинство из них были застроены густо, но в основном дома были рассчитаны на одну семью. Проблему перенаселения Лондона, утверждал Роджерс, могут решить высотки, они освободили бы место для общественных зон и сделали бы улицы шире.

В 2000-х Роджерсу удалось донести свои идеи. Став советником тогдашнего мэра Лондона Кена Ливингстона, он повлиял на проведение транспортной реформы и инициировал создание новых общественных зон. Спустя 8 лет, уже при следующем мэре, Борисе Джонсоне, архитектору удалось добиться и строительства нескольких крупных жилых комплексов. Роджерсу также принадлежит план «урбанистического возрождения» Лондона.

Среди инфраструктурных проектов для британской столицы, созданных Роджерсом в последние десятилетия, — жилой квартал One Hyde Park.

One_Hyde_Park,_September_2016_01
One Hyde Park © Edwardx, Commons Wiki

Хай-тек для комфорта

Ричард Роджерс — один из столпов стиля хай-тек и структурализма, а многие здания, окружающие нас в современных городах, так и иначе наследуют и развивают идеи, которыми увлекался архитектор. Стекло, сталь и обнаженные инженерные детали, возведенные в ранг элементов дизайна, — тренды, которыми сегодня все еще одержимы строители торговых комплексов, престижных жилых кварталов и бизнес-центров.

В основе стиля хай-тек любовь к прогрессу и технологиям, у которых есть одна цель — сделать жизнь комфортной. Поэтому неудивительно, что, несмотря на резкую критику на первых этапах своего существования, хай-тек быстро распространился по миру и стал привычным для жителей городов. Единственное, что может удивлять современных посетителей Центра Помпиду, — это то, что здание было открыто все же в 1977 году, а отнюдь не вчера.

В основе стиля хай-тек любовь к прогрессу и технологиям, у которых есть одна цель — сделать жизнь комфортной.

2517px-Cropped_image_of_124_Horseferry_Road,_London
Здание телеканала Channel 4 на Хорсферри-роуд, 124, в Лондоне © Tim Benedict Pou, Flickr
KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA
Станция метро Central Park в Гаосюне, Тайвань © Edwardx, Commons Wiki
1440px-Barangaroo222
Башни International Towers в Сиднее © MDRX, Commons Wiki
Arenas_de_Barcelona_2013
Торговый центр Arenas de Barcelona © Felix König, Commons Wiki
Antwerpen_-_Rechtbank_van_eerste_aanleg_Antwerpen
Суд Антверпена © Fred Romero, Commons Wiki

Новое и лучшее

36

39

198
304

Больше материалов