Опыт

Элисон Макколи: «Редко какому фотографу удаётся раскрыть проблему в одиночку»

Документальный фотограф Элисон Макколи не признаёт в себе гражданина какой-либо страны и снимает истории о людях, которые покинули свои дома или живут в тяжёлых условиях.

Элисон Макколи

Документальный фотограф, живёт в Женеве. Изучала искусство в Саутгемптонском университете в Англии. Главные темы её работ — самоидентификация, принадлежность к обществу, миграция и условия жизни. Член документального агентства Dalam, сообщества Vivo и полноправный участник Ассоциации фотографов.

Я заинтересовалась фотографией в 1999 году, на первом курсе Уинчестерской школы искусств. Тогда я училась рисовать, но часто в своих исследованиях использовала фотографию. В 2007 году я наконец поняла, что моя страсть к фотографии сильнее, чем любовь к рисованию. Она стала средством выражения и описания проблем, которые для меня важны или интересны.


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_01.jpg”, “text”: “Из серии «Он разрушается» о домах в Старой Гаване.”}


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_02.jpg”, “text”: “Из серии «Он разрушается» о домах в Старой Гаване.”}


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_03.jpg”, “text”: “Из серии «Он разрушается» о домах в Старой Гаване.”}

Я часто путешествую. Самым увлекательным было для меня снимать в Гаване жилые дома изнутри. Я впервые попала в город в 2009 году. Мне стало любопытно, каково это — жить в величественных, но разрушающихся зданиях Старой Гаваны. В 2013 году у меня появилась возможность приехать туда и сосредоточиться на этой съёмке. Я побывала в сотне домов. Моей целью было показать, как нелегко живётся гаванцам, но какими гибкими, находчивыми и радостными они могут быть. Я предпочла снимать людей, их жильё и личные вещи. Думаю, у меня получилось, пусть даже без описаний реального состояния зданий.


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_04.jpg”, “text”: “Из серии «Он разрушается» о домах в Старой Гаване.”}


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_05.jpg”, “text”: “Из серии «Он разрушается» о домах в Старой Гаване.”}

Уличная и документальная фотография иногда пересекаются. Для меня же они комплиментарны. Когда я снимаю на улицах, то чувствую себя свободной, ничем не обременённой. Это чистое удовольствие. Однако иногда мне нужно глубже вовлекаться в тему, поэтому я пытаюсь создать нечто большее, чем просто набор отдельных картинок. Я хочу говорить о том, с чем слишком сложно справиться всего одним снимком.


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_06.jpg”, “text”: “Из серии «Он разрушается» о домах в Старой Гаване.”}


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_07.jpg”, “text”: “Из серии «Он разрушается» о домах в Старой Гаване.”}

Я жила в десяти странах на шести континентах. Англию — страну, в которой родилась, едва помню. У меня нет чувства национальной идентичности или принадлежности к обществу. Это и породило мой интерес к тому, как другие люди идентифицируют себя и справляются с потерей жилья или разрушением общин. Этот интерес привёл меня к долгосрочному проекту о беженцах и к организации, которая помогает им в Швейцарии. Так я начала снимать касту хиджра (каста людей «третьего пола». — Прим. ред.) в Мумбае. До того, как взять в руки камеру, я интересовалась условиями их жизни. Для меня это лучший барометр состояния страны.


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_08.jpg”, “text”: “Из серии о касте хиджра в Мумбае.”}


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_09.jpg”, “text”: “Из серии о касте хиджра в Мумбае.”}


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_10.jpg”, “text”: “Из серии о касте хиджра в Мумбае.”}


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_11.jpg”, “text”: “Из серии о касте хиджра в Мумбае.”}

Я редко интересуюсь большими информационными поводами, чаще — постоянными проблемами. Иногда я думаю, что нужно уметь переключаться на истории о чём-нибудь хорошем, но предпочитаю некричащие, тихие проекты, над которыми можно подумать.

То, что фотография информирует людей и привлекает внимание, двигает документальные проекты. Тихая фотография заставляет нас замедлиться и даёт нам возможность сформировать своё мнение о чём-либо. Поэтому я считаю её важным средством коммуникации.


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_14.jpg”, “text”: “Из серии о жителях Кабо-Верде.”}


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_15.jpg”, “text”: “Из серии о жителях Кабо-Верде.”}


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_16.jpg”, “text”: “Из серии о жителях Кабо-Верде.”}

Сейчас редко какому фотографу удаётся раскрыть проблему в одиночку, подтолкнуть к переменам в обществе, но когда его/её голос усиливается голосами других фотографов, журналистов и режиссёров, осведомлённость растёт. Чем лучше раскрыта проблема, тем сложнее её игнорировать. Только самые безумные деспоты мира игнорируют давление международных СМИ.


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_17.jpg”, “text”: “Из серии о жителях Кабо-Верде.”}


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_18.jpg”, “text”: “Из серии о жителях Кабо-Верде.”}


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_19.jpg”, “text”: “Из серии о жителях Кабо-Верде.”}

Состоять в фотосообществе — это не для всех. Лично мне нравится уединённость, но пусть я снимаю и путешествую в одиночку, я всё равно наслаждаюсь тем, что являюсь частью группы, с которой могу обмениваться идеями и чувствовать поддержку.

Dalam — это маленькая группа фотографов, которые предпочитают работать над проектами в виде серий и текстов к ним. Мы регулярно встречаемся и планируем проекты. Например, в сентябре мы все будем в Перпиньяне на [международном фестивале фотожурналистики] Visa Pour l’image. Вместе мы создали платформу и структуру, через которую можем продавать истории и снимки.

Vivo даёт мне возможность общаться с группой талантливых уличных фотографов по всему миру. У нас очень популярный сайт и страница на Фейсбуке. Здорово знать, что большому количеству людей нравятся наши фотографии.

Поскольку я много езжу, мне нужно было присоединиться к международной организации. Ассоциация фотографов дала мне официальный статус профессионального фотографа, который признаётся повсюду. Это пригождается, например, когда нужно получить аккредитацию на Каннский кинофестиваль.


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_21.jpg”, “text”: “Из серии «Где угодно, но здесь».”}


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_22.jpg”, “text”: “Из серии «Где угодно, но здесь».”}


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_23.jpg”, “text”: “Из серии «Где угодно, но здесь».”}

Я путешествую так часто, как только могу. Мне нравятся страны, многого достигшие в развитии, но всё ещё продолжающие расти. В них есть позитивная энергия. Мне нравятся хаотичные, оживлённые места. Я получаю наслаждение от Юго-Восточной Азии. Я много лет жила в Малайзии, наверное, поэтому так люблю этот регион.

Мне жизненно необходимо видеть отпечатанные изображения на выставках и встречаться там с другими фотографами. Важно оставаться в курсе фотографических тенденций, это даже важнее, чем снимать по-своему. Я многими вдохновляюсь, но не поддаюсь их влиянию.


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_24.jpg”, “text”: “Из серии «Где угодно, но здесь».”}


{“img”: “/wp-content/uploads/2015/08/Alison_25.jpg”, “text”: “Из серии «Где угодно, но здесь».”}

Новое и лучшее

4308

Больше материалов