Архитектура

Фестиваль реконструкции: Как в Днепре создают культурный центр

В Днепре часто сносят исторические строения, но здание губернского земства в центре города уцелело, хоть и много лет простояло заброшенным. Более того, в этом году в нем открывается Центр современной культуры. Bird in Flight поговорил с его учредителями о том, зачем городу нужен такой центр, а им самим — хлопоты по его созданию.

С 2014 года в Днепре проходит международный фестиваль «Конструкция», которым занимается общественная организация «Культура Медиальна». Все это время ее основатели устраивали выставки и концерты на вокзале, в ботсаду, филармонии, библиотеке, на фабрике, на острове, в нескольких музеях, на теплоходе — всего задействовали около полусотни не самых приспособленных для таких целей локаций. Но в этом году у организации наконец появится постоянно действующая резиденция — Dnipro Center for Contemporary Culture (DCCC). Этот центр «Культура Медиальна» будет делить с другими местными арт-институциями.

Bird in Flight поговорил с идеологами проекта — Катей Русецкой, Юлей Овчаренко и Андреем Палашом — и рассказывает, зачем они все это придумали, что именно будет в центре и как преобразится здание XIX века.

dnipro_center
Идеологи проекта DCCC: Андрей Палаш, Юля Овчаренко, Катя Русецкая

Гиперлуп в будущее

Идея центра появилась у команды еще шесть лет назад. Тогда на Донбассе продолжались активные боевые действия, и «Культура Медиальна» решила, что Днепр нуждается в мощной институции, чтобы в городе развивалась дистанцированная от «русского мира» культура и подобные сценарии стали менее возможными.

Окончательно решение приняли после второй «Конструкции» в 2015-м. «За один фестиваль было 12-15 локаций, часто полузаброшенных, которые нам нужно было превратить в галерею или клуб: создать там инфраструктуру, провести или починить электричество, отремонтировать, завесить окна, договориться с сотрудниками, — это было очень тяжело, — вспоминает Андрей Палаш. — Тогда начались поиски своего пространства».

Здание нашлось спустя пару лет, сейчас там идет ремонт, завершить который планируют весной. Партнерами «Культуры Медиальной» стали образовательный хаб «Кси Простир», центр французской культуры и языка «Альянс Франсез Днепр», Чешский центр и арт-галерея «Артсвит». Со временем число резидентов DCCC планируют расширять, так как он изначально задумывался для того, чтобы художники, дизайнеры, урбанисты сотрудничали и вместе создавали культурный продукт. А еще — чтобы у креативной молодежи были причины не уезжать из Днепра.

62558736_3225950884097802_5298763795173212160_o
Фестиваль «Конструкция» проходил в здании DCCC в 2019 году, тогда же там начался ремонт. Фото: Юнона Пруд

Основатели делают акцент на том, что DCCC будет функционировать именно как центр культуры, а не искусства: «Мы воспринимаем этот центр как платформу, где мы будем говорить о социальных проблемах, о прошлом и настоящем, думать о будущем, — объясняет Катя Русецкая. — Над этим работают не только художники, но и архитекторы, социологи, демографы — разные люди, которые могут строить этот „гиперлуп в будущее“. Сейчас, к примеру, перед нами стоят острые вопросы гомофобии, расизма, антисемитизма, но в Днепре их не принято обсуждать. Миссия культурных центров как раз в том, чтобы сказать: „Ребята, XXI век, давайте посмотрим по сторонам“».

Перед нами стоят острые вопросы гомофобии, расизма, антисемитизма, но в Днепре их не принято обсуждать.

Культура ищет дом

Создание платформы так затянулось, потому что ни городские, ни областные власти не дали проекту здание с бесплатной арендой. А без этого фонд Еврокомиссии не смог выделить обещанные 2 миллиона евро на развитие центра. «Культура Медиальна» также пыталась договориться о здании с областной филармонией, Домом искусств, бывшей фабрикой имени Володарского, но все безрезультатно. «Мы везде слышали примерно одно: „Берите здание на первый год бесплатно, выгребайте мусор, делайте что хотите, а там посмотрим“. Но обычно, когда приведешь здание в порядок, условия меняются», — рассказывает Андрей.

