Опыт

Артём Житенёв: «Когда вы снимаете людей, смотрите как бы сквозь них»

Московский фотокорреспондент Артём Житенёв снимает улицу сколько себя помнит. Он рассказал Bird In Flight, почему это увлечение никогда не принесёт денег, чем серый город привлекательнее солнечной Бразилии и зачем он троллит охранников на базарах.

Артём Житенёв 46 лет

Уличный и репортажный фотограф. Родился и живёт в Москве, работает фотокорреспондентом в МИА «Россия сегодня». Призёр конкурсов «Пресс-фото России», Best Photographer. Член жюри конкурса уличной фотографии, участник London Street Photography Festival. Фотографии Житенёва входят в фотоальбом Street Photography Now и сборник The Best Of Russia 2011. Публиковался в National Geographic, Newsweek, «Русском репортёре», «Огоньке» и других изданиях.

Фотографией я занимаюсь всю жизнь. Мой отец с 1950-х годов выписывал журнал «Советское фото». Когда я был маленький, я увидел в нём фотографии прибалтов: Спуриса, Рацаускаса, Мацияускаса, Пожерскиса. Они снимали в необычных ракурсах и на «ширик», чего в Советском Союзе больше, кажется, никто не делал. Видимо, это повлияло на мой взгляд. Дед и бабушка были художниками, и я жил среди картин и репродукций великих мастеров. Наверное, из этого всё и выросло. Это очень важно, на чём вы воспитываетесь.

О технике

Плёнка — это алхимия. Это же так интересно, когда в тёмной комнате рождается изображение! В плёнке в отличие от цифры нет алгоритма. Вы можете сделать свой проявитель: развести водой, сделать погорячее или наоборот, проявлять дольше, но вы не до конца знаете, что получится.

Одно время я был страстно увлечён камерой Holga. Одно дело, когда ты снимаешь то, что видишь, а другое — когда ты проявляешь плёнку, а там что-то совершенно иное. Ты смотришь и думаешь: «Это откуда здесь?». Это эксперимент. [Георгий] Пинхасов абсолютно правильно говорит, что в фотографии нужно ошибаться. Когда ты придумал фотографию, сделал её, она получилась, а ты доволен, значит вышло плохо и ерунда. Фотография — это случайность. Чем мы отличаемся от художников? Художник может нарисовать, потом передумать и замазать. А у нас один клик и всё.

Сейчас я снимаю только на цифру. Говорят, что цифра не даёт нам думать, но мне кажется, что наоборот здорово, когда за одно мгновение ты делаешь 11 кадров и успеваешь снять всю фазу движения.

Фотография может быть либо на стенке, либо в альбоме. Выставка проходит быстро. Ну будет там человек пятьдесят на открытии и на закрытии ещё столько же. Попьют вина и разойдутся. А книжка останется нашим внукам. Книга — это итог. Я считаю, что каждый фотограф должен издать свою книгу, и я сам сейчас подошёл к этому.

zhitenev_01
zhitenev_02
zhitenev_03
zhitenev_04
zhitenev_06
zhitenev_07
zhitenev_08
zhitenev_05

Об уличной фотографии

Я снимал на улице ещё даже не зная, что существует такой жанр. Я снимаю в Москве постоянно и веду её летопись с 2000 года. И здорово, что меня отождествляют с уличной фотографией.

Уличная фотография — это абстракция. Она не востребована в СМИ, потому что она безыдейная — ничего не происходит, а вы снимаете. За репортаж во всем мире платят деньги. Уличная фотография приносит автору разве что выставку или альбом, и это всё бесплатно. Скорее, фотограф платит деньги за участие в каком-то конкурсе.

