Мир

Рыбакам здесь не место: Что за жизнь теплится вокруг остатков Аральского моря

На снимках из космоса, датированных 2014 годом, видно, что от Большого Аральского моря осталась только кромка. Исчезать огромное солёное озеро начало ещё 50 лет назад — как следствие политики партии, сделавшей ставку на выращивание хлопка в засушливом регионе. В 2010-х озеро размером с Литву (даже больше) превратилось в безжизненную пустыню. Вместе с ним оказались на грани исчезновения и местные жители. Канадский фотограф Кристофер Хёрвиг, путешествуя с камерой по бывшему Советскому Союзу, посвятил Аралу отдельную серию.

До того как озеро начало высыхать, местные в основном рыбачили или работали на рыбных комбинатах в портах Аральского моря. Один из таких рыбаков — Ходжабай, сейчас ему 86 лет. В репортаже Рустама Кобилова для Би-Би-Си он рассказывает, что в конце 1970-х из озера исчезла практически вся рыба. Сначала соленоводный карп и зубатка, а последней погибла камбала, приспособленная даже к очень солёной воде.

«Однажды за день я поймал 400 килограммов рыбы, самая большая весила не меньше семи килограммов. Это было здесь, — говорит он, показывая на место, где сейчас находится свалка. — А там дальше был пляж, где купались все дети посёлка. Теперь ничего этого нет».

Ходжабай почувствовал приближение катастрофы сорок лет назад — в 1976 году, когда в его большом улове вся рыба оказалось дохлой. С тех пор море ушло и на своей земле он больше не рыбачил. Теперь каждый сезон он и другие рыбаки ездят за две тысячи километров на озеро Балхаш, чтобы прокормить семьи.

aral_sea_dynamic
Как высыхало Аральское море. Спутниковые фотографии 2000-го, 2005-го и 2011 годов.

Ошибка в расчётах

Аральское море располагалось на территориях нынешних Казахстана и Узбекистана, в него впадали Амударья и Сырдарья. В 1920-е годы регион было решено превратить в плодородные хлопковые земли. Этому мешал засушливый климат, и тогда власть вспомнила об Аральском море, которое решили использовать в нуждах промышленности.

В короткие сроки в азиатских пустынях выкопали оросительные каналы. Но из-за того, что их не выстлали водоупорным покрытием, большая часть воды просачивалась в почву, не доходя до полей, да и сама система полива была нерациональной: хлопок практически затапливали. Воду для полива забирали из Амударьи и Сырдарьи, и до моря она уже не доходила. Так продолжалось сорок лет.

В 1960-х годах уровень моря стал падать на метр в год. С 1963 по 1987 годы поверхность Аральского моря сократилась почти вдвое.

К 1988 году Аральское море распалось на два водоёма: Большое и Малое моря. Большое оказалось в Узбекской ССР, а Малое — в Казахской. В 1989 году власть впервые признала Приаралье зоной экологического бедствия. До распада Арала солёность воды не превышала 10 промилле, что позволяло обитать в нём более 30 видам рыб. За почти тридцать лет солёность выросла в десять раз.


Во время своей среднеазиатской экспедиции фотограф Кристофер Хёрвиг приезжал в города, бывшие ранее крупными портами, проехался по вымершим посёлкам, побывал на казахском чаепитии (с бараниной и водкой) и был впечатлён мужеством людей, которые остались выживать в нечеловеческих условиях, но на своей земле.

Bird In Flight публикует фотографии Хёрвига с побережья Аральского моря и заметки из его путевого дневника.


Кристофер Хёрвиг 41 год

Фотограф, режиссёр. Родился в Канаде, живёт в Иордании. Учился в Колледже Лангарра и Университете искусства и дизайна имени Эмили Карр в Ванкувере. Сотрудничает с ООН: снимал для разных подразделений в Западной Африке, Центральной Азии, Сирии и других странах. В 2010 году вместе с путешественником Алистером Хамфрисом пешком пересёк Исландию и снял об этом документальный фильм. Работа удостоилась главного приза Nomadic Film Festival 2012 в Нью-Йорке.

— В интернете я наткнулся на рейтинг «Десять худших мест на Земле», куда входил и бывший портовый город Аральск. В «худшем месте» я ожидал увидеть декорации постапокалиптического фильма, а встретил людей, которые не сдались. Они и их жажда жизни вдохновили меня. Сказать, что им тяжело — это не сказать ничего. Они страшно бедны, а из-за высохшего моря стали слабы здоровьем. Ядовитая соль с осушенного дна смешивается с песком, и ветер разносит эту пыль на сотни километров. От этого страдают лёгкие, почки и зубы, а туберкулёз стал едва ли не главным заболеванием региона.

Постепенно местные жители стали приспосабливаться к нынешним условиям. Сегодня в местах, где когда-то плавала рыба, уже ходят верблюды. Они высоко ценятся за их молоко и мясо.

Аральск запомнился мне на удивление чистым и красочным городом, а местный базар превзошел все ожидания: он выглядел процветающим, а люди казались очень нарядными.

Справка редакции:

Раньше на Аральском море стояли два крупных промышленных порта: казахский Аральск и узбекский Муйнак. Сегодня от Муйнака вода ушла на 100 километров. Аральску повезло чуть больше — от него до воды 15 километров.

Сейчас благодаря строительству Кокаральской плотины глубина Малого Аральского моря (на территории Казахстана) увеличилась до 8 метров — береговая линия постепенно возвращается к Аральску. После запуска плотины 870 кв. км высохшего морского дна оказались вновь покрыты водой. Но в Большое (узбекское) море она не поступает.

Во время экспедиции я посетил и рыбацкий посёлок Тастубек, расположенный в трёх часах езды от Аральска. В своё время в нём жило более ста семей, сейчас их осталось не больше десятка. Море ушло от Тастубека, вода видна лишь на горизонте, но некоторые жители продолжают рыбачить. Дважды я был в этом посёлке, и оба раза меня поражало местное гостеприимство. Разные семьи приглашали меня к себе в дом и угощали всевозможными блюдами казахской кухни.

В Аральске меня пригласили на казахское чаепитие. Помимо чая, конфет и печенья на столе было много мяса и салатов. И это только закуски, настоящий обед ждал нас впереди. Пока женщины готовили манты, старики играли в карты за соседним столом. Затем мужчины стали подносить одну за другой тарелки с едой.

Каждую выпитую рюмку принято закусывать. Я попытался заесть свою рюмку куском колбасы, но колбаса оказалась настолько жирной, что мне пришлось запить её следующей рюмкой. Так я убедился в существовании порочного застольного круга. Через час, когда все манты были съедены, мы принялись за бешбармак. Это национальное блюдо готовится из баранины, картофеля, лапши и капусты. Оно подаётся в большой общей тарелке, из которой все едят руками.

По посёлку бродят верблюды и овцы. Света и других благ цивилизации нет, а транспорт в этих краях — настоящая редкость.

Покидал Аральск я с кучей мыслей и еды, которую мне дали в дорогу. Я не знаю, вернёт ли [Кокаральская] плотина Аральску море или в очередной раз даст ложную надежду. Существует ошибочное мнение, что люди являются отражением земли, на которой живут. Те, с кем мне удалось познакомиться в Приаралье, точно не такие, многие могли бы позавидовать их мужеству и силе духа. Просто случившееся в регионе — страшная экологическая катастрофа.

Лекция Ольги Бабич «Как провести коммерческую съемку и не облажаться»

Новое и лучшее

2 602

60

128
348

Больше материалов