Почему это шедевр

«Ательенормально»: Как устроена мастерская, где работают художники с синдромом Дауна

В мастерской «ательенормально» работают художники с синдромом Дауна и без, причем не кто-то кого-то учит — это совместное творчество. За два года киевский проект успел открыть филиал в Одессе, а картины и фильмы участников ателье демонстрировались на локальных и международных выставках и кинофестивалях. Эти работы иллюстрируют, что происходит в жизни их авторов, в массовой культуре и в мире в принципе, ведь все — связано.

История «ательенормально» началась с воркшопов, инициированных Гете-Институтом в Украине в рамках выставки «Что важно» в 2018 году. Тогда проект реализовали в партнерстве с немецким исследовательским центром Touchdown21, который уже много лет работает с людьми с синдромом Дауна, объединяя научную деятельность и междисциплинарные практики. Участниками киевских воркшопов стали художники Стас Турина, Катя Либкинд и Олена Васик, которые после решили продолжать работу с авторами с синдромом Дауна. Говорят, проект перевернул их восприятие жизни и взгляд на творчество. Вскоре к команде присоединились Валерия Тарасенко, Тимур Ткаченко и Рыба Вернер.

Сейчас в «ательенормально» 11 авторов, и художники-ассистенты настаивают, что они ничему их не учат — все развиваются и творят вместе. Работы участников ателье уже находятся в частных коллекциях и выставляются в галереях и музеях Украины и Европы. Также они были представлены на международных кинофестивалях.

Женя в НХМУ на занятиях.jpg
Евгений Голубенцев на занятиях в НХМУ

Женя Голубенцев, который рисует Иисуса и природу

В центре внимания художников «ательенормально» природные ландшафты и городские пейзажи, история искусства и массовая культура. Так, среди работ, показанных на выставке «Ателье Нормально» в галерее The Naked Room в прошлом году, был рисунок «Скелет Иисуса» Евгения Голубенцева. Эта небольшая графическая работа — реплика на картины, увиденные им в художественном музее.

На вопрос, что он любит рисовать, Голубенцев отвечает: «Памятники знаменитостям, артистам, солдатам. Памятники маленьким детям — они гостили на земле. Люблю рисовать природу — небо, облака, деревья, цветы, растения. Рисую животных, рыб и бабочек. Рисую портреты друзей, рисую Иисуса, рисую Марию Магдалину, Николая Чудотворца, мощи Иисуса, скелет Иисуса». В творчестве художника действительно много кладбищенских мотивов, памятников погибшим во время Второй мировой войны или гробниц. Он будто каждый раз говорит о необходимости помнить о жизни, но не забывать о смерти.

Он будто каждый раз говорит о необходимости помнить о жизни, но не забывать о смерти.

Yevhen Holubentsev A4 Fountain
Евгений Голубенцев, «Фонтан»
Yevhen Holubentsev A4 Sharks
Евгений Голубенцев, «Акулы»
Yevhen Holubentsev, Katja de Braganca portreit, 64,5_45
Евгений Голубенцев, «Портрет Кати де Бреганци»
Yevhen Holubentsev A2 Stillife
Евгений Голубенцев, «Натюрморт»
Yevhen Holubentsev A4 Butеerflies
Евгений Голубенцев, «Бабочки»
Yevhen Holubentsev A1 Portret Anastasia Serhiiko
Евгений Голубенцев, «Портрет Анастасии Сергийко»
Yevhen Holubentsev A4 Seals
Евгений Голубенцев, «Морские котики»
Yevhen Holubentsev A4 My dream
Евгений Голубенцев, «Мой сон»
Евгений Гоглубенцев, Красный А3-p1envv881aqgn1e6v1tjskqh1q4u
Евгений Голубенцев, «Красный»
Yevhen Holubentsev A1 China (festival _)
Евгений Голубенцев, «Китайский фестиваль»
Yevhen Holubentsev A2 cherries
Евгений Голубенцев, «Вишни»
Yevhen Holubentsev A3 Bicycle
Евгений Голубенцев, «Велосипед»

