Ресурсы

Как это выглядело: Подготовка первых космонавтов

BiF продолжает цикл публикаций о том, как выглядел мир в прошлом. В этом выпуске — архивные снимки, запечатлевшие первые подготовки к полёту в космос.

Подготовить человека к полёту в космос — задача не из лёгких даже сейчас, когда развивается космический туризм, а НАСА готовит пилотируемую высадку на Марс. Но как тренировали астронавтов более 50 лет назад, когда в космосе ещё никто не бывал?

Отбор кандидатов

Искать кандидатов начали среди лётчиков. Сначала на обследование пригласили около 1 500 человек, а к осени 1959 года, после многочисленных проверок и медицинских осмотров, выбрали 20 слушателей-космонавтов.

Кандидату в космонавты нужно было чётко знать свои обязанности и довести их исполнение до разумного автоматизма, уметь быстро решать внезапно возникающие задачи и, помимо крепкого здоровья, иметь запас резервных физических способностей, вспоминает руководитель Центра подготовки космонавтов (ЦПК) Евгений Карпов. Из-за нехватки данных о том, как именно повлияет полёт на живой организм, медики решили провести сверхотбор. Так они страховали себя от провала всей космической операции. Особых профессиональных качеств тогда не выделяли, потому что профессия космонавта была совершенно новой.

Особенно учёных волновал вопрос психологический. Как будет чувствовать себя человек, который добровольно выбросил себя в пустоту без кислорода, куда прежде никто не отправлялся? Автор книги «Обратная сторона космонавтики» Мэри Роуч пишет, что советские психиатры боялись приступа шизофрении у космонавтов. Они опасались, что Гагарин может лишиться рассудка и саботировать важный полёт: «Опасения были настолько серьёзны, что до взлёта капсулы „Восток“ всё ручное управление в ней было заблокировано. А что если что-то пойдёт не так, связь оборвётся и пилоту придётся взять управление в свои руки? Учёные подумали и об этом: перед отлётом Гагарину передали запечатанный конверт с секретной комбинацией разблокировки панели управления».


{"img": "/wp-content/uploads/2015/06/cosmonaut_05.jpg", "alt": "", "text": "Во время лётной подготовки. Валентина Терешкова. Из архива Федерального космического агентства (Роскосмос)."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/06/cosmonaut_14.jpg", "alt": "", "text": "Общефизическая подготовка. Юрий Гагарин. Из архива Федерального космического агентства (Роскосмос)."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/06/cosmonaut_01.jpg", "alt": "", "text": "Тренировка на батуте. Валентина Терешкова. 1963 год. Из архива Федерального космического агентства (Роскосмос)."}

На земле, в воде и в воздухе

Советские специалисты решили оттолкнуться от очевидного — готовить кандидатов в условиях, максимально приближенных к космическим. В созданном в январе 1960 года ЦПК проводили учебно-тренировочные полёты на самолётах, парашютные прыжки, «подъёмы» в барокамерах, проверки в термокамерах, исследования в сурдокамере («башне тишины» — звукоизолированном помещении размером 2,5 × 2,5 м), катапультирования, вестибулярные исследования и тренировки, вращения на центрифуге, полёты в невесомости и углублённые медицинские обследования. Помимо общетехнических дисциплин, курсов по астрономии и геофизике, космонавты посещали уроки киносъёмки.

Самыми неприятными были вестибулярные тренировки на вращающихся креслах, которые тренировали устойчивость космонавтов к тошноте. Невесомость вызывает у человека сенсорный конфликт: если резко повернуть голову, организм воспримет это как быстрый подъём или прыжок. Как пишет Роуч, «в космосе тошнота означает гораздо больше, нежели просто неприятную ситуацию. Недееспособный член космического экипажа обходится компании дороже, чем какой бы то ни было другой больничный лист в мире».

Космонавтов туго привязывали ремнями, не давая возможности свободно двигаться. В целях безопасности на орбите им предстояло работать только в скафандре, будучи крепко прижатыми к катапультируемому креслу.

В 1960 году кандидаты готовились к полёту на кораблях-спутниках «Восток». При этом необходимого оборудования для обучения не было совсем или его задерживали на производстве. «Будущего лётчика начинают готовить к самостоятельным полётам на реальном самолёте, вначале находящемся на земле, а затем в летающем экземпляре под управлением опытного инструктора. У нас же тогда космический корабль в том варианте, в котором он предназначался для полёта с человеком, ещё только создавался», — вспоминает Евгений Карпов.


