Опыт

Time: Почему в фотографии факты не всегда означают правду

Член агентства Magnum Питер ван Агтмаел использовал скандал вокруг отретушированных снимков Стива МакКарри, чтобы в колонке для журнала Time заявить о невозможности отображения истины фотографией.


Фотограф Стив МакКарри, более всего известный по портрету афганской девочки на обложке номера National Geographic за июнь 1985 года, в начале мая спровоцировал новый виток обсуждения допустимости ретуширования снимков. Члена агентства Magnum, лауреата более 40 профессиональных наград обвинили в том, что при помощи графического редактора он удалил с нескольких своих фотографий элементы, нарушавшие композицию. МакКарри назвал это «ошибкой ассистента», объяснив произошедшее неправильной организацией процессов в его студии.

Колонкой в журнале Time дискуссию среди фотожурналистов продолжил член Magnum Питер ван Агтмаел. Он делает оговорку, что не выражает официальную позицию агентства, «в котором мнений больше, чем фотографов», и практически не знаком с МакКарри.

Члена агентства Magnum, лауреата более 40 профессиональных наград обвинили в том, что при помощи графического редактора он удалил со своих фотографий ряд элементов, нарушавших композицию.
Steve McCurry; Gif by Kenneth Bachor for TIME

— Если судить по моей ленте в Facebook, очень многие фотожурналисты недовольны Стивом МакКарри. Когда я увидел правки, о которых идёт речь, моей первой реакцией было замешательство. Если Стив хотел отретушировать фотографии, почему он одобрил столь низкопробное исполнение? Объяснение, по которому кто-то из сотрудников студии сделал это без ведома МакКарри, кажется мне достаточно убедительным. Я не знаю, как было на самом деле, да мне это и не очень важно (считаю, что снимки не подверглись значительным изменениям и речь не идёт о ситуации, которая требовала бы абсолютно точного отображения момента). Для меня случившийся скандал — это повод обсудить ряд смежных вопросов.

Фотография — невероятно субъективное ремесло. Критики МакКарри разбрасываются словами вроде «истина» и «объективность». Я не очень-то верю в эти слова. Я не встречал двух людей, исповедующих одни и те же истины, и никогда не наблюдал, чтобы к чему-либо применялась абсолютная объективность. Это всё правильные слова, но они скрывают более тонкую интерпретацию реальности. Не следует автоматически принимать факты за истину, и всегда следует разбираться, какие факты и как используются, чтобы рассказать историю.

Я не встречал двух людей, исповедующих одни и те же истины, и никогда не наблюдал, чтобы к чему-либо применялась абсолютная объективность.

Кризис с наплывом беженцев в Европу стал одним из наиболее задокументированных событий в человеческой истории. Если посмотреть на образы, одобренные на конкурсах и господствовавшие в СМИ, то обычно они отображали страдания и страх, а их визуальным представлением были плоты с сирийцами, прибывающие на остров Лесбос. Являются ли эти снимки убедительным символом кризиса? Абсолютно. Правильно ли, что визуальное повествование о нём практически полностью состоит из таких снимков? Абсолютно нет.

Другой пример. Многие десятилетия СМИ объективируют и обезличивают арабов (как и многие другие [этнические] группы). Из года в год используются одни клише, подчёркивающие случаи насилия, виктимизацию и экзотичность. После десяти лет работы на Ближнем Востоке я с уверенностью могу сказать, что популярные клише совершенно не похожи на мою собственную истину, да и объективности в них не вижу при всём желании. Однако такие драматические, но повторяющиеся образы воспроизводятся из года в год.

На выбор предмета и манеры фотографии влияет множество факторов, включая авторитетов, конкурсные тренды, традиции и ожидания заказчика. Стиль съёмки, выбор линзы, композиция и кадрирование, обработка фотографий, выбор оборудования, тонировка и упорядоченность кадров — всё это субъективные факторы, подверженные манипуляциям. Результатом работы фотографа становится коллекция фактов, которую самоуверенно объявляют отображением истины. Но в лучшем случае эти факты являются изложением чьей-то личной правды. В худшем — это искривлённый и чрезмерно драматизированный взгляд на сложную проблему.

Стиль съёмки, выбор линзы, композиция и кадрирование, обработка фотографий, выбор оборудования, тонировка и упорядоченность кадров — всё это субъективные факторы, подверженные манипуляциям.

Фиксация происходящего в момент времени — изначально ограниченный способ познания. Если в расчёт также принять историю нашей профессии, политические игры вокруг расовых вопросов и национальной самоидентификации, а также демографическую однородность большинства победителей World Press Photo (белые мужчины с Запада или сотрудники организаций, управляемых белыми мужчинами с Запада), то нам предоставляют очень неполноценную визуализацию окружающего мира.

Питер ван Агтмаел — фотограф агентства Magnum Photos.

Фото на обложке: Стив МакКарри

Новое и лучшее

431

7

1 076
3 874

Больше материалов