Границы личные и творческие

Для визуального проекта «Брудершафт», который был реализован в публичных пространствах Киева, Днепра и Харькова, художники ателье создали несколько коллективных работ. Вызов этого проекта состоял в том, чтобы не нарушить личные и художественные границы каждого из участников, что непросто, когда все трудятся над одной картиной. В итоге каждая работа получила несколько названий, а у одной их даже собралось восемь: «Великие художники» от Голубенцева, Валерия Тарасенко назвала ее «Все», Валентин Радченко — «Белая курица», Анастасия Сергийко — «Талантливые художники», Анна Литвинова — «Горы», Стас Турина — «Картина вокруг которой что-то изменилось», Рыба Вернер — «2», а Артем Ибадулаев — «Круг и конь в пальто».

Художники отмечали, что для них этот проект был про определение и трансформацию не только личных и творческих границ, но и жизненных. То есть подобная художественная работа — это попытка расширить границы обыденности каждого из участников.

Валентин Радченко, машина с прицепом, А3-p1envv8819ik12sfekngmfjm
Валентин Радченко, «Машина с прицепом»
Valentyn Radchenko А3 Stillife
Валентин Радченко, «Пейзаж»
Valentyn Radchenko A3 Autoportret
Валентин Радченко, «Автопортрет»
Valentyn Radchenko A3 Car
Валентин Радченко, «Машина»

Саша Стешенко, который делает кино

Еще один художник мастерской, Александр Стешенко, создал фильм «Международные двери в Европу», в котором есть и критика современной геополитической ситуации, и юмор, и отражение общественных стереотипов. Кино построено исключительно на диалогах, и по сюжету разные страны хоть и разбираются со своими проблемами, но все же пытаются найти ключи от Украины. Правда, так и не находят. В репликах героев, часто абсурдных и гротескных, есть все то, что льется на нас с голубых экранов, включая нетерпимость, упрощенное представление о чужой культуре, желание самоутвердиться. Эта работа была представлена на нескольких выставках, в том числе и в Кмытовском музее изобразительного искусства в рамках проекта «Жесты отношения» художника Никиты Кадана.

Стешенко — один из самых плодотворных авторов мастерской, он написал уже несколько десятков сценариев. Его инструмент — текст, а материалы — массовая культура, новости и мир телевидения. Пребывая в постоянном информационном потоке, художник оперативно реагирует на мировые кризисы и катастрофы. Так, в его работе отразились и события в Беларуси.

Еще один фильм — «На память Антонине Николаевне об утраченной любви» по сценарию Стешенко сняли художники Катя Либкинд, Роман Химей, Ярема Малащук и Павел Юров. Картина документирует роман талантливого исполнителя Александра и его преподавательницы по вокалу Антонины Николаевны. Но любовь здесь не возвышенная, а скорее обыденная, это кино о тревоге и насилии одновременно. Работа Стешенко мимикрирует под сериалы и драматические фильмы, которые показывают по телевизору. То есть под те истории как бы обычных людей, в жизни которых может случиться что-то сказочное. Вот только парадоксальным образом эта сказка часто сопряжена с бытовым насилием, непониманием и нездоровыми отношениями.

Любовь здесь не возвышенная, а скорее обыденная, это кино о тревоге и насилии одновременно.

«От меня когда-то ушла любимая женщина Антонина Николаевна. Все это из-за нее. Спасибо ей, что я стал сценаристом… Потому что все были не за нас, а против нас. Но я сильно благодарен этой женщине. Она мне дала и любовь, и дружбу, и доброту, ласку, понимание», — рассказывает автор в интервью художнице Кате Либкинд.

Стешенко также играет в театре-студии «Паростки», еще его можно было увидеть в фильме «Племя» Мирослава Слабошпицкого. Александр мечтает о большом кино, хочет стать великим режиссером.

