Критика

Портфолио: Юлия Кочетова

В сегодняшнем выпуске рубрики — киевский фотограф Юлия Кочетова, которая в свой 21-й день рождения одолжила бронежилет и отправилась снимать на Донбасс.

Юлия Кочетова 22 года

Родилась в Виннице, живёт в Киеве. Фотограф-фрилансер, студентка Могилянской школы журналистики (Киев, Украина), член фотоколлектива F8. Её работы публиковались в The Guardian, The Telegraph, The Huffington Post, The National Geographic, BBC News, Bild am Abend. Участница фотовыставок в Украине, США, Великобритании, Сербии.

Есть две вещи, за которые я благодарна своему отцу: он дал мне жизнь и фотоаппарат. Первый снимок я сделала в пять лет — папа настроил «Зенит» и дал мне его в руки. Позже была художественная школа: краски, холсты, пленэры, история искусств. После диплома я решила, что фотографировать намного проще — клац-клац, никакого тебе сидения с масляными красками. Оказалось, что совсем не проще, просто по-другому.


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_01.jpg", "text": "Портрет протестующего в первую ночь на улице Грушевского, 22 января 2014 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_03.jpg", "text": "Женщины поддерживают протестующих импровизированными барабанами на улице Грушевского, январь 2014."}

Сначала я снимала заброшенные здания и боялась фотографировать людей — они чересчур много двигались, да и вообще, когда ты подросток, то не очень любишь людей. В интернете я познакомилась с фотографом Ташем из Латвии, он был первым критиком моих фотографий. Репортаж я полюбила на практике в [новостном агентстве] «Українські новини» благодаря шеф-редактору Лёше Болдину, который за полгода похвалил меня всего дважды. С тех пор я научилась воспринимать критику, уверенно держать камеру в руках и разговаривать с людьми перед тем, как сделать их портрет.


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_04.jpg", "text": "Протестующие пробираются ближе к линии столкновения с милицией, чтобы бросить коктейли Молотова и камни, январь 2014 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_06.jpg", "text": "Протестующие бросают шины, баррикада на Грушевского, январь 2014 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_07.jpg", "text": "Милиция заливает из водометов горящую баррикада на Грушевского, январь 2014 года."}

Все идеи приходят тогда, когда тебя что-то внутри дёргает за ниточку: «это важно, снимай». Моя первая серия была об украинских узниках концлагерей в Германии. Я пару лет подряд ездила на официальную церемонию памяти жертв нацизма во Флоссенбюрг и однажды увидела, что этих дедушек и бабушек, которые всю жизнь провели под страхом сгореть заживо, бывших узников – приехало на следующую встречу в два раза меньше. Меня дёрнуло: «Эти истории ты уже не расскажешь, ты провалилась не только как фотограф, но и как человек».


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_08.jpg", "text": "Протестующие на фоне стены из огня и воды на улице Грушевского, январь 2014 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_09.jpg", "text": "Утро 19 февраля возле памятника на Майдане Независимости."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_10.jpg", "text": "Женщина касается железных щитов милиционеров и читает молитву возле баррикады на улице Институтской, 18 февраля 2014 года."}

Я снимаю те вещи, в которых сама пытаюсь разобраться, которые не могу объяснить вербально — камера гораздо точнее справляется с формулировками. Лучше всего я могу себя выразить в портретах — влюбляюсь в тех, кого снимаю, делаю кадр и выдыхаю.

Современная постройка не заменит твоей комнаты, которую, как и твою память, изрешетили снаряды и взрывы.

Мои последние проекты — о Донбассе. Эти темы не приходится искать — нужно быть слепым циником, чтобы молчать, когда война происходит в твоей стране. Одна серия — о ране Донбасса, о том, что самый лучший протез никогда не будет рукой, которой ты написал первое слово в детстве. Современная постройка не заменит твоей комнаты, которую, как и твою память, изрешетили снаряды и взрывы. Увы, я никогда не была в мирном Донбассе. Начала его снимать около года назад — отпраздновала свой 21-й день рождения, уволилась и одолжила броник.


