Фотопроект

Сказки шведского леса

Фотограф Майя Дэниелс приехала из Лондона в крошечный шведский город, где провела детство. Там она сняла фотопроект, в котором нашлось место охоте на ведьм, древнему языку, мистике и архиву фотографа, жившего на ее родине сто лет назад.

Эльвдален — город в центральной Швеции, в котором живет меньше двух тысяч человек. Здесь говорят на исчезающем эльвдальском языке, который восходит к древнескандинавскому. Вплоть до XX века в письме здесь частично использовали руны. В 1668 году девятнадцать женщин и один мужчина были казнены по обвинению в колдовстве; одна из них — Гертруда — якобы ходила по воде. Все это создало вокруг Эльвдалена мистическую атмосферу: в шведском путеводителе 1926 года город описан как «община с мрачным духом изолированности», с печатью недоверия и беспокойства на лицах местных жителей.

В начале XX века здесь жил Тенн Ларс Перссон — местный изобретатель, фотограф и чудак. Круг его увлечений был невероятно широк: он ставил физические эксперименты и проводил астрономические исследования, а по радио на эльвдальском языке рассказывал о черной магии.

Майя Дэниелс

Фотограф из Швеции, живет в Лондоне. Окончила парижскую школу фотографии Speos. Три года работала ассистентом фешн-фотографа Питера Линдберга. Снимает для New York Magazine, The Guardian Weekend Magazine, Intelligent Life, Monocle Magazine, FT Magazine, Der Spiegel, Le Monde.

— Всю свою жизнь я наведывалась в Эльвдален. У нас там маленькая хижина, где живут мои бабушка и дедушка. В 2016-м я уехала из Лондона и три года прожила у родственников, чтобы сосредоточиться на работе. Меня легко приняли в общину, а к моей работе отнеслись с любопытством. Большинство фотографий мне помогли сделать сами местные жители.

151219_MD_FFF_SWEDEN_08.2015_ 025

Мои дедушка и бабушка выросли на народных поверьях и знают, как жить, чтобы не расстраивать лесных существ. Скорее всего, они не верят во все эти истории, но передали некоторые из них мне.

В детстве эльвдальский был для меня тайным языком прародителей: старшие родственники иногда говорили на нем, и мне было интересно слушать. Много лет этот язык подвергался стигматизации: когда бабушка и дедушка учились в школе, им запрещали говорить на эльвдальском, рассказывали, что этот язык «неправильный». В конце концов они почти перестали им пользоваться. Даже лингвисты и историки недоумевают, как эльвдальскому удалось сохраниться до сих пор. Больше всего он похож на осовремененную версию древнескандинавского языка. Я его так и не знаю.

Мои дедушка и бабушка знают, как жить, чтобы не расстраивать лесных существ.

imgonline-com-ua-Compressed-4FYxVSgip3

Когда я начала работать здесь, то наткнулась на архив снимков, сделанных Тенном Ларсом Перссоном, и была поражена ими. Фонд местного наследия в Эльвдалене позаботился о его работах и сохранил около 5 тысяч амбротипов и фотографий, которые он сделал в начале 1900-х годов.

Я сразу почувствовала связь с его снимками: в них было напряжение, странная атмосфера. Я захотела поспорить с ними, ответить на них. Вскоре мне стало ясно, что это должен быть визуальный диалог в виде фотокниги. Я объединила несколько эпох в одно повествование: середину XVII века с ее охотой на ведьм, изображения Тенна Ларса Перссона начала XX века, а также мои собственные современные образы.

аналог негатива в технике амбротипии — ранней фотопечати

09_MD_ELF DALIA
08_MD_ELF DALIA.TL2323

Хотя я помещаю эту работу в исторический и культурный контекст, у меня нет намерения говорить о конкретной общине. Название проекта Elf Dalia — это выдуманное словосочетание, образованное от названия языка: им я обозначила вымышленное место, которое создала из своих фотографий и архива Перссона.

В этой работе я подняла вопросы о языке, истории и культуре, которые назревали у меня много лет. Книга Elf Dalia получилась очень личным повествованием, основанным на воображении, эмоциях и желаниях.

MyCollages
24_MD_ELF DALIA_TL2491


Фотографии предоставлены издательством Mack.

Новое и лучшее

665

331

188
1 548

Больше материалов