Фотопроект

То пусто, то густо: Лувр до и во время локдауна

Подойти в Лувре к «Моне Лизе» обычно невозможно из-за постоянной толпы перед картиной, да и в принципе этот самый посещаемый музей в мире всегда был заполнен людьми. Но во время локдауна залы Лувра опустели, чем и воспользовался Дмитрий Костюков, чтобы снять иконические локации совсем без никого.

Впервые двор Лувра фотограф Дмитрий Костюков снял в 2017 году. Он выбрал фотографию, которая лучше всего иллюстрировала, что собой представляет современный Париж: сам Лувр, группы туристов, городские велосипеды, вооруженный военный патруль, продавцы сувениров из пригородов, бар на террасе и прочее. Во время первого локдауна в марте 2020-го Париж настолько сильно опустел, что фотограф решил сделать еще один вариант этого снимка, но уже без людей.

Дмитрий Костюков

Фотограф и арт-директор из Севастополя. Освещал вооруженные конфликты в Грузии, Афганистане, Израиле. Сотрудничает с The New York Times, Time Magazine, Financial Times, Vogue, GQ. Работает над собственными проектами. Живет в Париже.

— В первый локдаун все были настолько напуганы, что во внутренние помещения Лувра не пускали вообще никого и ни под каким предлогом. Но я очень хотел сделать этот снимок, поэтому во время второго локдауна решил аккредитоваться от New York Times, чтобы все же пофотографировать в закрытых залах. В конце года у меня наконец получилось, и это был удивительный опыт — оказаться в абсолютно пустом музее, который является самым посещаемым в мире. Особенно необычно выглядел зал с «Моной Лизой» без никого, ведь, как правило, там трудно даже стоять из-за количества людей.

За несколько посещений у меня получилось сфотографировать большинство иконических мест, вроде лестницы с «Никой Самофракийской» и залов, по которым бегали герои Годара в «Посторонних», а потом и герои Бертолуччи в «Мечтателях». Также я снял зал с последней работой Сая Твомбли после ремонта, из-за которого позже разразился скандал. Потом я скомпоновал фотографии с теми, что делал несколько лет назад для гида по Лувру.

Получилось снять большинство иконических мест, вроде залов, по которым бегали герои Годара в «Посторонних», а потом и герои Бертолуччи в «Мечтателях».

Второй локдаун, кстати, оказался продуктивным не только для меня. У научных сотрудников Лувра появился постоянный доступ к экспонатам, а не, как обычно, только по вторникам, когда музей закрыт. И это снова оживило вечный спор о том, на кого в большей степени должны ориентироваться музеи — на аудиторию или на сами произведения искусства, их изучение и консервацию.

В Зале бронз Лувра — с росписью Сая Твомбли на потолке — сделали ремонт, изменив цвет стен и пола. По мнению фонда художника, это нарушило целостность его работы.

Новое и лучшее

4 851

610

208
318

Больше материалов