Мир

Брайтон-Бич выбирает Трампа и Путина. Чем недоволен саксофонист Попов?

Леонид Рагозин наблюдает, как Америка готовится к президентским выборам. После репетиции джазового оркестра в подвале под кабинетом дантиста Марка Розена о своих политических предпочтениях ему рассказали эмигранты из Советского Союза.

Достаточно выйти из метро на Брайтон-Бич и подойти к первому попавшемуся газетному киоску, чтобы понять, к кому склоняются симпатии русскоязычного района Нью-Йорка. На обложке таблоида «В Новом свете» три заголовка: «Тайны быта Леонида Куравлева», «Хэллоуин в Кентукки» и «Почему я беру сторону Трампа».

Автор последнего текста — Владимир Соловьев, нью-йоркский политолог и полный тезка российского телеведущего. Трамп напоминает ему главного героя комедии «Горя от ума». «У него „мильон терзаний“, как у Чацкого, чью сторону я тоже беру, хоть он анфан террибль и возмутитель спокойствия, но круговая мафиозная порука фамусовского общества в разы страшнее и гаже», — пишет Соловьев.

Его характеристики «фамусовского общества» столь же витиеваты. Хиллари Клинтон он называет «жестоковыйной и каменносердной», ее дочь Челси — «балованным, капризным, распущенным 36-летним дитем», а Барака Обаму — «черной кошкой», перебежавшей Хиллари дорогу на выборах 2008 года. Сказав это, автор извиняется за «невольно неполиткорректный каламбур».

«Америка на краю пропасти» — гласит передовица газеты «Форум». По мнению издания, Барак Обама «довел Америку до ручки — а точнее, подвел к самой настоящей зияющей дыре. Если, упаси Б-г, американский народ изберет следующим президентом Хиллари Клинтон, то падение Америки в эту дыру остановить уже не удастся».

ragozin_05

Вечером в подвале под кабинетом дантиста Марка Розена собираются на репетицию музыканты небольшого джазового оркестра. В Dr Mark Rosen Big Band играют профессионалы с небольшими вкраплениями любителей, таких, как сам хозяин помещения, ударник. Почти всем за 60. Моложе выглядит только дирижер Руслан Хаин — огромный бородатый питерец, похожий на Сергея Довлатова. Большинство — русскоязычные из разных частей бывшего СССР, хотя присутствуют три англоязычных американца, двое из них чернокожие. На репетиции говорят почти только на русском языке.

В течение двух с половиной часов оркестр отрабатывает американскую джазовую классику, после чего перемещается за стол в кабинете дантиста. На него выкладывается еда из азиатского takeaway, выставляется емкость с полусладким вином и бутылка водки.

Компания сразу разделяется на протрамповское большинство и нескольких диссидентов. Крымский татарин Рустам Фаизов (труба) и бывший житель Курска Валентин Попов (тенор-саксофон) не будут голосовать за Хиллари, но считают Трампа большим злом.

Все присутствующие давно знают и любят друг друга, но стоит поднять главную политическую тему, и разговор начинает идти на повышенных тонах, иногда переходя в ор. Компания сразу разделяется на протрамповское большинство и нескольких диссидентов. Крымский татарин Рустам Фаизов (труба) и бывший житель Курска Валентин Попов (тенор-саксофон) не будут голосовать за Хиллари, но считают Трампа большим злом. «Я не понимаю, почему Америка, которую я любил и куда стремился, идет в тартарары. Поэтому я не пойду на выборы», — говорит Попов.

В лагере Трампа тон задает певица Нина Бродская: «Трамп очень трудолюбивый человек. Смотрите, какой бизнес построил. Да, ему воспитания не хватает, но он говорит простым человеческим языком. А какие он дома строит, а какая у него семья прекрасная!» Упоминание семьи вызывает ажиотаж. За столом вспоминают, что «Трамп выдал дочь за еврея», а Джон Керри, госсекретарь в администрации Барака Обамы, «свою отдал за иранца».

Большинство за столом — евреи, уехавшие из СССР как жертвы государственного антисемитизма. Однако ксенофобская риторика Трампа отпугивает только Фаизова и Попова.

«Для всех здесь отношение к Израилю — лакмусовая бумажка, а Иран — главный враг Израиля», — говорит хозяин Марк Розен, вынося блюдо с горячим. «Кто против Трампа, мяса не получит», — шутит он. Розен связывает с Трампом надежды на смягчение налогового бремени.

«Трамп хочет, чтобы в Америке все стало как в 60-е, когда здесь было прекрасно. Это сейчас тут болото, — говорит тбилисец Эдуард Курчаков (альт-саксофон), приехавший в Америку в начале 70-х. — Он говорит то, что нам очень близко».

ragozin_08

Большинство за столом — евреи, уехавшие из СССР как жертвы государственного антисемитизма. Однако ксенофобская риторика Трампа отпугивает только Фаизова и Попова.

«Пророк Мухаммед завещал мусульманам любить евреев, — начинает длинную витиеватую речь Фаизов. — Я единственный мусульманин в мире, которому евреи доверили играть на священном музыкальном инструменте, шофаре». Бывший крымчанин не понимает, как можно принять антимусульманскую риторику Трампа и его нелюбовь к иммигрантам вообще, в частности обещание построить стену на границе с Мексикой.

Дирижер Хаин ретранслирует стандартное, но фактически неверное пропагандистское клише: «Можно вопрос? Не все мусульмане — террористы, но почему все террористы — мусульмане?» Поднимается крик, в котором слышны упоминания большевиков, народовольцев и Веры Засулич. «Трамп — козлина, Америка для всех!» — кричит саксофонист Попов.

Хаин сидит с довольным лицом. Похоже, ему просто нравится троллить окружающих. Он единственный за столом поддерживает Хиллари Клинтон, которую не любит, но считает меньшим злом: «Многие выбирают Трампа, считая, что хуже не станет. Но я-то из России и знаю, что хуже может стать всегда».

ragozin_03
ragozin_04

Разговор за столом неизбежно дрейфует в сторону постсоветского пространства. Сторонники Трампа либо осторожно оправдывают, либо открыто симпатизируют Владимиру Путину. «После страшных 90-х годов он восстановил Россию. Я приезжаю в свой родной Ленинград — и, боже, какая красота», — говорит тромбонист Владимир Богданов.

Неважное отношение доктора Розена к Путину, похоже, объясняется не целями президента России, а средствами их достижения. «Путин, конечно, империалист и хочет захватывать земли, но он не умеет делать это легально, как делал Трамп. Почему нельзя было просто честный референдум провести?» — говорит он об оккупации Крыма.

«Крым все время был российский. Мирно все решилось. Ни войны, ничего не было», — заявляет тбилисский армянин Лев Барсегов (труба).

«Если бы Путин не забрал Крым, то в Севастополе была бы американская база!» — восклицает Богданов.

«А ты в какой стране живешь последние бог знает сколько десятков лет, разве не в Америке? Что тебе эта база?» — возмущается Попов и тут же предлагает выпить за Америку. Тост идет на ура, все чокаются, некоторые даже встают.

Новое и лучшее

2 517

191

642
283

Больше материалов