Критика

Пейджер, секс и ковры на стенах: 30 лет истории Украины на фотографиях из семейных альбомов

В Украине вышла 300-страничная фотокнига «Украинцы XYZ: привычки, вкусы, быт». В ней представлены фотографии из семейных альбомов и работы профессиональных авторов за последние 30 лет. Авторы книги радиоведущая Марта Мольфар и художник Андрей Достлев рассказали Bird in Flight, зачем собирать архивные снимки из недалекого прошлого, какие фотографии сейчас найти тяжелее всего и чем зуммеры похожи на поколение «X».

Книга «Украинцы XYZ: привычки, вкусы, быт» о повседневной жизни соотечественников в эпоху независимости издана на двух языках — украинском и английском. В нее вошли не только фотографии, но и тексты о предпочтениях и привычках украинцев. Основная часть фотоколлекции — это снимки из личных архивов. На них «видики», пейджеры, ковры на стенах, праздничные шашлыки, революции и в конце концов война. Нужные изображения в частных коллекциях, архивах и у фотографов отбирали фоторедакторы Ярослав Солоп и Леля Гольдштейн.

Книга состоит из разделов о моде, еде, досуге, традициях, отношениях, социальной активности и так далее. Она не продается в книжных магазинах. Получить экземпляр можно став донором проекта на краудфандинговой платформе. Стоимость доната меньше себестоимости книги. Количество экземпляров ограниченно, как и срок возможного участия с помощью донатов. «Украинцы XYZ: привычки, вкусы, быт» была создана благодаря поддержке Украинского культурного фонда.

Марта Мольфар

Радиоведущая, сценаристка, соучредительница Киевского творческого союза актеров-дикторов.

— Старые фото и открытки являются моим давним увлечением. На них ты видишь то, чего не узнаешь ни из одного учебника по истории. Это кусочки жизни — такой, какой она была. Мало кто интересуется 90-ми или нулевыми, потому что кажется, будто они только что закончились. Но через 100 лет кто-нибудь захочет посмотреть, какими мы были, — и не в учебниках.

Труднее всего было достать фотографии из нулевых. Те, чья молодость пришлась на 90-е, еще хранили фото. К тому же они уже в том возрасте, когда начинаешь рефлексировать. Следующее поколение, то есть те, кому сейчас около тридцати, уже не имели такого количества снимков. И в этом возрасте еще некогда предаваться рефлексии.

Мы решили не просто собрать корпус фотографий, а сравнить между собой три поколения: генерацию «X», миллениалов и зуммеров. К этой теории поколений, конечно, много вопросов, но мы использовали ее просто как инструмент.

Собирать снимки мы начали летом этого года. Активно привлекали людей в соцсетях, по радио, искали изображения на барахолках и аукционах. Снимки звезд брали лишь как исключение — только если у них было то, чего мы больше нигде не могли найти. К примеру, фото с пейджером: в 90-х он был у всех, но очень редко встречается на снимках. Такая фотография нашлась у актрисы Виктории Билан-Ращук. Фото с домашним караоке предоставил Фоззи из «ТНМК», блогер Андре Алехин — снимок себя на кухне (с мужчинами подобных изображений было мало).

Раньше люди не фотографировали прилавок или то, как им делают прическу в салоне.

Долго обсуждали и меняли категории, исключили из них СМИ, музыку, культуру. Когда начали работать, поняли, что иначе придется собирать еще не одну книгу, поэтому оставили только быт.

У нас был огромный выбор фотографий жилья со знаменитыми коврами на стенах. Больше всего материала собралось для раздела с едой. Проблема возникла с разделами «Секс» и «Услуги»: раньше люди не фотографировали прилавок или то, как им делают прическу в салоне. До сих пор сожалеем, что не удалось найти снимки с будками сапожников.

Все фото неизвестных авторов мы проверяли и, насколько это было возможно, пытались найти людей на них. Ни одну из фотографий мы не украли из интернета — брали только те, что лично держали в руках. К сожалению, найти авторов некоторых безымянных снимков так и не удалось.

