Архитектура

Почему в Швеции начали проектировать псевдоисторические здания

В апреле завершился архитектурный конкурс на лучший проект застройки новых жилых кварталов в шведском городке Уппландс Весби. Основное условие — дома должны быть в классическом стиле. Bird in Flight объясняет, зачем стране, славящейся современным и сдержанным дизайном, своя условная Воздвиженка, а нам всем — псевдоисторическая архитектура.

Соревнования в неоклассики

Новые кварталы участники конкурса проектировали для района Фиркльоверн, где есть как старые двухэтажные дома 70-х годов, так и более новые восьмиэтажки. В техническом задании отмечалось, что новая застройка не должна имитировать или копировать существующую модернистскую. Под «классическим стилем» имели в виду архитектурные стили Швеции до появления модернизма и функционализма 1930-х годов, то есть неоклассицизм, югенд-стиль и национальный романтизм. Впервые в современной Швеции был указан конкретный архитектурный стиль в задании. При этом участники должны были подготовить только проекты фасадов — без плановых или пространственных решений. Из восемнадцати работ жюри отобрало шесть и передало их на голосование общине. Теперь трое победителей будут проектировать новые дома примерно на 450 квартир.


Участок проектирования обозначен синим прямоугольником и является частью нового детального плана развития района Фиркльоверн
nils_Freckeus_odinviken_sweden_traditional_architecture_
Один из проектов-победителей под названием «Новые времена — вечные идеалы», архитектор: Nils Freckeus, Odinviken. Изображение: Nils Freckeus
nils_Freckeus_odinviken_sweden_traditional_architecture_
Один из проектов-победителей под названием «Новые времена — вечные идеалы», архитектор: Nils Freckeus, Odinviken. Изображение: Nils Freckeus
nils_Freckeus_odinviken_sweden_traditional_architecture_
Один из проектов-победителей под названием «Новые времена — вечные идеалы», архитектор: Nils Freckeus, Odinviken. Изображение: Nils Freckeus

Конкурс много критиковали, в том числе и представители Национального союза архитекторов Швеции. Даже победители отбора признались, что идея проектирования домов, которые должны выглядеть будто построены в прошлом веке, вызвала у них сомнения. Местные политики убеждали, что конкурс представлял прежде всего интересы жителей города и выбор стиля базировался на опросе, который в течение двух месяцев проходил на сайте муниципалитета. Правда, в нем приняли участие лишь 670 жителей — около 1% от общего количества населения.

Архитектура Стокгольм
Danderydsgatan считается одной из самых красивых улиц в центральном Стокгольме. Она была спланирована в 1920-х годах как часть квартала Näktergalen, который выполнен в национально-романтическом стиле. Фото: Анастасия Бородиенко

Среди сторонников конкурса — шведская независимая некоммерческая организация Arkitekturupproret (со шведского — «архитектурное восстание»). Она занимается распространением «вневременных ценностей красоты классического строительства» — пропагандирует архитектурное проектирование в традиционном стиле. Организация ведет дискуссию относительно вида новостроек и отмечает, что существует альтернатива «модернистским квадратным коробкам и зданиям, которые хотят поражать». Arkitekturupproret также собирает образцы современной «красивой» архитектуры в Европе, и Киев, кстати, занимает почетное место в ее коллекции. Среди публикаций этой организации можно найти восторженные отзывы о Воздвиженке, торгово-офисном центре «Булгаков» на Подоле и отеле 11 Mirrors.

Arkitekturupproret задается вопросом, не пригласить ли ей авторов Воздвиженки в Швецию

Пережитки функционализма

Проект в Уппландс Весби как раз и может стать шведской Воздвиженкой. При проектировании киевских ЖК авторы аргументировали свои решения попыткой воссоздать утраченный исторический облик или «вписать» новостройку в историческую среду без контраста. Тогда как архитектурный конкурс в Уппландс Весби является категорическим отрицанием окружающей застройки времен функционализма. И хотя градостроительный контекст и цель этих проектов противоположные, горожане в результате получают то же самое — псевдоисторическую архитектуру.