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_17.jpg", "text": "Якут, один из самых взрослых бойцов ДУК «Правый сектор» в подвале в селе Пески Донецкой области, январь 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_18.jpg", "text": "Стена с детскими сувенирами для бойцов в селе Пески, Донецкая область, январь 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_19.jpg", "text": "Боец «Правого сектора» Зеля принимает душ в «полевых» условиях, Пески, Донецкая область, январь 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_20.jpg", "text": "Семья вынужденных переселенцев из Донецкой области в харьковском хостеле, июль 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_21.jpg", "text": "Женщина-медик в медштабе Октябрьского дворца, январь 2014 года."}

Второй проект — это портретная серия о моём поколении, военном поколении. Слишком уж молодое лицо у этой войны. Серия на стыке живописи, графики и фотографии — скорее, визуальный эксперимент, чем набор документальных карточек.


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_11.jpg", "text": "Боец Игорь курит свою первую сигарету на передовой, Пески, Донецкая область, январь 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_12.jpg", "text": "Боец курит внутри одной из позиций в селе Пески, Донецкая область, январь 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_13.jpg", "text": "Бойцы «Правого сектора» во время отдыха, Пески, Донецкая область, январь 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_14.jpg", "text": "Боец во время дежурства на позиции, Пески, Донецкая область, январь 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_15.jpg", "text": "Боец возвращается на базу в разрушенном селе Пески, Донецкая область, январь 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_16.jpg", "text": "Прямое попадание из танка в позицию ДУК «Правого сектора», Пески, Донецкая область, февраль 2015 года."}

Украинский рынок медиа не может обеспечить профессиональный фотоконтент — журналистам вручают фотоаппараты, они пишут, снимают, стримят. Всё это гордо называют «универсальной журналистикой», хотя по факту это: «ребят, ну вообще нет денег», сокращение штата и реструктуризация бюджетов. Фотографии воруют из соцсетей, все плюют на авторское право. Пока не могу вспомнить прецедента, чтобы ленивых редакторов привлекли к уголовной ответственности.

Мне интересна художница Марина Абрамович и её подходы. Мне льстит, когда говорят, что я похожа на неё внешне. Я занималась в двух театральных студиях и хочу смешивать искусства: перформанс и фотографию.


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_22.jpg", "text": "Боец «Правого сектора» Зеля стреляет, Пески, Донецкая область, январь 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_23.jpg", "text": "Боец написал дулом автомата на чёрном от пороха потолке — «Мир Украине!», Пески, Донецкая область, январь 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_24.jpg", "text": "Внутри одного из разрушенных особняков в селе Пески, Донецкая область, январь 2015 года."}

Этим летом я работала ассистентом крутого документального фотографа Анастасии Тейлор-Линд. Её опыт и путь от фотожурналистики к более концептуальным мультимедийным проектам — это то, чем я хочу заниматься.

Я абсолютно безалаберна в финансовом плане, поэтому все мои потребности только фотография обеспечить не может. Я пишу журналистские тексты, неплохо знаю иностранные языки.

Мне хочется делать свои снимки честно. Это, кажется, и есть профессионализм.

Сейчас я работаю над документальным фильмом, рисую скетч для своего первого граффити, познаю основы каллиграфии и ищу лишние часы в сутках. Мне интересна немецкая литература, бюджетные путешествия и зелёная энергетика.

Мне хочется делать свои снимки честно. Это, кажется, и есть профессионализм. Весь остальной набор фотографических целей — вроде приза World Press Photo, экспозиции в MoMa и прочего — конечно, присутствует. Но он не первичен.


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_25.jpg", "text": "Боец ДУК «Правый сектор» варит кофе, Пески, Донецкая область, февраль 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_26.jpg", "text": "Бойцы отгружают дрова для отопления позиций, Пески, Донецкая область, февраль 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_27.jpg", "text": "Крест внутри разрушенного дома, Пески, Донецкая область, февраль 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_28.jpg", "text": "Кровать, усеянная гильзами и личными вещами, Пески, Донецкая область, февраль 2015 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_29.jpg", "text": "Разрушенная девятиэтажка в Лисичанске, Луганская область, август 2014 года."}


{"img": "/wp-content/uploads/2015/08/Kochetova_30.jpg", "text": "Стена дома, изрешечённая пулями, Краматорск, Донецкая область, август 2014 года."}

Новое и лучшее

3 973

6 715

1 524
847

Больше материалов