Кино

«Король Артур — не черный»: Почему расисты разнесли в твиттере сериал «Проклятая»

17 июля вышел сериал Netflix «Проклятая» — профеминистское переложение легенд об Артуре, где короля играет афроамериканец, фей — азиаты, а главным героем становится Владычица Озера по имени Нимуэ. Шоу анонсировали как один из главных хедлайнеров лета, тем не менее сериал получил очень низкие зрительские рейтинги (5,3 на IMDb и 47% на Rotten Tomatoes). Объясняем, при чем здесь расизм и гомофобия.

«Черный? Нет, спасибо!»

Мораль, как это бывает в сказках, обычно возникает в финале, до нее, как правило, надо дожить. «Проклятая» — тот фэнтезийный подвид, где урок преподносят сразу. С первой серии ясно, что в средневековой Англии обитают азиаты, король Артур, как Пушкин, немного африканец, среди монахинь — представительницы ЛГБТ; наконец, главной героиней артурианы становится женщина. Казалось бы, эволюция общественного вкуса налицо — все по законам нового времени, в сериальном Средневековье торжествует современная освободительная риторика. Зрителям не понравилось.

Лента твиттера то и дело подсовывает посты с хештегом #CursedNetflix: пользователи недовольны кастинговыми решениями, ориентацией героев, цветом кожи, а главное, несоблюдением историзма — всем брать пример с сериала BBC, где Артур должен быть белым, как мышь. Никого не смущало такое заигрывание с историей в постмодернистской литературе 60—80-х, когда у Филипа Дика нацисты и не думали проиграть войну, у Филипа Рота президентом становился пилот Чарльз Линдберг, а у Томаса Пинчона некоторые первые лица государства времен Конституции США оказывались черными. В мире фэнтези все иначе: можно охотно верить в драконов и магию, но нельзя нарушать напрочь вымышленный историзм. Темнокожих эльфов не бывает, в выдуманных средневековых странах азиатов как-то не очень много, а король Артур, ставший коллективным «нашим всем», высеченным в бронзе, не может изменить расе. Нечто подобное происходило с сериальной адаптацией «Ведьмака», получившего от завсегдатаев твиттера за эльфов-афроамериканцев.

Можно охотно верить в драконов и магию, но нельзя нарушать напрочь вымышленный историзм.

Если почитать комментарии на IMDb, то одной из причин низких рейтингов можно смело назвать расизм и гомофобию. В этом смысле ближайшим побратимом «Проклятой» становится видеоигра. Всего месяцем ранее, когда вышла вторая часть культовой игры The Last of Us, пользователи, не пройдя ее даже до середины, ставили самые низкие оценки на Metacritic только из-за того, что в игре присутствуют ЛГБТ-персонажи и цисгендерная, но мужеподобная женщина. Если набраться терпения и покуковать на профильных сайтах, можно выловить десятки комментариев о том, что новому фэнтези-хедлайнеру Netflix просто не дали шансов, — многие останавливались на первом эпизоде из-за «исторического несоответствия».

Три причины дать шанс «Проклятой»

Сценарий в надежных руках

Если уж и выражать уважение чему-то большому и историческому, то одному из сценаристов, Фрэнку Миллеру, которому обязана история комиксов вообще, а мы в частности — черно-белым комиксом «Город грехов», фонтанирующим артериями и лучшими историями о Бэтмене. Еще 15 лет назад гипертрофированное насилие комиксов Миллера соседствовало с явными профеминистскими исканиями — достаточно вспомнить доминатрикс-киллеров из «Города грехов», которые смогли бы указать на место Хитмену или Джону Уику.

В сценарии Миллера исключительно функциональный персонаж артурианы, Владычица Озера Нимуэ, обычно просто оберегающая меч Экскалибур, сама берется за его рукоятку. Выходит заряженная эмансипационным потенциалом сага — одновременно кровавая и в силу запредельной милости актрисы Кэтрин Лэнгфорд, что называется, cute.

bif22_02
Кадр из сериала «Проклятая»

Профеминизм

Вместе с тем «Проклятая» — это не просто попытка сесть за стол переговоров с толерантностью: скорее полная реконструкция рыцарского канона. Замена актерского каста исключительно женщинами, как помним, не слишком хорошо сказывается на кассе (это мы, например, о женской версии «Охотников за привидениями»), куда любопытнее красиво подсветить персонажа второго плана и сделать гендерную рокировку: Владычица Озера выходит на сцену, король Артур и его маскулинная свита неловко топчутся у кулис.

Миллер и сосценарист Том Уиллер полностью перекраивают ткань британской мифической истории. Оплот благородства король Артур здесь тот еще хитрый жук и проходимец, Мерлин (его играет отличный Густаф Скарсгард из «Викингов») — такой же трикстер и пьянчуга; вообще, мужские персонажи здесь обречены быть немного неуклюжими и неприятными. Другое дело — шесть веков дожидавшаяся главной роли героиня, чье появление в кино ранее сводилось к торчащей из озера руке с мечом и бульканью под водой.

Это хорошая замена «Игре престолов»

Год назад, когда кончилось одно огнедышащее фэнтези о распрях у престола, к зрителю мчалось другое — об охотнике на чудовищ. «Ведьмак», при всех производственных мощностях Netflix, получился спорным и был вынужден конкурировать не только с исходным циклом романов Анджея Сапковски, но и с весьма влиятельной игровой трилогией польской гейм-студии CD Projekt RED. Пока все ждут один из самых дорогих проектов Amazon, взявшейся адаптировать «Властелина колец» в сериал, «Проклятая» вполне способна заполнить ожидания качественного фэнтези. Не слишком легкомысленное, но все же легковесное, не лишенное напряженного сюжета и пары-тройки громко сдетонировавших моментов фэнтези.

Король Артур и его маскулинная свита неловко топчутся у кулис.


Все фото: IMDb

Новое и лучшее

28 816

739

125
26

Больше материалов