Медиа

«Цель террористов будет достигнута»: Что пишут The New York Times, The Washington Post, The Guardian

Какая разница между ИГИЛ и Аль-Каидой, чем должна была пожертвовать Франция, чтобы предотвратить теракты, и что теперь ждёт мусульман в Европе — Bird In Flight собрал оценки и прогнозы в международной прессе.

Фото на обложке: Vladimir Pesnya / RIA Novosti / EAST NEWS


«Это послание, что толерантность не защитит европейцев после „начала бури“»

Странам коалиции выпало огромное испытание. Такие атаки сложно предсказать или предотвратить, и каждая из них только усиливает ксенофобию ультраправых националистов, готовых демонизировать граждан-мусульман, мигрантов и беженцев, закрыть границы между государствами внутри ЕС. ИГИЛ нужно остановить, но для этого требуется выдержка, целеустремлённость и, очевидно слабая сейчас, координация между странами, воюющими с ИГИЛ. Особенно это касается США и России.

Очевидно, что одной из главных целей ИГИЛ было подлить масла в огонь в вопросах беженцев и мусульман в Европе. Районы Парижа, в которых были совершены атаки — одни из самых многонациональных в городе. Такой выбор — это послание, что толерантность не защитит европейцев после «начала бури», упомянутого в обращении ИГИЛ.

Франция должна усилить меры безопасности для своих граждан, то же самое должны сделать США, Россия и другие страны, которым ИГИЛ угрожает своей мечтой о новом халифате. В то же время эти страны должны найти способ закончить гражданскую войну в Сирии, ведь именно она позволила подобным группировкам обогатиться, захватив территории и власть.

Из статьи «Что последует за Парижем».


«Массовые убийства — тактика ИГИЛ»

Атака, совершённая в Париже, полностью соответствует тактикам массовых убийств ИГИЛ, но совершенно противоречит фундаментальным принципам Аль-Каиды. В 2013 году лидер Аль-Каиды Айман аз-Завахири заявил, что все операции группировки должны избегать атак, при которых могут пострадать мусульмане, а также мирные женщины и дети. Он также не рекомендовал нападения на рынки — из-за возможного ущерба для невинных мусульман. Несмотря на то, что подразделения Аль-Каиды не раз отклонялись от этих инструкций, всё же их атаки были нацелены на другие группы людей. То же самое касается январского нападения на редакцию Charlie Hebdo.

Из статьи «ИГИЛ берёт на себя ответственность, называя теракты в Париже „началом бури“».


«Сопротивление должно быть политическим и стратегическим, но также и культурным. »

Наша страна, точно так же как и весь остальной мир, столкнулась с постмодернистским террором, совмещающим в себе радикальный индивидуализм и глобальный фундаментализм. […] «Чтобы выиграть войну во Франции, мы должны выиграть войну на Ближнем Востоке», — говорит социолог Эдгар Морин. Он также считает, что действия Запада — их дроны и бомбардировки — только сеют опустошение и наносят сопутствующий ущерб. […] Сопротивление должно быть политическим и стратегическим, но также и культурным. В эту пятницу, 13 ноября, террористы атаковали 10 и 11 районы, так называемый «Парижский мир» — молодых победителей в лотерее глобализации и бородатых бобо. Как объясняет писатель Томас Клерк, именно эта «сила жизни» так невыносима для варваров, погружённых в культурную и социальную вражду.

Из статьи «Франция перед лицом войны».


«Нужно останавливать ненавистников повсюду — в школах, университетах, мечетях»

Атака на Париж намного более страшная, чем теракт 11 сентября. Террористам больше не нужны пилоты и самолёты — достаточно только стаи волков, пьющих из реки абсолютной ненависти. […] ИГИЛ опаснее Аль-Каиды, а Абу Бакр аль-Багдади опаснее Бен-Ладена. […] Без преувеличений, под угрозой находится весь мир. Под угрозой его стабильность и безопасность, мировая экономика и порядок. Решение лежит за рамками сирийского конфликта — мир должен очнуться, пока не стало слишком поздно. Совет по безопасности ООН должен объявить войну терроризму, а его члены — воплотить эту стратегию в жизнь. В этой войне будут нужны авиация, армия, финансовая поддержка и мобилизация медиа. Арабская общественность должна присоединиться к этой войне ради своего спасения. […] Кроме этого, нужно останавливать ненавистников повсюду — в школах, университетах, мечетях, на телевидении и в прессе. […] Пришло время положить терроризму конец.

