Опыт

Ману Брабо: «Я не терял надежду, пока ИГИЛ не выпустило видео с его казнью»

Испанский фотожурналист Ману Брабо, запомнившийся многим своими жёсткими репортажами из Донбасса в The New York Times, последние годы освещает события на Ближнем Востоке. В интервью The Guardian он рассказал, как пережил смерть друга, казнённого боевиками ИГИЛ, о своём 20-дневном заключении в одиночной камере и о том, на что надеется, когда документирует ужасы войны.

В 2011 году во время своей работы в Ливии Брабо оказался в числе нескольких журналистов, задержанных местными военными, и в результате около двадцати дней провёл в камере одиночного заключения.

«Это опыт, который изменил мою жизнь навсегда, — рассказывает фотограф в статье The Guardian. — Чувство одиночества заключалось не только в постоянной скуке, но и в сильном ощущении страха. У меня было достаточно времени, чтобы подумать о своей жизни и о том, что ждёт меня в будущем».

По словам Брабо, этот опыт сильно повлиял на его работу: «Сопереживание — важная часть работы фотожурналиста. Но как вы можете ощутить боль другого человека, если сами никогда не испытывали ничего подобного? Теперь, когда у меня за плечами есть подобный опыт, я имею хоть какое-то представление о том, что такое страдание».

Чувство одиночества заключалось не только в постоянной скуке, но и в сильном ощущении страха.

Но, как отмечает Брабо, подобные истории меркнут на фоне того, что произошло с его другом, американским журналистом Джеймсом Фоли. «Я как раз ехал в Сирию, чтобы встретиться с ним. Мы обменялись сообщениями в фейсбуке, он казался очень счастливым, поскольку только что подписал соглашение с каким-то телеканалом. В ту же ночь мне передали, что Джимми не выходит на связь. Я пытался выяснить, что происходит, думал, что вскоре он вернётся. Я не терял надежду, пока ИГИЛ не выпустило то видео с его казнью. Сейчас я стараюсь поменьше обо всём этом думать, иначе можно попросту сойти с ума».

brabo_02
Manu Brabo / AP Photo / East News

Брабо рассказал и о нескольких своих известных снимках, среди которых фотография сирийского мальчика, погибшего от снайперской пули в Алеппо.

«Я был в больнице, когда увидел человека, выходящего из хирургии с мёртвым ребёнком на руках. Я последовал за ним, и уже через несколько метров мужчина рухнул на землю и начал плакать. В этот страшный момент вы думаете про себя: „Причиняю ли я кому-то боль, делая подобную фотографию?“ Но дело в том, что не существует никакого другого способа выполнить эту работу. Вам приходится быть там и стоять прямо напротив этих людей. Когда я снимал этот кадр, я думал о том, что он сможет рассказать большую историю о сирийской войне. И я верю, что он действительно это делает».

Ранее, напомним, Bird In Flight публиковал интервью с Ману Брабо, в котором он рассказал о своей работе в Донбассе.

Фото на обложке: Manu Brabo / AP Photo / East News
Жги их, Рик Далтон! Что общего у Тарантино и Marvel
6 078

Новое и лучшее

945

1 917

367
18 100

Больше материалов