Фотопроект

Кое-что еще о Хантере Томпсоне

«Мы были где-то на краю пустыни, неподалеку от Барстоу, когда наркотики начали действовать» — с этих слов начинается «Страх и отвращение в Лас-Вегасе» культового гонзо-журналиста и писателя Хантера Томпсона. Такими же словами сопровождается один из снимков, которые его помощница Хлоя Селлс сделала у него дома, на «Совиной ферме». Каким был Томпсон в последний год жизни, Хлоя рассказывает Bird in Flight.

Томпсон покончил с собой в шестьдесят семь. Незадолго до смерти он говорил, что это ровно на 17 лет больше того срока, который он собирался прожить. Как-то Хантер украл у Эрнеста Хемингуэя оленьи рога (их вернули только после смерти Томпсона), а заодно и способ самоубийства — он выстрелил себе в голову.

Хлоя Селлс стала помощницей писателя, когда ей было 20 лет. В 2003-м в баре к ней подошла женщина и предложила работу по ночам. Это была жена Томпсона, Анита. Селлс проработала у Хантера больше года, все это время фотографируя его жилье. Она рассказала Bird in Flight, каким запомнила Томпсона и его поместье в Вуди-Крик.

Хлоя Селлс

Фотограф из США, живет в Великобритании и Ботсване. Окончила Род-Айлендскую школу дизайна в Провиденсе и Центральный колледж искусства и дизайна имени Святого Мартина в Лондоне. Участница персональных и групповых фотовыставок, автор книг SWAMP (2016) и «Фламинго» (2017).

— Однажды ночью Хантер подозвал меня к себе на кухню и спросил, действительно ли я фотограф. Я ответила, что мою фотокнигу выпускает Taschen. Он рассмеялся, а я не стала спорить. Хантер был Хантером. Через мгновение он пожалел о своем смехе. Тут же сказал, что вся его жизнь уже задокументирована — за исключением дома. А это ветхое поместье в Вуди-Крик, «Совиную ферму», обязательно нужно снять. И отныне я могу фотографировать дом столько, сколько захочу.

Время от времени я поддерживаю связь с женой Хантера, но в большей степени с его приятелями. Я не публиковала эти снимки раньше — не было подходящего момента. Мне хотелось добавить к истории его жизни кое-что большее, чем то, что уже было сказано. Только после некоторых событий в собственной жизни и после многих лет со дня его смерти я наконец решилась.

В основном Хантер был диким персонажем, однако с хорошими манерами. За год я перепробовала все, но ничего не могло поднять ему настроение. В мою последнюю ночь рядом я поняла, что уже ничто не сделает его счастливым. С того дня он прожил всего месяц или около того.

Говорят, алкоголика можно опознать по тому, что он перестал есть. Охотничий обед подавали Хантеру в самый тихий момент ночи после того, как павлины уснули, а часто и после ухода гостей. Это была какофония вкусов: быстрорастворимый суп, чатни, арахисовое масло, сальса, горчица, цикорный салат, сельдерей, чесночная соль, индейка из микроволновки, заправка для салата Пола Ньюмана, виски, кофе, пиво, сигарета
Флойд Уоткинс был мультимиллионером, который переехал на соседнее ранчо Beaver Run со своими бенгальскими тиграми и идеями по преобразованию района. Флойд решил направить воды Вуди-Крик к своей форелевой ферме, что восприняли без восторга. Все это усугублялось свирепым нравом его соседа с «Совиной фермы». Короче говоря, Хантера обвинили в отравлении рыбы. Он был взбешен, подошел к дому Флойда и несколько раз выстрелил. Хантеру предъявили обвинения, хотя он утверждал, что защищался от нападающего дикобраза. Позже выяснилось, что форель случайно отравил сын Флойда
Хантер любил чучела. У него был друг, таксидермист из Даун-Вэлли. У этого парня были подносы с глазными яблоками животных на выбор
Хантер однажды встретил Билла Клинтона в кафе D-Lux в Литл-Рок, когда тот участвовал в своей первой предвыборной кампании. Хантер захотел дать Клинтону мундштук от саксофона, и когда полез за ним в карман, все сотрудники секретной службы в комнате немедленно потянулись за пушками

«Большой, как весь Техас» — одна из моих любимых фотографий. Она воплощает в себе дух ночи на «Совиной ферме». На снимке — ужин Хантера, чашка кофе, мундштук, пишущая машинка и дневная газета. На эту сцену я наложила первую страницу «Страха и ненависти в Лас-Вегасе» с ее легендарным первым предложением: «Мы были где-то на краю пустыни, неподалеку от Барстоу, когда наркотики начали действовать». Страница покрыта психоделическим узором, выполненным в японской технике окрашивания — суминагаси.

Хантер Томпсон верил в символическую природу вещей и их способность рассказывать истории.

Вещи для Хантера были чрезвычайно важны. Я думаю, что он верил в их символическую природу и способность рассказывать истории. Как настоящий домосед, он собирал мир вокруг себя и наполнял «Совиную ферму» предметами, из которых складывались истории, старые и новые. Жизненный опыт Томпсона повлиял на его пророческие наклонности и добавил глубины его работе. Он написал о «Совиной ферме» в «Страхе и ненависти в Лас-Вегасе»: «Моей главной роскошью в те годы — фактически необходимой роскошью — была возможность работать в моей домашней крепости в Вуди-Крик. Это был очень важный психический якорь для меня, решающая точка заземления, где я всегда знал, что у меня есть любовь, друзья и хорошие соседи. Это было похоже на мой личный маяк, который я мог видеть из любой точки мира — независимо от того, где я был или насколько странным, сумасшедшим и опасным он становился».

У нас был запас пишущих машинок на случай чрезвычайной ситуации, которая на «Совиной ферме» могла произойти в любой момент. Каждая была покрыта пищевой пленкой, а сверху скотчем приклеен номер телефона мастера по ремонту пишущих машинок. Это было слабым утешением, поскольку он жил в 45 минутах ходьбы и не бодрствовал 24 часа в сутки
«Борись, борись против прихода света» — так Хантер переиначил знаменитое стихотворение Томаса Дилана. Всю ночь из любой точки кухни можно было прочесть эту страницу — угроза дневного света витала, как дурное предзнаменование
Шляпы являлись незаменимым аксессуаром. Они были нужны, чтобы превратиться в любого человека, которым хочется стать в данный момент. Было два набора бейсболок Vegas, оригиналы и подделки. Оригиналы — со времен «Страха и ненависти». Подделки были изготовлены в Голливуде для фильма с Джонни Деппом в главной роли. Один из лучших друзей Хантера, шериф, помнит, как он мог забросить шляпу с большого расстояния: один бросок — и шляпа приземлялась точно на крючок
Кот пристрастился к кокаину. Всякий раз, когда ему становилось тяжело из-за наркотиков, он издавал душераздирающие крики. Тогда Хантер зачерпывал немного кокаина и вдувал ему в рот


Фотографии Хлои Селлс из книги HOT DAMN! предоставлены издательством GOST Books

Новое и лучшее

28 454

3 949

4 465
5 132

Больше материалов