«Раньше мы действительно выгребали мусор везде, куда заходили, — добавляет Катя. — С филармонией интересная ситуация. У них простаивает помещение, где что только не открывалось: и бильярд, и банкетный зал, и даже один из первых гей-клубов в городе, „Папа Protif“, находился именно там. Мы же показывали в этом здании японского художника Кенто Накагаву, на которого стояли огромные очереди, чего филармония не видела давно. Но о центре договориться не получилось — область хотела взять наши деньги и просто сделать там ремонт».

dccc_render
Визуализация внутреннего двора центра
53379706_2186089541436557_6816572565763391488_o
В интерьере планируют минимально вмешиваться в конструкцию здания, оставив стены такими, как сейчас

Пока шли поиски здания, команда работала над проектом «Сцена:Stage». Это временный парковый павильон, в создании которого участвовало более 200 человек. Два года «Сцена» существовала как свободное пространство — кто угодно мог бесплатно организовывать там мероприятия: кинопоказы, вечеринки, ярмарки, танцы, театральные постановки и прочее.

«Мы уже почти отчаялись, потому что со зданием совсем не получалось, и тогда решили делать прототип — „Сцену“, — объясняет Андрей. — Хотели показать, что мы не просто ходили два года и только говорили о том, что нужно создать культурный центр. Думали, что построим ее и это станет жирной точкой в поиске физического пространства в Днепре».

Мы уже почти отчаялись, потому что со зданием совсем не получалось, и тогда решили делать прототип — «Сцену».

Проект действительно получился заметным, и в 2018 году команде наконец предложили нынешнее здание его собственники — благотворительный фонд «Центр еврейского образования», основанный бизнесменом Геннадием Корбаном и главным раввином Днепра Шмуэлем Каминецким. Ремонт также согласились оплатить они. «Я думаю, что у этих людей просто есть все — от торговых центров до простых зданий, много разных бизнесов, — говорит Андрей. — Возможно, теперь они готовы стать меценатами и такого проекта. Это здание нам предложил владелец галереи „Артсвит“ Владимир Горб». По словам команды, хоть и существует риск, что собственники будут влиять на программу культурного центра и компромисса достичь не удастся, пока с концепцией DCCC согласны все.

Фасад здания 1852 года реконструировали в оригинальном цвете. Фото: 2021 и 2012 годы
Фасад 1905 года хорошо сохранился — его лишь обновили. Фото: 2021 и 2012 годы

Поскольку здание пустовало последние 20 лет, в нем уже не было коммуникаций, отопления, дверей и окон. Только межэтажное перекрытие сравнительно новое — больше десяти лет назад его поменял предыдущий владелец. «Это идеальное для нас здание, — говорит Андрей. — Оно в центре города, здесь поместится и галерея, и ивент-пространство, и библиотека. Есть внутренний двор, где можно отдыхать и проводить мероприятия».

Еще до открытия DCCC стал частью сети Trans Europe Halles (ТЕН) — организации, в которую входит больше ста культурных центров в Европе. Представители ТЕН около года оказывали менторскую поддержку «Культуре Медиальной», рассказывая о работе европейских институций: моделях заработка, типах контента и даже таких деталях, как особенности управления баром при культурном центре. Попасть в сообщество ТЕН могут лишь центры, которые находятся в ревитализированном здании; также запрос на создание культурной платформы должен исходить от комьюнити — что как раз про DCCC.

Дом с историей

Здание, в котором обосновывается DCCC, — памятник архитектуры местного значения. В 1852 году его построили как частный особняк, позже передали городу и сделали административным — губернским земством, из которого одно время управляли всей Екатеринославской губернией (она включала в себя части Днепропетровской, Запорожской, Луганской и Донецкой областей). В 1902 году к бывшему особняку пристроили новый корпус, в 1905-м — еще один, последний.

В 1917—1918 годах советы забрали здание себе. Во время Второй мировой войны его использовали немецкие войска, с 1944 года — опять советские военные. Они же и покрасили наружные стены в бордовый — цвет Советской армии. За всю историю здание меняло облик двенадцать раз — было белым, желтым, бежевым, в последние годы снова бордовым. Сейчас уличному фасаду возвращают исторический белый цвет, а дворовой — зачищают до кирпича.

