Портрет

Архитектор Театра на Подоле Олег Дроздов: «Киев остается герметичным заповедником»

Во вторник, 6 декабря, группа киевских активистов собирает заседание, куда приглашены представители городских властей и правоохранительных органов. Тема — Театр на Подоле и что делать с его неординарным для центра Киева архитектурным решением. Накануне Bird In Flight поговорил с автором проекта Олегом Дроздовым.

drozdov_05

Вас, наверное, дергают сейчас все по поводу скандала?

Ну как, тут же допрос Януковича, Фидель Кастро, саркофаг над энергоблоком… Споры вокруг театра можно было предполагать, но масштаба такого я не ожидал.

У вас раньше таких проблем с общественностью не было?

Были, потому что мы делаем то, что мало кто делает в этой стране. Это новизна, она не может всем нравиться. Проблемы были, но не такие.

Это можно назвать неофункционализмом — то, что вы делаете?

Это можно назвать архитектурой сегодняшнего дня, актуальной архитектурой.

teatr-na-podole_02
Театр на Подоле, Киев. Фото: Савелий Барашков

Как вы учились этой актуальной архитектуре?

В большей степени это жизнь и собственные какие-то ориентиры — что есть хорошо, что есть плохо. Это и книги, и люди, и обстоятельства, и способность что-то выбирать для себя. Я все-таки живу в коллективе, и то, что у нас получается, — это как раз коллективный процесс.

Вы с одной командой работаете все это время?

Есть три человека, которые работают со времени основания бюро, а ему 20 лет исполнится в начале следующего года.

Какими были ваши первые проекты?

Сначала это были интерьеры. Маленькие кафе, клубы… Мы всегда хотели заниматься чем-то большим и вместе с украинской экономикой делали маленькие шажки.

В Киеве, помимо Театра на Подоле, вы делали еще отель Aloft. Как идет работа над ним?

Отель сейчас строится, там есть нарушения, неконтролируемые изменения. Остальное — это наш проект.

drozdov_04

Вам напрямую предложили достраивать Театр на Подоле, не было конкурса?

Думаю, был конкурс портфолио. Рассматривали, конечно, несколько архитектурных мастерских. Нас спросили: «Вы не хотели бы этим заняться?» Мы сказали: «Хотим», — и сделали свое предложение. Всем оно понравилось. Город в лице администрации является заказчиком, все вопросы к ней. Я знаю только то, что знаю, и выполняю свою работу.

За время строительства в городе сменился главный архитектор. На что это вообще могло и должно было влиять?

Главный архитектор должен прежде всего создать регламент проведения строительства в городе. Он должен разрабатывать градостроительную политику. Должен исследовать то, как город развивается, и создавать ту политику развития, которая переходит в законы, его обеспечивающие. Он является передающим звеном и гарантом.

Как вы относитесь к псевдоисторическим постройкам? Как с этим обстоят дела в Харькове?

В Харькове почти таких нет, а Киев в этом смысле остается герметичным заповедником. Это связано с тем, что, по сути дела, монополизирована профессиональная практика, профессиональное сообщество практикует симуляцию исторической застройки. Выходит это очень плохо и, поскольку происходит уже лет двадцать, вводит в заблуждение целое несведущее поколение. Это грозит потерей чувства истории у молодого поколения и, наверное, создаст большую загадку для будущих историков Киева. Им вообще не достанется работы, потому что конец XX и XXI веков не предоставит им материала для исследований. Целый город останется вне мирового контекста, притом что темп строительства у него колоссальный. Но это строительство не будет достойно никакого внимания.

drozdov_09

Имеют ли культурную ценность конструктивизм и функциональное строительство?

Вы, наверное, не в курсе, но эти здания давным-давно стали памятниками архитектуры. Об этом выходят книги, пишутся диссертации.

Но, тем не менее, их сносят. Они без лепнины — значит, это неинтересно.

Совершаются преступления против целых слоев культуры — в профессиональном и научном сообществе на этот счет нет сомнений. Но в обществе ценности у этих культурных слоев нет, хотя это если не шедевры, то памятники, требующие консервации и изучения.

По-вашему, отображение эпохи важнее, чем эстетизация?

Уже последние сто лет человечество живет в этой парадигме, я ничего не выдумываю. Можно либо соотноситься с сегодняшним днем, либо не соотноситься. В Пакистане, например, популярна фигуративность, и автобусы делают в виде драконов и собак. Примерно это же происходит с местной архитектурой. Она поддается только давлению индустрии потребления, которая потихоньку выводит на топ-позиции прагматичный функциональный дизайн.

Машины — это движущаяся среда, и маркетинг уже определил, что они могут быть без рогов, усов, я не знаю, резных дверей. Киевской архитектуры это пока не коснулось.

(Олега Дроздова снимала Полина Карпова.)

Дерзкий возраст: Стать моделью после пятидесяти
15 593

Новое и лучшее

5 617

338

292
291

Больше материалов