Медиа

Time: Стивен Мэйес — о грядущей революции в фотографии

Фотография не умерла, но повзрослела, пишет в Time президент «Фонда Тима Хетерингтона» Стивен Мэйес. Аудитория теперь требует более продвинутых изображений, связанных с реальностью лучше, чем статичный двухмерный прямоугольник.

Пришло время перестать говорить о мальчиках и девочках и начать говорить о мужчинах и женщинах, начинает с аналогии свою статью президент «Фонда Тима Хетерингтона» и консультант в области эффективного визуального повествования Стивен Мэйес. Фотография, по его мнению, изменилась столь радикально, что говорить и думать о ней, а также использовать её нужно иначе.

Момент «полового созревания» фотографии пришёлся на время, когда технология перешла от аналога к цифре, но настоящие перемены в поведении стали заметны лишь с появлением смартфонов, пишет Мэйес. «Наступил настоящий подростковый возраст. Не обошлось, конечно, без ссор и споров, но в целом фотографическое сообщество приспособилось к новым реалиям. Однако это было лишь началом. Сегодня мы живём в мире, где цифровые образы практически до бесконечности адаптивны, несут в себе неизмеряемые объёмы информации и интегрированы в приложения и технологии, чей смысл зачастую ещё неизвестен».

stieglitz_01
1910 год, Альфред Стиглиц / Estate of Alfred Stieglitz / Artists Rights Society (ARS), New York

Оцифровка образов незаметно, но бесповоротно обрубила оптическую связь с реальностью. Цифровой датчик заменил оптическую запись света вычислительным процессом, который заменяет вычисленную модель, используя лишь треть имеющихся фотонов (две трети цифрового изображения интерполированы процессором в ходе преобразования из формата RAW в формат JPG или TIFF).

Камера будущего — это вообще не устройство, а программное обеспечение, собирающее данные с различных датчиков и сенсоров.

По понятным причинам коммерческого характера производители цифровых камер стараются, чтобы цифровые изображения были воссозданы в форме, имитирующей знакомые нам с детства фотографии, и можно сказать, что потребители не замечают отличий. Однако возможности работы с RAW-данными практически безграничны, и реальность может быть реконструирована любым способом. В своём отчёте по целостности изображений, подготовленном для World Press Photo, исследователь визуальной культуры Дэвид Кэмпбелл указал, что все разговоры о целостности изображений требуют переоценки понятий вроде «манипуляция», предполагающих существование файла с девственным изображением, которого не коснулся ещё вычислительный процесс.

Мэйес цитирует также и Кевина Коннора, давнего комментатора ресурса Fourandsix, посвящённого манипуляциям с фотографиями. Ещё в 2012 году Коннор писал: «Определение „вычислительной фотографии“ ещё не оформилось до конца, но я рассматриваю это как переход от использования камеры как устройства, делающего изображение, к использованию её как устройства, собирающего данные». А бывший венчурный капиталист, а ныне журналист, консультант и фотограф Тэйлор Дэвидсон считает, что камера будущего — это вообще не устройство, а приложение, программное обеспечение, собирающее данные с различных датчиков и сенсоров. Микрофон, гироскоп, датчик поворота экрана, термометр и другие сенсоры смартфона передают необходимые данные в соответствующее приложение, которое совмещает их с визуальными данными.

stieglitz_02
1931 год, Альфред Стиглиц / Estate of Alfred Stieglitz / Artists Rights Society (ARS), New York

Но потенциал вычислительных изображений ещё более ошеломителен. Наши телефоны получают с GPS-спутников координаты, отправляют их в интернет, где они попадают на ресурсы, которые таким образом знают, где мы находимся, а ещё — кто был здесь до нас и что здесь вообще происходило. Если добавить к этому интеграцию данных Лидар, применить программное обеспечение по распознаванию лиц и объектов и задуматься о последствиях новых технологий вроде виртуальной реальности, семантической реальности и искусственного интеллекта, возможности потрясают. В придачу ко всем этим уже существующим и развивающимся технологиям Мэйес упоминает и изогнутый сенсорный датчик, прототип которого был представлен Sony в 2014 году. Датчик, призванный имитировать работу глаза, позволит цифровым камерам совершенно по-разному интерпретировать видимый свет, но пока ещё он ближе к идее, чем к реальности.

Вычислительная фотография, использующая все вышеупомянутые ресурсы, позволяет создавать изображение реальности, которое является не просто визуальным отображением, а несёт в себе более глубокое знание. Пройдёт немного времени, и, как считает Марк Левой, профессор информатики Стэнфордского университета, сотрудничающий также с компанией Google, «помимо репортажной фотографии не будет такой вещи, как „прямая“ фотография; каждое изображение будет амальгамой, интерпретацией, улучшением или вариацией — сделанной либо автором-фотографом, либо самой камерой».

stieglitz_03
1889 год, Альфред Стиглиц / Estate of Alfred Stieglitz / Artists Rights Society (ARS), New York

Перед фотографическим сообществом лежат непознанные территории, и автор статьи сравнивает этот момент во времени с периодом столетней давности, когда кубисты под предводительством Пикассо, Брака и других радикально изменили способ видеть, деконструировав окружающий мир и собрав его заново. Пройдёт совсем немного времени, пишет Мэйес, и наша аудитория потребует от нас более продвинутых изображений, связанных с реальностью лучше, чем статичный двухмерный прямоугольник неочищенных цифровых данных, изолированных в пространстве и времени. Чёрно-белые фотографии, почти столетие служившие отображением реальности, скоро покажутся нам чрезмерно упрощённым и недостаточным источником информации о происходящем в мире.

Фотография будет меняться не под влиянием фотографов, а под влиянием новых приложений, продуктов и услуг.

Мэйес признаёт, что некоторые посчитают происходящие перемены угрозой, несущей в себе опасность преднамеренного искажения изображений, но относится к подобным опасениям с оптимизмом. Он считает, что люди хорошо натренировались отличать правдоподобную информацию от неправдоподобной, и что мы знаем разницу между рекламными и документальными изображениями. Конечно, пишет он, риск нарваться на подделку есть всегда, но столетний опыт научил нас, что для защиты от подделки всё равно нельзя полагаться на механические процессы.

stieglitz_04
1919 год, Альфред Стиглиц / Estate of Alfred Stieglitz / Artists Rights Society (ARS), New York

Необычность ситуации состоит в том, что процесс изменений инициирован не фотографическим сообществом, не издательской индустрией и не производителями цифровых фотокамер — за революционными изменениями стоят создатели смартфонов, и процесс будет идти и дальше, по мере того как бизнес будет осознавать возможности, предлагаемые новой технологией. Фотография будет меняться не под влиянием фотографов, а под влиянием новых приложений, продуктов и услуг.

Хотя в своей новой форме фотография уже может показаться кому-то изменившейся до неузнаваемости, Мэйес призывает фотографическое сообщество поддержать её в новом, «взрослом» состоянии. И первое, что необходимо сделать, это перестать говорить о фотографии как о ребёнке, которым она когда-то была, и спрятать подальше сентиментальные воспоминания о той фотографии, которую мы когда-то знали. Она не умерла, но привычной нам фотографии больше нет.

stieglitz_05
1932 год, Альфред Стиглиц / Estate of Alfred Stieglitz / Artists Rights Society (ARS), New York

Новое и лучшее

637

84

513
962

Больше материалов