Критика

Особый день — сегодня и всегда: Башня из бабушкиного хрусталя Михаила Алексеенко

Художник Михаил Алексеенко собрал башню из бабушкиного хрусталя — он несколько десятков лет простоял в серванте, покрываясь пылью. С этой работой Алексеенко стал победителем скульптурной премии, которую вручает Центр современного искусства М17. Bird in Flight художник рассказал, зачем посягнул на неприкосновенное наследство.

В феврале жюри первой украинской скульптурной премии М17 Sculpture Prize назвало победителя — им стал художник Михаил Алексеенко. Его работа «Хрустальная мечта» посвящена привычке советских людей собирать утилитарные вещи, например посуду, но не пользоваться ими. Жюри назвало работу интересным политическим высказыванием, сделанным через призму личной истории.

В этом году сразу несколько авторов, чьи работы попали в шорт-лист премии, размышляли о том, как современным украинцам относиться к советскому наследию. Михаил Алексеенко рассказал Bird in Flight, почему молодые художники в своем творчестве все еще возвращаются к социалистическому прошлому и почему его работа о привычках советских людей актуальна сегодня.

Михаил Алексеенко

Художник из Киева, сооснователь группы «ЙОД» и арт-сквота «Хаят», организатор художественного пространства «Квартира 14». Победитель конкурса для молодых художников МУХі 2017.

— После смерти моей бабушки дома осталось много хрусталя. Использовать его по назначению в семье было запрещено. Бабушка хранила хрусталь для особого случая, который так и не произошел. Многие люди того времени так же собирали посуду из хрусталя, но выставляли ее в серванте, словно музейные экспонаты.

Странным образом модуль советской архитектуры, особенно сталинского ампира, совпадает с модулем в утилитарных вещах. Силуэт выстроенных объектов из хрусталя напоминает шпили домов и купола православных храмов. Я вдохновлялся видом Центрального павильона на ВДНХ и домом со звездой на Крещатике, но это скорее собирательный образ. Важнее было показать, что шпиль выступает символом величия, но сам по себе он хрупкий, оторванный от фундамента.

Советская идеология строительства лучшей жизни, ее пафосное величие нашли свое отражение в жизни обычных людей. Высокий шпиль недосягаем так же, как хрусталь в серванте, — хотя он совсем рядом. С помощью коллекции хрусталя демонстрировалось богатство. Хрупкая мечта оставляет после себя тень, создавая ощущение изменчивости и нестабильности всего существующего.

alekseenko_sculpture_DSC_4510
alekseenko_sculpture_DSC_4402

Моя работа не о любви к советскому, а о неопределенности: что делать с советским наследием?

Моя работа не о любви к советскому, а о неопределенности: что делать с советским наследием? Через частную историю я пытался рассказать историю многих. Посетители выставки говорили мне, что у них в семье была такая ваза или конфетница и теперь они не знают, что делать с подобным наследством, — выбросить жалко, но вещь совершенно ненужная. Советское наследие окружает нас повсюду: архитектура, элементы дизайна, быт, система образования, образ мышления. Думаю, эта тема не до конца проработана, поэтому художники все еще пытаются найти ответы на те вопросы, которые их волнуют.

alekseenko_sculpture_DSC_6146

Украина — постсоветская страна, и это не может не влиять на художественные процессы. Поэтому думаю, что тема советского прошлого еще долго будет в моей художественной практике, явно или нет, возможно параллельно с другими проектами. Пока я не могу сказать, что для меня эта тема закрыта.


Фотографии предоставлены Центром современного искусства М17

Новое и лучшее

1 244

170

109
101

Больше материалов