Из колонки Гассана Шарбеля в международном арабском издании Al Hayat.


«Благодаря самой многочисленной мусульманской диаспоре в Европе Франция стала потенциальным местом для вербовки новых союзников в ИГИЛ»

Франция была активным участником коалиции США, бомбившей позиции ИГИЛ в Сирии и Ираке. Власти Франции были одними из первых, кто ввёл в употребление аббревиатуру «ДАИШ», несущую негативные коннотации в арабском языке — альтернативное название ИГИЛ. К тому же у ИГИЛ есть другая причина выбора Франции в качестве своей цели — благодаря самой многочисленной мусульманской диаспоре в Европе она стала потенциальным местом для вербовки новых союзников в ИГИЛ. Власти США сообщили, что всего несколько десятков американских граждан отправились в Сирию, чтобы присоединиться к группировке, в то время как из Франции прибыло более пяти сотен. Это совсем не значит, что США находятся в безопасности — парижская атака только подтверждает серьёзность угроз ИГИЛ западным странам. Тем не менее опаснее всего во Франции и других странах Европы, но не здесь.

Из статьи «Почему ИГ выбрал Францию, а не США».



{“img”:”https://birdinflight.com/wp-content/uploads/2015/11/digest-paris-cover.jpg”, “text”:”MALTE CHRISTIANS / DPA / EAST NEWS”}


«В 2013 году только два теракта из 152-х в Европе носили религиозный подтекст»

Теракт в Париже наводит на мысль, что то же самое могло случиться и с нами. В то же время, мы не отреагировали с таким же сочувствием на теракт в Ливане, случившийся днём ранее. И вопросы жителей Бейрута — о том, неужели их жизни менее ценны, чем жизни французов — никого не удивляют.

Мусульмане не только больше всех страдают от терроризма — их, кроме прочего, в нём обвиняют. Как часто нам приходится слышать невежественную фразу: «Не все мусульмане террористы, но все террористы — мусульмане»? Это полная чушь. По данным Европола, в 2013 году на континенте были совершены 152 террористические атаки, и только две из них носили религиозный подтекст. Фронт национального освобождения Корсики, греческие Военные революционные силы и итальянская группа анархистов FAI — все они совершали террористические атаки, о которых мы никогда не слышали.

Из статьи «Мы на войне? Мы уже воевали с 9 сентября, от Парижа до Пешавара».


«Нет другого выхода, кроме как увеличить военные обязательства»

Учитывая международную политику Обамы, нацеленную на вывод США из военных действий, коалиции против ИГИЛ становится всё сложнее не вступить в новую войну. Представители властей США сообщают, что у них и их союзников нет другого выхода, кроме как расширить своё военные присутствие. «Пока вы на планете Земля — вам этого не избежать», — говорил Майкл Чертофф, бывший министр внутренней безопасности во второй президентской администрации Буша-младшего. На сегодняшний день Франция — единственная европейская страна, проводящая масштабные военные операции в Ираке и Сирии; ИГИЛ заявляла, что теракты в Париже были расплатой за военные действия Франции. По данным министерства обороны, в ночь воскресенья (с 15 на 16 ноября — Прим. ред.) десять французских истребителей сбросили бомбы на позиции ИГИЛ в Ракке (Сирия).

Из статьи «Уничтожить ИГ после терактов в Париже станет ещё сложнее».