Сейчас у всех есть фотоаппараты. И все снимают на улице, но фотографов, которые снимают про Москву, наберётся человек пять. Вот люди стоят на улице, или идут куда-то, проходят мимо один за другим, а уличный фотограф берёт и снимает что-то, мимо чего все прошли. А потом все удивляются: «Ого, я же там был, но этого не заметил!».

zhitenev_09
zhitenev_10
zhitenev_11
zhitenev_12
zhitenev_14

Когда ты отправляешься в путешествие, где новые впечатления, то и фотографии вроде выходят классные. Но намного интереснее (и сложнее!) снимать в том городе, где ты родился и живёшь. Это же здорово, что у нас девять месяцев зима. Ведь всё серое! Отлично! Как же это можно красиво показать! Какая Бразилия? Там солнце постоянно, жара, цвета, всё яркое, насыщенное. А тут всё монохромное. Да мы просто обязаны искать во всём этом красоту!

Снимать сложно всё. Ведь надо сделать необычную фотографию — не так, как ты делал день или месяц назад. Каждый раз нужно найти что-то новое, какой-то ход. Это сложно.

Всегда, когда я снимаю на улице, я даю себе задание. Вот, к примеру, классный свет — я делаю карточку про свет. Или ветер — тогда я буду снимать про ветер: развеваются волосы у девушки, зонтик сломался, у мужчины шляпа улетела.

Это удивительно, но чем больше мы заметны, тем меньше люди на нас реагируют. Если вы боитесь, то люди подумают, что вы делаете что-то дурное.

Снимайте то, что вам нравится. Не то, что вы где-то увидели, и теперь вам надо это как-то повторить. Это уже сняли до вас. Намного интереснее увидеть отношение автора к предмету, к объекту. Все снимают Кремль в лесах, а вы поезжайте в Чертаново куда-нибудь. Вот там снять картинку здорово: во всём этом одинаковом найти что-то необыкновенное.

Каждую зиму я ходил в открытый бассейн в Лужниках и снимал, как люди плавают при –20. Пар, красиво. А потом бассейн исчез — его снесли к чемпионату мира по футболу. Именно поэтому важно снимать то, что есть сейчас. Скоро этого может не быть.

Если я еду в другой город, то обязательно иду на рынок или вокзал. Хотя сейчас там стало сложно снимать — всюду охрана. Но изюминка в том, что охранники — люди подневольные. Их даже можно немного подзуживать и троллить. На моих курсах у нас есть такое практическое занятие: мы идём и провоцируем охранников на какие-то действия.

Не нужно бояться людей. Когда вы их снимаете, смотрите как бы сквозь них. Человек только начинает понимать, что что-то происходит, а я уже всё снял. Можно купить маленькую камеру с поворотным экранчиком и снимать от живота, тогда человек нас не увидит. Как говорил Остап Бендер: «Действовать смело. Никого не расспрашивать. Побольше цинизма. Людям это нравится». Именно уверенность в своей правоте делает нас незаметными. Это удивительно, но чем больше мы заметны, тем меньше люди на нас реагируют. Если вы боитесь, то люди подумают, что вы делаете что-то дурное. Поэтому на улице надо отказаться от длинного объектива и снимать только на полтинник, 35 или 24 мм, чтобы быть рядом с людьми.

zhitenev_15
zhitenev_16
zhitenev_17
zhitenev_18

О конкурсах

Пока в мире люди издавали альбомы по стрит-фотографии, в Советском Союзе её вообще не было, потому что не было уличной жизни. Сейчас в Москве происходит много всего, особенно летом, когда открываются парки, проходят фестивали. Современный мегаполис — это Клондайк для уличных авторов. Благодаря интернету и соцсетям мы объединились с миром. Нам стало намного легче узнавать новое. Например, раньше не было конкурсов уличной фотографии, а сейчас есть конкурс Фестиваля уличной фотографии, Miami Street Photography Festival, The London Festival of Photography. В конкурсах надо участвовать, нужно быть в гуще событий, чтобы узнавать, что происходит в мире.

За последние десять лет наша уличная фотография не изменилась, она просто начала подстраиваться под общие тренды. Мы стали идти в ногу с мировой фотографией. Говорят, что уличная фотография сейчас находится в упадке, потому что идти дальше некуда, всё уже снято. Я не думаю, что это так, но, может быть, нас это ждёт.

zhitenev_20
zhitenev_21
zhitenev_22
zhitenev_23
zhitenev_cover

Новое и лучшее

8 113

14

957
2 145

Больше материалов