Вопрос псевдоисторической архитектуры обычно возникает в странах, переживших период функционализма и рационализма, — эти направления в ХХ веке пришли на смену так называемой традиционной архитектуре. Они стали ответом на вызовы времени, ведь благодаря стандартизации и упрощению типовых решений можно было обеспечить жильем горожан, численность которых росла, в межвоенный период и возродить населенные пункты после Второй мировой.

Понятие современной архитектуры начала XXI века, которая сменила функционализм, еще недостаточно сформировано и включает в себя немало направлений — и постмодернизм, и хай-тек, и уже упомянутый псевдоисторизм. Термин «современная архитектура» трудно определить как в глобальном, так и в локальном контексте. Он скорее является обобщенным следствием различных факторов и тенденций. Среди негативных — и стремление архитектора самоутвердиться и создать «вау-архитектуру», и отсутствие стратегического плана развития городов на государственном уровне, и часто даже недальновидность застройщиков. Именно поэтому часть общества, которая выступает против современной архитектуры, не обязательно отрицает право на создание нового — скорее у нее есть вопросы к качеству и целесообразности того, что строят сегодня.

Воздвиженка Киев
ЖК «Воздвиженка» в Киеве. Фото: Евгений Никифоров

Вероятно, альтернативу община ищет не в утилитарности функционализма, когда дома часто лишены индивидуальности, а среда недостаточно комфортная. Скорее на ум приходит классическая архитектура, ведь многие прекрасно себя чувствуют среди узких улочек старого города, где масштаб и высотность застройки удобны для человека. К тому же фасады домов со многими деталями и выверенными пропорциями классических архитектурных элементов воспринимаются нашим мозгом как что-то красивое. Добавим к этому ностальгические мотивы — вот и ответ горожан на вопрос, где искать архитектурные решения для комфортной среды: в классической архитектуре.

Стоит отметить, что жители шведского города неплохо выполнили свою часть интуитивного анализа и поиска решения среди известных им вариантов. И проблема не в том, что «неархитекторы» не разбираются в современной архитектуре и им не хватает вкуса или образования, как об этом часто говорят специалисты. Прежде всего проблема в том, что так называемые современные архитектурные решения, предложенные экспертами, часто не о комфортной городской среде.

Архитектура Стокгольм
Жилой район Henriksdalshamnen в Стокгольме, построенный в начале 2010-х, — завершающий этап проекта Hammarby Sjöstad, который считают одним из самых успешных современных примеров развития города в Европе. Фото: Анастасия Бородиенко

Таким образом, у современных специалистов по градопланированию, архитекторов и политиков есть как минимум две задачи. Первая — в соответствии с реалиями XXI века создать такую новую архитектурную среду, где качество жизни будет по крайней мере не хуже, чем в исторической части города. Второе — выстраивать диалог между старым и новым в городском ландшафте с уважением. С 1960-х годов ЮНЕСКО уже наработала ряд документов, которые должны защитить историческое наследие в условиях динамичного развития городов. Последний из них — Венский меморандум — отмечает, что «современной архитектуре следует избегать любых форм псевдоисторического проектирования, поскольку оно противоречит и истории, и современности. Один исторический взгляд не должен вытеснять все другие, поскольку история должна оставаться такой, какая она есть».

Основная задача экспертов на сегодняшний день — что в Украине, что в Швеции — сделать так, чтобы дискуссия о «красивой» псевдоисторической архитектуре наконец потеряла свою актуальность. Достичь этого можно только привлекая общество и все заинтересованные стороны к честному диалогу, определив общие ценности и будущие направления развития. Для начала стоит просто позволить истории быть историей, найти место и для традиционной архитектуры, и для модернизма. Принимая лучшее из опыта прошлого, следует все же создавать честную новую городскую среду, в центре которой — не чьи-то личные амбиции, а потребности людей.

Новое и лучшее

2 777

485

236
256

Больше материалов