Медиа

Илья Воронин: «Мы делали фанатский Mixmag, потому что у нас не было денег на франшизу»

Старейший в мире журнал об электронной музыке и клубной культуре Mixmag недавно запустился в России. Bird In Flight выяснил у его главного редактора Ильи Воронина, какой будет русскоязычная версия издания, как журнал собирается влиять на развитие электронной сцены в России и соседних странах и почему Москва никогда не сможет конкурировать с Берлином за звание клубной столицы.
Илья Воронин 36 лет

Журналист, издатель. Совладелец независимого издательства «Белое яблоко», выпускающего книги о поп-культуре. С января 2016 года — главный редактор «Mixmag Россия».

В России Mixmag мог бы праздновать уже не первый юбилей. 12 лет назад Илья Воронин вместе с друзьями создал сайт об электронной музыке, использовав название журнала без разрешения правообладателей. В ответ на письма из Лондона с предложением купить франшизу парни тогда отмалчивались: не было денег. Теперь Mixmag.io заработал официально.

Как британский Mixmag пришёл в Россию?

Идея запустить российский Mixmag принадлежала мне и моему товарищу, с которым мы делали Mixmag.info — фанатский сайт с пиратским названием. Тогда мы чувствовали нехватку русскоязычных текстов о любимой электронной музыке и диджейской культуре. Сайт существовал 12 лет, и мы ни копейки с него не получили. Но поскольку название проекта своровали наши друзья, с которыми мы начинали его делать, нам регулярно писал настоящий Mixmag: «Ребята, вот это всё круто, вы делаете хороший сайт. Не хотели бы вы его делать легально?» А мы не могли делать сайт легально, потому что у нас не было денег.

Нам регулярно писал настоящий Mixmag: «Ребята, вот это всё круто, вы делаете хороший сайт. Не хотели бы вы его делать легально?»
Ilya_01

Когда вы решились ответить?

В прошлом году перестали скрываться и приценились к франшизе. Началась переписка с Mixmag и параллельно переговоры с людьми, которым было бы интересно поучаствовать в этом проекте финансово.

Стоимость франшизы вы не раскрываете?

Это коммерческая тайна.

Что было дальше?

Были неудачные попытки найти инвесторов, но в итоге всё сложилось достаточно хорошо: нашли людей, которым это интересно.

К запуску журнала мы подошли, накачав мышцы: понимали, как устроена клубная российская сцена, какие у неё подводные камни, знали многих людей. Мы увлекались историей танцевальной музыки, и у нас формировалось видение того, как можно увязать русскоязычную электронную сцену с мировой.

Мы абсолютно уверены, что электронная музыка — это такая же культура, как джаз и рок. Поэтому считаем своей целью рассказывать о ней как о чём-то цельном. Не только о музыкантах, но и о дизайнерах, менеджерах, рейверах и т. д. И ещё бы мы хотели стать тем фильтром, которым британский Mixmag выступает уже 33 года.

А чем вы будете отличаться от британского Mixmag?

У англичан на первом месте стоит бумажный журнал, приносящий им прибыль. Мы делать его отказались. Экономическая ситуация оставляет желать лучшего, а на стоимости одного бумажного номера онлайн-версия может существовать несколько месяцев. Так что решили сделать сайт — уникальный, такого нет ни у одной другой редакции Mixmag.

Ilya_02

О чём будет ваш уникальный контент?

Уникальный контент мы пытаемся делать про местных артистов и локальные события. Например, мы написали про акцию протеста в Киеве (против закрытия популярного клуба Closer по обвинению в распространении наркотиков. — Прим. ред.), чего не сделал бы британский Mixmag. Мы пишем о неизвестных местных артистах, которые пытаются показать себя через паблики в соцсетях. Мы будем выступать в роли экспертов, хотя я не очень люблю это слово.

Какое в журнале соотношение авторских материалов и переводных?

Пока что большую часть составляют переводные тексты. Мы только запустились, и у нас в редакции только четыре человека, но планируем выйти хотя бы на 40% авторского контента.

Большинство наших артистов добиваются признания у себя на родине через признание на Западе.

Вы как-то утверждали, будто клубная культура в России — это «крайне узкий междусобойчик». Будете как-то влиять на эту ситуацию?

Когда-то англичане считали, что настоящие звёзды живут в Нью-Йорке, Детройте или Чикаго. В 1991 году журналисты Mixmag побывали на выступлении молодого диджея Sasha, который как раз рвал танцполы на севере Англии. Они увидели, как он работает с публикой, как она его любит, и сказали: «Чёрт, да это же звезда, давайте поставим его на обложку». И Sasha стал первым местным диджеем, который появился на обложке профильного британского журнала. Мы стремимся поступать так же.

У российской электронной сцены есть свои комплексы?

Да, у нас гигантский комплекс неполноценности. Нам кажется, что где-то за границей существует рай, а всё наше — не очень. Поэтому большинство наших артистов добиваются признания у себя на родине через признание на Западе.

Хочется избавиться от этого комплекса неполноценности, и у нас есть задел на будущее. На электронной музыке выросло целое поколение, для которого российская идентичность — это что-то само собой разумеющееся.

Ilya_04

Берлину удалось стать новой столицей электронной музыки. На что может рассчитывать Россия?

Добраться в Берлин из Парижа гораздо дешевле, чем до Москвы. Она дорогая, и у нас всё время что-то происходит: мы границы то закрываем, то открываем, то мы становимся коммунистами, то не становимся. Мы всё время какие-то странные.

Мы не составим конкуренции Берлину. Здесь никогда не будет такой концентрации лейблов, музыкантов и клубов. Но Москва, как и Киев, могла бы стать региональной клубной столицей. Правда, для этого нужны политические изменения. И должны быть определённые магниты, а сколько в Москве клубов высокого уровня? Разве что ARMA17, куда действительно приезжают из-за границы.

Не будет рекламы — и мы закроемся. Если власти придумают что-нибудь новое и чудесное, мы тоже закроемся.

Кстати, о Киеве и киевской сцене. Какой вы её видите из Москвы?

Теперь в Киеве хорошая ситуация в том смысле, что клубной культурой занимаются люди, которые её любят и знают нюансы. Которые не просто наворовали денег и открывали клубы, чтобы водить туда подруг, — такая ситуация с украинскими олигархами была в середине нулевых. В Киеве появляется хорошая музыка и артисты, пусть и немного. К тому же сам город располагает: он не такой запаренный, как Москва, и больше тянется к Европе.

Вы запустились во времена, когда другие музыкальные издания в России закрываются. Не страшно?

Конечно, страх есть. Не будет рекламы — и мы закроемся. Если власти придумают что-нибудь новое и чудесное, мы тоже закроемся. Мы живём в сложном мире.

Вы видите будущее у музыкальной журналистики вообще и у Mixmag в частности?

Я хочу верить в то, что есть достаточное количество людей, которым интересно разбираться в электронной музыке. Никто не знает, сколько их. Но пока ты не нырнёшь, то не узнаешь глубину. Мы вот нырнули.

Все фото: Сергей Карпов

Новое и лучшее

2 124

189

1 689
1 271

Больше материалов