Screen+Shot+2020-07-21+at+16.41.57
Кадр из «На память Антонине Николаевне об утраченной любви»
Screen+Shot+2020-07-21+at+16.41.49
Кадр из «На память Антонине Николаевне об утраченной любви»
Screen+Shot+2020-07-21+at+16.41.32
Кадр из «На память Антонине Николаевне об утраченной любви»
Screen+Shot+2020-07-21+at+16.40.43
Кадр из «На память Антонине Николаевне об утраченной любви»

Ателье в период пандемии

Летом в американском The New Yorker вышел текст о том, как пандемия повлияла на художников с особенностями развития, — в фокусе были художники с синдромом Дауна. Журналист рассказывал, что весь быт и работа теперь сосредоточены исключительно дома, но, несмотря на это, люди продолжают заниматься искусством. Художники «ательенормально» также продолжают свои занятия, выходят на пленэры и общаются с коллегами. Правда, в большей степени тоже онлайн.

В этом году они должны были стать частью международной программы и посетить мастерскую в Кельне КАТ18, у которой похожая специализация. Однако резиденции пришлось перейти в онлайн и трансформироваться. Так, организаторы придумали формат, который заигрывает с эстетикой интернет-мира, — выставку-распаковку «Резиденция Нормально». Подобно узнаваемому формату на ютубе, когда человек что-то разворачивает и оценивает перед камерой, участники двух художественных мастерских — «ательенормально» в Киеве и КАТ18 в Кельне будут распаковывать работы друг друга и комментировать их.

Организаторы придумали формат, который заигрывает с эстетикой интернет-мира, — выставку-распаковку «Резиденция Нормально».

Анна Сапон Співоче Поле А3 (2)
Анна Сапон, «Співоче поле»
Анна Сапон, Индюк А3
Анна Сапон, «Индюк»
Анна Сапон, flowers in blue vase, 41,7_29,5
Анна Сапон, «Цветы в голубой вазе»
Anna Sapon A3 Glad to the music. Book. Rain. Snow. On the lips
Анна Сапон, «Рад музыке. Книга. Дождь. Снег. На губах»
Anna Sapon A3 Multi-colored. Background. Bucket
Анна Сапон, Multi-colored. Background. Bucket
Anna Sapon A3 Petals are small. Hemp
Анна Сапон, Petals are small. Hemp

Аня Сапон, которая ищет образы в инстаграме

Не всем художникам ателье просто свыкнуться с карантинными реалиями. Например, Аня Сапон успела объездить полмира, была на соревнованиях в Арабских Эмиратах, США, Японии, Ирландии и Греции — она занимается бадминтоном, плаванием, пинг-понгом, большим теннисом, беговыми лыжами и другими видами спорта. Сегодня же она — сотрудница «Ашана». Для Ани перемены стали вызовом, но она зарегистрировалась в инстаграме и теперь черпает вдохновение не в путешествиях, а там. Ищет в соцсети образы, которые позже трансформирует в своих работах. За время карантина даже стиль Сапон сильно изменился: она стала рисовать на больших форматах и создавать яркие образы.

Работы Ани, Саши, Жени и других участников «ательенормально» исторически маркируются как искусство аутсайдеров, или ар-брют, но подобные формулировки уже утрачивают суть. Конечно, из-за пандемии многое изменилось, культура оказалась в сложном положении и вынуждена подстраиваться под новые реалии. Но если даже тот же онлайн-формат сегодня дает возможности тем, кто ранее их был лишен, может, не все перемены к худшему.

Работы участников «ательенормально» исторически маркируются как искусство аутсайдеров, или ар-брют, но подобные формулировки уже утрачивают суть.

грубое, необработанное искусство

EPSON MFP image
Евгений Голубенцев, «Скелет Иисуса»

Новое и лучшее

1 358

256

159
178

Больше материалов