Команда получила от собственника три проекта реконструкции, созданные за последние 20 лет, но решила минимально вмешиваться в интерьер и просто сделать здание пригодным для работы: провести электричество, тепло, воду, сделать вентиляцию, поменять пол, окна и кровлю. Полный проект реставрации предусматривал бы восстановление исторических интерьеров, которые не подошли бы для работы DCCC, но наружные фасады все же реставрируют.

Здание принадлежало военным, то есть было засекречено, поэтому не появлялось на открытках и фотографиях.

Восстановление внешнего вида осложняется тем, что об объекте не сохранилось сведений в архивах. Из-за того что здание принадлежало военным, то есть было засекречено, оно не появлялось на открытках и фотографиях. По меркам Российской империи строение не считалось ценным, что также объясняет малое количество информации о нем. Но в здании сохранилось несколько ярких аутентичных деталей: мраморная лестница и ее металлические перила, декор вестибюля с атлантами на втором этаже, лепнина в большом зале и прилегающей комнате. Этими элементами интерьера занимаются профессиональные реставраторы.

Интерьер голубого зала сохранился в оригинальном виде. Его планируют отреставрировать в течение 2021 года. Фото: 2020 и 2012 годы
Фото: 2020 и 2012 годы
64227277_3223337731025784_2716328053193048064_o
Фестиваль «Конструкция» в 2019 году. Фото: Юнона Пруд
dccc_Yunona_Prud
Фото: Юнона Пруд

Окна все же решили сделать не деревянными, а алюминиевыми, потому что они легче в обслуживании и лучше держат тепло. «Мы как будущие пользователи взяли на себя такой грешок, практичность вышла на первый план, — говорит Андрей. — Но мы не пошли по самому плохому, дешевому пути белых металлопластиковых окон и в целом спасли здание от всего, от чего можно было. Комментаторы уже пишут „почему не деревянные?“. Когда мы отреставрируем весь фасад, они скажут: „Отреставрировали, молодцы, но окна — зрада“. Мы морально к этому готовы».

Внутренний двор. Фото: 2020 и 2012 годы
Фото: 2021 и 2012 годы
kolonny_2012
В главном холле сохранились колонны и мраморная лестница. Фото: 2012, 2020 и 2021 годы
kolonny_2020
В главном холле сохранились колонны и мраморная лестница. Фото: 2012, 2020 и 2021 годы
kolonny_2021
В главном холле сохранились колонны и мраморная лестница. Фото: 2012, 2020 и 2021 годы

Культура вне центра

Чтобы центр полноценно заработал, потребуется еще два-три года, но в это время команда планирует продолжать делать фестиваль «Конструкция». В 2020-м его отменили из-за пандемии, программа должна была на 80% состоять из выступлений иностранных артистов: партнерами «Конструкции» стали фестиваль Sonica из Глазго и европейская платформа аудиовизуального искусства Shape. Пока событие перенесли на июнь 2021 года, но могут сдвинуть и на 2022-й.

Кроме того, Андрей, Катя и Юля занимаются образовательным проектом Youth Active City для молодых активистов — учат их урбанизму, проектному менеджменту и различным творческим практикам. Также члены организации участвуют в создании направления «Культурный менеджмент» в училище культуры.

Еще команда «Культуры Медиальной» занята большим проектом «Поэзия & перформанс. Восточноевропейская перспектива» вместе с Цюрихским университетом. Это выставка художественных работ на стыке поэзии и перформанса в посттоталитарных странах, в которых язык, в том числе язык тела, использовали как инструмент борьбы с режимом. Выставка уже проходила в Цюрихе, Дрездене, Вроцлаве, а в этом году должна состояться в Днепре. Здесь ее дополнят работы украинских художников, после чего она отправится в Будапешт.

ARS_0129
Реставрацию атлантов в холле второго этажа завершили в конце 2020 года. Фото: Арсен Дзодзаев


Фото 2012 года: Александр Волок
Фото 2020 и 2021 годов: Арсен Дзодзаев

Новое и лучшее

564

1 152

47
302

Больше материалов