«Мы забыли, на кого ведётся охота»

Адекватной реакцией Америки и других западных стран должно быть не обещание «привлечь этих террористов к ответственности», как сказал президент Обама. Это также не вопрос уголовной ответственности, как считают американские политические лидеры и эксперты. Правильно выразился Олланд: «Это война», а не раздутая версия парочки негодяев, ворвавшихся в продуктовый магазин за углом. И ответом на это должно стать уничтожение источника угрозы. Не уголовное преследование, не подавление, не надежда «в конце концов» победить противника. «В конце концов» — это очень нескоро.

В свете парижских атак и усиливающихся угроз терроризма, нужно снова поднять вопрос об обеспечении эффективной деятельности спецслужб — чтобы такие атаки можно было выявить на стадии планирования и предотвратить. Бестолковая критика программ вроде «Закона о борьбе с терроризмом в США» создало ложное впечатление о том, чем на самом деле занимаются наши спецслужбы. Пришло время это исправить и опровергнуть эту безосновательную критику.

Из статьи «Теракты в Париже: четыре важных урока, которые мир должен извлечь из французской трагедии».


«У Парижа теперь нет ни гражданских свобод, ни государственной безопасности»

Вряд ли французы извлекут из произошедшего какой-то урок касательно противостояния ИГИЛ в Сирии или где-то ещё. Джихадистская война с Францией ведётся уже многие десятилетия, французские спецслужбы потратили годы на отслеживание движений радикальных французских исламистов, и никто не удивится, если их участники обнаружатся среди пятничных террористов. Было бы нормальным, если бы Париж совершил ряд предварительных арестов и при необходимости выдал преступников другим государствам. Борцы за гражданские права с этим не согласятся, но обеспечение гражданских свобод является одной из функций госбезопасности, и теперь у Парижа нет ни того, ни другого.

Эти атаки были очередным напоминанием о неудачных попытках Запада победить ИГИЛ в Ираке и Сирии, что позволило этой джихадистской инфекции распространиться на Афганистан, Турцию, Синай и Северную Африку. Франция была союзником США в воздушных ударах по базам ИГИЛ и в последнее время по их нефтяным месторождениям.

Из статьи «Кошмар в Париже».


«ИГИЛ потеряла контроль над северной Сирией»

ИГИЛ потеряла контроль над территориями северной Сирии, и теперь её власть распространяется только на 60 миль сирийско-турецкой границы, по сравнению с 600 милями, которые они раньше контролировали. Усиление коалиции против ИГИЛ помешало отправке иностранных боевиков в Сирию — в том числе, благодаря Турции. В начале 2015 года ИГИЛ заявила в одной из своих англоязычных публикаций: «Вы должны знать, что турецкие спецслужбы ни в коем случае не являются друзьями Исламского государства».

Из колонки Питера Бергена.


«Европа превзойдёт себя в репрессиях»

Пятничные атаки изменили мир. Цели для нападений были выбраны если не случайно, то по какому-то непредсказуемому принципу. Невозможно защитить каждый ресторан или концертный зал. Целью этой атаки было вселить в людей страх, потрясти всё мировое сообщество. Это займёт некоторое время, но эта цель — несмотря на все утешительные слова политиков или пение «Марсельезы» на стадионе — будет достигнута.

Европа наполнена мигрантами-мусульманами — даже до начала текущего кризиса мусульмане составляли 10% населения Франции. Некоторые страны Евросоюза — к примеру Польша — делают шаг назад, заявляя, что с них довольно. Центральная и Южная Европа в истерике ограждают себя границами. Германия, едва ли столица толерантности, ужесточит свою политику. Европа никогда не была особо преуспевающей в ассимиляции — но она превзойдёт себя в безобразных репрессиях.

Одно дело сказать людям, что наплыв мигрантов будет стоить им немного денег, но совсем другое — сказать им, что мигранты — угроза их безопасности. Именно это и будет на повестке. В конце концов, на теле одного из террористов был найден сирийский паспорт — он прибыл во Францию как беженец. […] Европа займёт правые позиции — возможно, даже слишком правые.

Из статьи Парижские атаки всё меняют.

Новое и лучшее

3469

244

769
1582

Больше материалов