Когда мы начали книгу, я думала, что у украинцев больше отличий. Оказалось, это не так. «Иксы» больше схожи с «зетами» — они более социализированы, чем «игреки». Наибольшее отличие в сексе и любви. «Иксам» присущ сексизм и лукизм, в противоположность «игрекам» и «зетам». Миллениалы более раскрепощены и сексуально активны, а для «игреков» важнее уже качество, а не количество секса. Но все мы похоже проводим досуг: самое популярное развлечение как 30 лет назад, так и сейчас — просмотр видео. Просто «иксы» ходили в кино, «игреки» смотрели кассеты, а «зеты» — ютуб.

Фото из семейного архива Елены Морозовой
Фото из семейного архива Елены Морозовой
Фото из семейного архива Марты Мольфар
Неустановленный фотограф, из собрания Андрея Достлева, Алушта, 1994 год
Фото из семейного архива Елены Козельской, Киев, 1998 год
Неустановленный фотограф, из собрания Андрея Достлева
Фото из семейного архива Елены Гром, Донецк, 1995 год
Фото из семейного архива Леси Касько, Киев, 1999 год
Фото из архива семьи Ктиторовых-Кузьминых
Фото из семейного архива Елены Морозовой
Фото из семейного архива Елены Гром, Донецк, 1995 год
Фото из собрания Андрея Достлева
Андрей Достлев

Художник, исследователь. Выставлялся в Украине, Польше, Чехии, Австрии, Италии, Норвегии, Турции.

— С самого начала книгу не планировали как альбом сугубо вернакулярной, или документальной, или художественной фотографии. Идея автора, Марты Мольфар, заключалась в создании своего рода визуального исследования украинского быта последних 30 лет с помощью фотографии — безотносительно уровня профессиональности тех, кто сделал снимки. Признаюсь, в процессе работы над книгой я время от времени пытался перетащить все в сторону более интересного мне вернакуляра, и тогда команде приходилось напоминать, что книга в первую очередь не о фотографии, а о людях.

Какие-то темы более полно и лучше представлены в работах именно фотографов-любителей, потому что наверняка казались тогдашним документалистам или фоторепортерам слишком обычными.

В результате вернакулярная и авторская фотографии очень органично, как мне кажется, сочетаются. Какие-то темы более полно и лучше представлены в работах именно фотографов-любителей, потому что наверняка казались тогдашним документалистам или фоторепортерам слишком обычными. Другие аспекты, напротив, чаще освещены в профессиональных работах. В книге есть также места, где любительские и профессиональные снимки встречаются и становятся рядом, и тогда хорошо видно, что они описывают одни и те же явления, только под несколько разными углами.

У нас не было проблем с разрешениями на интересующие фотографии. Обычно, напротив, стоило попросить один снимок, как люди начинали предлагать и другие. Тем не менее удалось получить не все фотографии: кто-то не успел отсканировать изображение из альбома, кого-то остановили технические препятствия, у кого-то не было согласия других людей, запечатленных на снимке. Но я все равно очень благодарен всем, кто, по крайней мере, попытался присоединиться к проекту.

Завершив работу, я понял, что у украинцев и украинок дома лежат невероятные фотографические сокровища, которые следует извлекать, просматривать, исследовать и показывать. И у меня на это большие планы. Также я знаю, что круг исследовательниц и исследователей вернакулярной фотографии растет, и это не может не радовать.

Фото из семейного архива Светы Савельевой
Фото из семейного архива Майи Плющевой, 1985 год
Фото из собрания Андрея Достлева, Ялта, 1991 год
Фото из семейного архива Ольги Мовчан, 2000 год
Фотография из архива группы «ТНМК»
Фото из собрания Андрея Достлева
Фото из семейного архива Дмитрия Купермана
Фото из собрания Андрея Достлева
Фото из семейного архива Елены Морозовой
Фото Любови Дураковой, Харьков, 2005 год
Фотография Геры Артемовой
Фото Сергія Кабацького
Фото Сергея Кабацкого
Фото Эмине Зиятдиновой, Ленское, Крым, 2009 год
Фото Геннадия Минченко из серии «Мгарский монастырь»
Фото Юнуса Эрдогду
Фото Шамиля Пташенчука
Фото Михаила Кривеня


Фото на обложке из семейного архива Елены Морозовой

Новое и лучшее

6 769

14

65
253

Больше материалов