Профессия

Как мы потеряли фотожурналистику

Статья, объясняющая, где журналистам брать бесплатные изображения для своих статей, осталась бы незамеченной, если бы не была опубликована на сайте крупного американского образовательного центра для журналистов Poynter. Материал разгневал фоторепортеров, некоторые поспешили разорвать всякие отношения со школой. Тем временем фотограф Кеннет Джарек видит в статье на Poynter и позитив — она, пусть невольно, ставит вопрос: куда вообще катится журналистика?

Купить снимки для статьи или выкрутиться? Свежая публикация в Poynter предлагает второе — и даже рассказывает, как это сделать. В своем эссе на Medium фотограф Кеннет Джарек рассуждает, почему журналисты ищут способы выжить в поломанной системе вместо того, чтобы ее починить.

— Вслед за статьей на Poynter (назовем ее невинным советом журналистам о том, откуда им брать бесплатные изображения для своих статей) вот краткое руководство для тех, кто до сих пор не понимает, как работают редакционная фотография и фотожурналистика.

В первой редакции, куда я устроился, не было ни одного фотографа. Не было ни фотостола, ни даже фотостула. Это было не так давно — в 1982 году. В той газете фотографы считались обслуживающим персоналом. Репортеры (даже не редакторы) размещали заказы на снимки, а фотографы — независимо от их опыта или журналистской хватки — давали результат, причем невероятно быстро.

На этом месте Poynter первый раз заносит. В статье говорится о том, что фотографии — это не журналистика, а не более чем необходимое зло, созданное, чтобы привлекать читателя и генерировать просмотры. Сегодня основная разница заключается в том, что обслуживающий персонал еще и не получает за свою работу денег.

В статье говорится, что фотографии — это не журналистика, а не более чем необходимое зло, созданное, чтобы привлекать читателя

Несколько десятилетий назад для издателей стало очевидным, что печатать фотографии на страницах газет и журналов необходимо, если хочешь выжить в бизнесе. National Geographic, Life, Vogue и множество других изданий неожиданно стали заниматься фотографией, хоть она и была самой дорогой частью редакционного процесса. У них не было выбора, на рынке был спрос.

empty_01

Сегодня, почти через сто лет, эта историческая правда забыта.

Фотография была и продолжает быть ингредиентом, которым чаще всего пренебрегают. Редакторы пытаются продать куриный суп без курицы. А шеф-повара тем временем не могут понять, почему в их ресторанах так много пустых столов. Очевидно, это вина клиента… Они уверены, что человеческая природа настолько резко изменилась за последние двадцать лет, что люди хотят получать еду не в виде сбалансированной пищи, а в виде пилюль.

Это основная проблема журналистики на сегодняшний день — никто ничего не знает, но все пытаются изобрести колесо только потому, что изменилась система подачи продукта.

Клиент не виноват в том, что он ушел. Нельзя обвинять рынок и в то же время игнорировать экономические законы. Клиент ушел, и никто не дает ему повода вернуться. Вместо того чтобы, как раньше, оплачивать услуги лучших фотографов и писателей, издатели от этих услуг отказались.

Невозможно создать качественный контент меньшими усилиями. Таланты, которые могли бы стать настоящими профессионалами при поддержке наставников и редакторов (которой у них нет), уходят. И вряд ли они вернутся. Они все понимают: от людей, создававших бренд, которым так гордятся издательства, избавляются. Зачем прислуживать, если взамен они получат меньше денег и гарантий, чем работая в фастфуде? Желание и талант — две разные вещи; обе необходимы, чтобы добиться успеха, но наличие одной не компенсирует отсутствие другой.

empty_03

Чтобы стать игроком на поле журналистики сегодня, необходимо несколько вещей, которые не имеют большого отношения к созданию отличного контента. Нужно желание, социальные сети (которые могут по-разному влиять на автора в зависимости от того, насколько он потакает своим подписчикам) и в первую очередь нужны деньги. Имея финансы, можно участвовать во всевозможных мероприятиях и создавать себе имя. Деньги позволяют работать над публикацией и не получать за нее гонорар. Они дают возможность выбрать тему и использовать ее для создания личного бренда. Деньги помогают стать узнаваемым, не делая по-настоящему качественную работу и не тратя время на оттачивание мастерства.

Менее талантливые люди унаследовали бизнес. Они заняли место в каждом учреждении, воркшопе, конкурсе, гранте и организации, которые когда-то были защитниками и носителями институциональных знаний.

Менее талантливые люди заняли место в каждом учреждении, воркшопе, конкурсе, гранте и организации.

Конечно, ситуация может измениться. Все, что нужно, — это немного денег. Ничто не мешает вернуть деньги создателям контента. Самый богатый человек на свете заправляет одной из крупнейших в мире газет. А самая большая газета недавно хвасталась тем, что заработала миллиард долларов. [Чтобы изменить ситуацию, нужно затратить дополнительную] долю цента к каждому доллару. Это даже не считается ошибкой в бухгалтерском учете.

И если найдется хоть один издатель, который захочет делать качественно свою работу, замкнутый круг разорвется. Рынок работает в обоих направлениях. Возможно, еще остались люди, которые помнят, как это делается.

Статья в Poynter указывает (думаю, невольно) на реальный вопрос. Авторы пытаются решить проблему, стоящую сегодня перед ними. Но они ошибаются, потому что хотят помочь журналистам выжить в сломанной системе, которая не заслуживает права на существование. В то же время авторы воспринимают эту систему как новую «нормальность».

Нет ничего нормального в том, как сейчас работает журналистика. Пытаясь выжить на этом глубоко испорченном рынке, журналисты фактически поощряют систему, которая засасывает их. В погоне за кликами (какое надувательство!) они позволяют издателю, которому безразличен (просто посмотрите на условия оплаты) их доход, продолжать в том же духе. Они игнорируют рынок. Но рано или поздно обслуживающий персонал, которому даже не дают чаевых, повернется к ним спиной.

Все фото: MACROVECTOR / SCIENCE PHOTO LIBR / MVE / Science Photo Library / AFP / East News
Игра: «Что почем: Знаете ли вы цену вещам»

Новое и лучшее

1554

689

381
225

Больше материалов