{"img": "/wp-content/uploads/2015/06/cosmonaut_11.jpg", "alt": "", "text": "Участник программы «Восток-2» Герман Титов во время практического курса по фотографии. 1961 год. Из архива Федерального космического агентства (Роскосмос)."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/06/cosmonaut_12.jpg", "alt": "", "text": "Участник программ «Восток-5» и «Восток-6» Валерий Быковский во время парашютной тренировки. 1963 год. Из архива Федерального космического агентства (Роскосмос)."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/06/cosmonaut_09.jpg", "alt": "", "text": "Валентина Терешкова в барокамере. 1963 год. Из архива Федерального космического агентства (Роскосмос)."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/06/cosmonaut_07.jpg", "alt": "", "text": "Тренировка по радиосвязи. Валентина Терешкова. Из архива Федерального космического агентства (Роскосмос)."}

После 1961 года для космонавтов утвердили три обязательные тренировки в полноразмерном макете корабля: первая — в скафандре, когда кандидат выполнял план трёхсуточного полёта, вторая — такая же, но без скафандра. Третья тренировка представляла собой демонстрацию навыков ручного управления кораблём в аварийном режиме перед посадкой.

Космонавтов туго привязывали ремнями, не давая возможности свободно двигаться. В целях безопасности на орбите им предстояло работать только в скафандре, будучи крепко прижатыми к катапультируемому креслу. «Тогда боялись, что космонавт, выскользнув в невесомости из кресла, не сможет вернуться в него перед посадкой, — вспоминает подполковник Василий Лесников, более 20 лет прослуживший в ЦПК. — Такие условия были у Юрия Гагарина и Германа Титова, который сутки не отделялся от своего кресла. Ныло тело от лямок, неприятно влияла невесомость, а он не имел права покинуть своё место».


{"img": "/wp-content/uploads/2015/06/cosmonaut_13.jpg", "alt": "", "text": "Геогрий Береговой в симуляторе спутника «Союз». 1967 год. Из архива Федерального космического агентства (Роскосмос)."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/06/cosmonaut_06.jpg", "alt": "", "text": "В скафандре во время приёма пищи. Валентина Терешкова. Из архива Федерального космического агентства (Роскосмос)."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/06/cosmonaut_10.jpg", "alt": "", "text": "Юрий Гагарин и Валентина Терешкова во время тренировки по радиосвязи. Из архива Федерального космического агентства (Роскосмос)."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/06/cosmonaut_03.jpg", "alt": "", "text": "Подготовка к факторам космического полёта. Валентина Терешкова. Из архива Федерального космического агентства (Роскосмос)."}

После Гагарина

Уже после первого полёта в космос проявились недоработки первого медицинского отбора. Врачи отдавали предпочтение невысоким кандидатам, чтобы те помещались в катапультируемое кресло. Но на длину рук никто не обращал внимания. В результате Ивану Аникееву, самому низкорослому из космонавтов, приходилось труднее всех — в пристёгнутом положении он не мог дотянуться до приборной доски. Чтобы решить эту проблему, инженеры придумали механическую ручку-удлинитель, с помощью которой можно было дотянуться до кнопок и переключателей.


{"img": "/wp-content/uploads/2015/06/cosmonaut_04.jpg", "alt": "", "text": "Тренировка в корабле. Валентина Терешкова. Из архива Федерального космического агентства (Роскосмос)."}

Поведение во время тренировки сказывалось на результатах отбора: нужно было соблюдать баланс между активностью и чрезмерным спокойствием — за крайности кандидатов исключали из программы. Всего по программе «Восток» в ЦПК было подготовлено 25 человек, из которых шесть совершили космический полёт.

Сейчас полёты на орбиту Земли перестали быть чем-то сверхъестественным. Влияния невесомости и других условий в космосе на человека подробно изучены — настал черёд других задач. С 2007 по 2011 год в Московском институте медико-биологических проблем РАН находился имитатор экспедиции к Марсу под названием «Марс-500». Там проводили психологические эксперименты, призванные дать ответ на вопрос, что произойдёт с членами экипажа в закрытом помещении в отсутствие частной жизни, при недостатке сна и однообразной пище. Теперь, когда полёты планируются не на пару часов или дней, а на многие месяцы, такие опыты имеют приоритетное значение.


{"img": "/wp-content/uploads/2015/06/cosmonaut_08.jpg", "alt": "", "text": "Медицинское обследование. Валентина Терешкова. Из архива Федерального космического агентства (Роскосмос)."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/06/cosmonaut_02.jpg", "alt": "", "text": "Общефизическая подготовка. Валентина Терешкова. Из архива Федерального космического агентства (Роскосмос)."}

Фото: federalspace.ru.

Новое и лучшее

2432

267

175
315

Больше материалов